DEUS NOT EXORIOR

Объявление

С 25 апреля проект закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » Кровавая мозаика


Кровавая мозаика

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

05.10.2053;
Великий Лондон

Что делать торговцу Черного Рынка, если его покупатели один за одним начинают помирать, словно мухи, и опасность грозит уже ему самому. Конечно же, разобраться в чем дело и тем самым спасти, или попытаться, спасти свою шкуру. Но все оказалось не так просто. И когда разгадка была так близка, память словно дала сбой и торговец проснулся с совершенно чистой головой и чувством того, что потерял нечто важное.
Что ж, придется обратиться за помощью, хоть и не особо хотелось. Но в его окружении есть лишь одна волшебница, что поможет разгадать загадку, оказавшуюся куда сложнее и запутаннее, чем казалось на первый взгляд. Однако, дамочка не работает за бесплатно. Но ладно, плевать, что она запросит, лишь бы спасти свою шкуру и избавиться от этого мерзкого чувства незакоченности.

Очередность:
Anais Ferra, Anthony J. Derg

сюжет частично взят с собаки. там же был придуман мной. так что тапки уберите.

0

2

Какой сегодня день недели? Понедельник? Если да, то надо бы собираться на работу, а то так и опоздать можно. Опоздавших не любят. Будильник продолжал надрываться, призывая к подъему. Хотя, постойте. Работа? Нет же никакой работы. Из-под огромного пухового одеяла, заправленного в пододеяльник, на котором были изображены причудливые коты, послышался тихий стон.  Она не смогла избавиться от привычки ставить этот чертов будильник поэтому каждый день слышала трели птиц, которые якобы должны были придавать утру больше положительных красок, а сборы на работу и вовсе обязаны блаженство приносить.
Анаис медленно опустила ноги на холодный пол. Ей нравилось это ощущение, когда мурашки, поднимаясь все выше, охватывали тело. Что же ей снилось сегодня? Француженка точно помнила, что часа в три ночи проснулась в холодном поту, судорожно скидывая с себя одеяло, будто бы боялась задохнуться под ним.
Чихнув, женщина, мотнув головой, двинулась в сторону душа, отчаянно пытаясь вспомнить ночной кошмар. И вроде бы, на кой ей вообще нужно это вспоминать? Но Анаис казалось это чертовски важным – знать, какой демон приходил к ней сегодня. И вроде бы, это же ее сны, почему она не может навоображать себе любимый лук, да перестрелять гадов. Так нет же, бежит, словно испуганный зверь. Только вот убежать никогда не удается. И каждый раз Ферра умирает в мучениях.
Окончательно она проснулась лишь тогда, когда увидела помятое отражения себя в зеркале.
- Анаис… как же дерьмово ты выглядишь по утрам. Может, бросим пить?
Женщина рассмеялась, выплывая на кухню. Процедура была стандартной, кофе-сигареты-новости, а затем француженка покидала квартиру, в поисках развлечений, отдыха, а иногда и работы. По какой-то причине она нигде не задерживалась долго. Ей просто-напросто не нравилось ничего, кроме лаборатории. Однако упертая Анаис совершенно не хотела туда возвращаться.
Утренний ритуал она завершила лишь через час после своего пробуждения. Француженка была готова к приключениям, которых ей почему-то всегда не хватало. Не особо зацикливаясь на том, а чтобы ей сегодня надеть, женщина, покопавшись в шкафу, словно в ящике с золотом, натянула поверх белоснежного белья свитер кремового цвета и светло-голубые джинсы, что неплохо подчеркивали бедра. Сунув пару начатых пачек сигарет в карманы кожаной черной куртки, Анаис влезла в столь любимые кеды, украшенные разноцветными кругами, и наконец-то покинула теплый дом.

Француженка не особо любила осень, хоть та и была полна «прекрасных красок», как писалось в журналах. Все наперебой советовали посетить парки, чтобы насладиться предзимней порой. Она же предпочитала теплые помещения. Да и более того, какая осень в ноябре? Ужасный холод же. Впрочем, сегодня погода выдалась на удивление солнечной, даже теплой. Постояв несколько секунд напротив своей старенькой Ауди, Анаис, сплюнув, сунула сигарету в рот, как заправский куряга, и двинулась в сторону небольшого, можно даже сказать, скромного парка. Прогулка еще никому никогда не мешала, тем более, что через парк можно было быстро добраться до маленькой кафешки, где подавали просто умопомрачительные блинчики. Конечно, она могла бы приготовить их дома, кроме того, они были бы не хуже. Вот только Ферра, лишившись мужа, точнее, сбежав от него по-быстрому, перестала готовить для себя. Так уж получилось, что женщина привыкла, когда кто-то нахваливал ее стряпню, а сидеть и разговаривать с самой собой убеждая, что сегодняшнее рагу просто пальчики оближешь больше походило на сумасшествие.

Красотами парка насладиться не удалось. Несмотря на то, что сегодня действительно был понедельник, многочисленные мамочки решили выгулить своим деток. И вот десятки чад, одетых в разноцветные курточки и штанишки, покоряли крохотный островок зелени, периодически падая, рыдая и пуская сопли. Анаис не то, чтобы не любила детей, но вот выкурить сигаретку-другую, да пофилософствовать на тему того, как же прекрасны эти оранжевые-желтые-красные листья и как природа постепенно засыпает, явно не получалось. Посему уже через пятнадцать минут женщина расположилась в самом дальнем уголке кафе «У Марты», ожидая свои ароматные блинчики с медом и шоколадом, да пуская дымовые колечки.

+1

3

Тони не спал. Судя по внешнему виду – не меньше месяца, на деле же всего лишь пару ночей. Но каких ночей! Молодой человек уже неделю как метался по Лондону, разыгрывая из себя одновременно Шерлока Холмса, доктора Ватсона, хорошего полицейского, плохого полицейского  и просто очень нервного, а главное, вооруженного плохого парня.
Всё началось около месяца назад, когда сорвалась первая крупная встреча. Клиент просто пропал, а после из новостей Дёрг узнал, что тот отправился в мир лучший. Через два дня история повторилась, вновь сорванная встреча, вновь труп. Таких трупов уже насчитывалось шесть. Шестеро! И каждый из ныне покойных имел прямое отношение к Дёргу. Даже если опустить момент с деньгами, на которые торговец попал, и взять за основу исключительно моральную сторону вопроса – Энтони не очень симпатизировало, что вокруг него дохли люди. В конце концов, он был у них единственным связующим звеном.
Напрягало.
Импровизированное расследование уже дало свои плоды, и он мог поклясться, что вышел на след горе-преступника два дня тому назад. Вечером в одном из пабов Лондона…а дальше тишина. На следующий день Тони проснулся в своей постели, словно после хорошей пьянки, с больной головой и тяжестью в конечностях. А главное, он не мог вспомнить ни секунды из прошедшей ночи. Вообще ничего. Пусто.  Вот тут-то Энтони и разозлился по-настоящему, со всеми вытекающими.
Молодой человек был настроен как никогда серьёзно. Так серьёзно, что выходя из дома, забыл побриться и переодеться в чистое. Конечно, Тони никогда не отличался педантичной аккуратностью, но сегодня он вышел из своей квартиры с видом потрепанного временем бомжа, пропахшего сигаретным дымом так сильно, что лошади дохли в радиусе километра, а люди на всякий случай отходили от него. И правильно делали! Тучка Энтони сегодня намеревалась пускать молнии и устраивать бури. Но сначала, конечно, вернуть себе память. И он знал только одного человека, способного это организовать.
Молодой человек дважды набрал номер Пикового Короля, оба раза натыкаясь на автоответчик.
«Спит она что ли…»
Энтони негромко выругался, решаясь наконец написать сообщение. Он был человеком простым, как советская тумбочка, и предпочитал всегда звонить, чем писать смс. 
«Салют, крошка! Прямо сейчас жду тебя в парке на… .ЭТО ЧЕРТОВСКИ ВАЖНО. С любовью, я.»
И, в ожидании девушки, Тони устроился на одной из лавочек парка в тени раскидистого клена, всем своим видом выбиваясь из общей картины радости и веселья.

+1

4

Кажется, это была третья сигарета по счету. Почему-то остановится всегда была проблемой, и пачка опустошалась одна за одной, в ожидании заказа. Она ненавидит ждать. Это утомляет. Минуты начинают течь так медленно, что становится мерзко. И хочется разогнать стрелку. После десяти таких тягучих минут, француженка наконец-то получила то, чего так жаждал ее желудок. Три больших, толстых, свернутых конвертиками блинчика. Женщина хищно облизнулась, словно не ела с месяц.
Когда же у нее появилось такое пристрастие к еде? Сложно сказать. Наверное, сказалось влияние деда, который любил пичкать и себя, и внучку блюдами разной кухни, иногда настолько экзотическими, что они не вылезали из туалета часами.
Анаис аккуратно отпилила от блина приличных размеров кусок и с детской, радостной, даже счастливой, улыбкой опустила его в мисочку с шоколадным сиропом. Интересно, её странности считаются болезнью? Она лишь иногда задумывалась над этим. Её доброта, ей наивность, ее детскость, в сочетании с некой жестокостью, когда дело касается драки, а эти сны? Врагу не пожелаешь таких кошмаров. Уже больше десяти лет Ферра умирает все новыми и новыми способами. Женщина отправила в рот кусок, пропитавшийся шоколадом, тут же забыв о своих несколько пессимистичных рассуждениях.
Впрочем, насладиться трапезой ей не удалось. Сначала послышался легкий писк, а затем телефон педантичным голосом сообщил Анаис, что у нее одно непрочитанное сообщение. Женщина скривилась, откладывая вилку. Не прочитать она не могла. Природное женское любопытство давало о себе знать. Тем более, всегда радостно знать, что ты кому-то нужен. А может, это опять спам о том, что она может выиграть новый BMW? Ферра нехотя достала телефон, сетуя на то, что надо было купить джинсы на размер больше, но ведь в этих ее попка такая аппетитная.
- Тони?
На лице вновь появилась улыбка. Она знала, что в этом сообщении вряд ли он шлет ей пылкое признание в любви, но, в принципе, любая весточка от него радовала глаз.
- Чертовски важно?
Анаис вздохнув, перевела взгляд на блинчики, что так манили своим ароматом. Она даже один не съела!
- Надеюсь, ты хочешь сделать мне предложение, Энтони.
Ворча, словно старая бабулька, Ферра поднялась со стула, оставляя почти полную тарелку. Прямо-таки кощунство. 

Запахнув куртку поплотнее, женщина вновь выползла на улицу. Холодный осенний ветер ударил в лицо, делая желание вернуться назад еще сильнее. Но Анаис смело двинулась назад, предчувствуя, как маленькие разноцветные личинки человека вновь будут бегать перед ней, а она будет стараться на них не наступить.
- Дерьмовое место для встречи.
Мамашки уже сбились кучками, обсуждая, какие подгузники лучше покупать их чадам и чтобы приготовить мужу на ужин. Видимо, после брака и родов дамочки тупели окончательно, коли больше тем для разговора у них не было. Ну и конечно же сплетни, куда ж без них, родимых.
Найти Дёрга не составила труда. Он словно пыталась спрятаться ото всех, скрываясь в тени здоровенного, наверное, самого большого, клена этого парка. Впрочем, по его виду нельзя было сказать, он не хочет никого видеть или не хочет пугать народ своим помятым видом.
- Ты пил что ли?
Почему-то эта женщина никогда не здоровалась. Сразу начинала разговор, не давая собеседнику разогреться.
- Видок не самый лучший, хочу я тебе сказать, - Анаис уселась рядом, тут же доставая сигарету, - да и как-то запах от тебя…  - она внезапно рассмеялась, - даже удивлена, что Энтони Дёрг может быть таким неопрятным, - Ферра выпустила колечко дыма, которое через несколько секунд растаяло в воздухе, - Рассказывай, что у тебя случилось. Думаю, я догадываюсь, что тебе от меня нужно.  Отказать, не откажу. Но плату возьму. Надеюсь, ты помнишь, что деньгами я не беру.

0

5

- Смотри-ка, - Тони кивнул в сторону фонтана, на котором ворковали влюбленные парочки. Фонтан уже отключили, но живописное место все равно притягивало к себе влюбленных и просто романтиков. На засыпанный последними листьями газон высыпались на пленер юные художники с мольбертами. Вокруг них кружились любопытные пенсионеры. Через лавочку самозабвенно целовалась парочка подростков. Ещё через две сидела пожилая чета.  Тони на мгновенье прикинул, что они могли бы с Анаинс сойти за пару. Ну а почему бы и нет? Она, вон, дымить не переставала, от него за верстой несло плохим расположением духа. Сочетание, конечно, не из романтических фильмов, но так ведь и они не герои мелодрамы.
- Зато ты, как всегда, очаровательна, - отозвался Дёрг, забирая у подруги сигарету и затягиваясь. А потом и вовсе отправляя окурок в свободный полет, - Почему сразу пил? У меня вообще-то рабочие будни, не пью.
Вот это было откровенной ложью. Энтони был одиноким мужчиной в самом расцвете сил. Таким не пить просто нельзя. О нет, стакан виски добавляли ему сразу в женских глазах плюс один к харизме, а бутылка пиво скидывала десяток лет. Более того, у Тони в холодильнике, как у любого уважающего себя холостяка, всегда было пиво в объеме нескольких литров. Чаще всего только пиво там и было, кроме кетчупа и годичного йогурта, оставленного ещё в прошлой жизни какой-то из подружек. Каждый раз, открывая холодильник, он думал, что надо вбросить его, пока там новая цивилизация не завелась и не захватила мир, но каждый раз, закрывая холодильник, благополучно об этом забывал, после оправдывая себя, что в случае опасности, он всех просто расстреляет. Сначала поглумиться над ними, а потом расстреляет. Или сожжет. Короче, не боялся он йогуртовых пришельцев.
- Может, я просто соскучился. Парк вот выбрал, свидание, сейчас куплю тебе хот-дог и поведу в кино, - он подмигнул девушке. Свидание и Дёрг, это как небо и земля. Он в жизни никого на свидание не звал. Не приходилось на самом деле, оно всё как-то само складывалось и через пару недель подружки почему-то оказывались у него дома, расставляя в ванной свои баночки и посегая на разбросанные по дому носки. На святое! Тони никогда не понимал, как женщины оказывались у него дома. Они вроде как сами приходили, а потом сами уходили, и Дёрг, кажется, в этом процессе никак не участвовал. Он только кивал периодически, соглашался и таскал пакеты из магазинов. И всегда задавался вопросом: зачем им, вечно худеющим, столько еды? Сам он питался…ну, например, хот-догами.
- Хочешь, я тебе танк подарю? – а что, этот мог. Тони мог даже истребитель достать, другое дело, нахреха он ему. В гараж не поставишь, попонтоваться – не попонтуешься, и объясняй потом соседям, почему у них на газоне следы от гусениц или откель на заднем дворе летная полоса взялась. – Последние разработки, такой ещё даже на вооружение не всем прислали. Думаю его на особый случай припасти, но для тебя – ничего не жалко. Могу ещё натурой отдать, - Тони подмигнул подруге, подсаживаясь поближе, - М? Херня вопрос, я заплачу, но мне правда нужна твоя помощь. Возможно, меня хотят убить.
Хотя почему возможно? Абсолютно точно! Только между «хотят» и «пытаются» есть определенная разница. Убить Энтони хотят многие, а вот рискуют не всякие.
- Два дня тому назад кто-то стер мою память. Я не знаю, кто-то просто похитил целую ночь из моей головы!

+1

6

Француженка прикусила сигарету зубами, о чем-то задумавшись, а затем перекинула ее в другой уголок рта. Пират, да и только. Правда, насладиться последними, самыми приятными остатками сигареты не удалось. Её нагло забрала прямо изо рта. Анаис не была против, лишь на мгновение недовольно скривилась, понимая, что придется вновь лезть в карман.
- Я не люблю хот-доги. Там булочка невкусная.
Ей всегда нужно было все пояснять. Словно не поймут без ее разжевывания и раскладывания по полочкам. Анаис лишь отмахнулась от предложения купить ей танк. Может, этот парень и способен доставать тяжелую бронетехнику, но на кой черт она ей сдалась? Впрочем, вою цену она назовет позже, ибо это будет зависеть от сложности работы.
Француженка в очередной раз достала из мятой красно-белой пачки не менее мятую, сплюснутую сигарету. Эта зависимость была слишком сильной. Конечно, в современном мире все можно исправить. Хочешь бросить пить? Курить? Наркотики? Нет проблем. Но ей казалось, что избавившись от этих пороков старины жизни потеряет какие-то краски, какое-то очарование. А может, это просто ее жалкие оправдания? Живут же без этого люди. И вполне неплохо, кстати говоря, живут.
- Стёр? – женщина откинулась на спинку лавочки, закинув голову, внимательно рассматривая яркие разноцветные листья. – Я не умею восстанавливать память, - Анаис щелкнула языком, выдыхая дым, - но посмотреть, посмотрю. - Ферра потушила сигарету, метко отправив её в урну. – Давай руку.
Не дожидаясь, пока ей протянут ладонь, женщина сама мягко положила свою руку поверх, закрывая глаза, стараясь расслабиться. Погружение в чужую память напоминало желе, в котором она мучительно медленно опускалась вниз. А затем резкая вспышка. И вот Ферра словно бесплотный дух, что видит глазами своей жертвы.
Третье ноября. Это дата, словно бегущая строка пробежала перед глазами. Дёрг, явно нервничая, в предвкушении, подъезжает к трехэтажному темному зданию. Оно явно заброшено уже не первый год, что странно. Разве еще осталось такие? Ферра была уверена, что государство нашло им применение. Мужчина уверенной походкой движется внутрь. Анаис неосязаемым облаком энергии двинулась следом. Ей казалось, что именно так бог чувствовал бы себя, если бы существовал. Нечто невидимое, что следует за каждым.  Тем временем, Тони прошел большой холл, служивший прихожей.  Француженка была уверена на все сто, дальнейшее развитие событий ей не понравится.
Его ждали трое. Было неясно, какого они пола, но все высокие, словно богатыри, одетые в просторные белые халаты, испачканные чем-то желтым, лица замотаны бинтами. Выглядело это довольно-таки жутко и странно. Словно они желали запугать своего гостя при этом пересмотрев приличное количество ужастиков.Впрочем, дальше все становилось только хуже.
- Вы же понимаете, какую ошибку совершили, появившись здесь?
Механический мерзкий голос отозвался болью в висках. Вот что было главной проблемой воспоминаний – диалоги, которые просто-напросто было больно слушать.
Дёрг молчал, он просто смотрел, равнодушно, но не отрывая взгляд, будто его не волнуют эти три истукана за метр восемьдесят. Француженка понимала подобное поведение. Он был уверен в своей непобедимости, в том, что уложит на лопатки всех. Но все повернулось не в его сторону. Через минуту, он рухнул на колени. Воспоминание расплывалось. Анаис совершенно не понимала, что произошло. Увы, она могла видеть только глазами «жертвы», посему вертеть головой в поисках еще одного замотанного в бинты, не имело смысла. Через пару секунд воспоминание закончилось, погружая Ферра в темноту.
Это длилось недолго, следующий кусочек памяти не заставил себя долго ждать. В голове вновь пронеслась дата, на сей раз было уже четвёртое ноября. Большая светлая, даже слишком, комната уставленная столиками с различными медицинскими инструментами. Ланцеты, корнцанги, ножницы зажимы, зонды, остеотомы, даже долото, все было выложены в идеальном, до отвращения, порядке. Только вот, кажется, подобным инструментарием давно уже не пользуются. Разве что пытать. Посередине всего этого великолепия был здоровенный металлический стул, явно не предназначавшийся для добровольного лечения. И именно к этому монстру был прикреплён Энтони. Напротив стояла маленькая блондиночка, белоснежный идеально выглаженный халат был застегнут на все пуговицы, на ногах ярко-красные туфли, в темно-серых глазах какой-то нездоровый огонек. Но самым удивительным, странным, даже пугающим было то, что Анаис знает эту малышку. Девушка натянула голубые перчатки и взяла с ближайшего столика небольшую капсулу с зеленоватым содержимым
Стой!
Но, конечно же, Ферра никто не услышал.
- Будет немного больно.
Мужчина дернулся, кажется, хотел что-то сказать, но ему мешал роторасширитель. Дальше воспоминание вновь резко оборвалось. На этот раз в темноте ей пришлось провести куда большее количество времени. Кажется, после таких вот резких скачков, француженка переставала контролировать себя и свою способность.  Ей стоило довольно-таки много сил, чтобы не рухнуть вниз, в глубину памяти. Она не хочет видеть его прошлое. Боится увидеть то, чего не хочет видеть. И какого черта ее это вообще волнует?
Дальнейшие воспоминания не представляли ничего интересного. Вот он просыпается, словно кутил всю ночь. Вот, пытается ей дозвониться.
Женщина резко отпустила его руку, подавшись вперед, чувствуя, как приступ тошноты становится Анаис еще было куда стремиться в развитии своей способности. Но тут была некая нестыковка. Чтобы совершенствоваться, нужно копаться в человеческим головах, а она не всегда может себе это позволить, особенно на трезвую голову.
- Та-ак, - очередной приступ дрожи прошелся по телу, Ферра потерла висок, стараясь тем самым хоть как-то уменьшить болевые ощущения, - плохие новости. Примерно через, - Анаис замолчала, - часов двенадцать, может, меньше. У тебя будет очередной провал в памяти, - женщина выпрямилась. – Через три дня ты начнешь создавать себе новую личность, потому что старой не будет. Скажи. Ты продаешь только оружие? Или ты способен достать что угодно? – француженка поднялась, - пойдем. Мне нужно, чтобы ты разделся. Сомневаюсь, что ты захочешь делать это прямо здесь.

Ферра толкнула дверь. Тот же педантичный голос, что и у нее на телефоне, поприветствовал Анаис, мягко намекнув, что она вернулась слишком рано. Женщина махнула рукой, словно бы её умный дом понял бы сей жест, намекавший на то, что ему стоит помолчать.
Итак. Что они имеют? Она знает, что это за маленькая красотка. Что это за капсула. Знает приблизительный механизм действия. Осталось только ее найти. Конечно, у Анаис была пара предположений, но проверить не помешало бы.
- Давай так. Расскажи мне все. Что случилось. И что ты в последние несколько дней кому доставал. Кроме оружия.
Ферра скинула кеды, бросив куртку на маленькую тумбочку, поманив мужчин за собой. Усевшись на свой трон, а именно на здоровенную кровать, заправленную покрывалом с такими же забавными котами, что и пододеяльник, Анаис, стараясь усмирить нежелавшую проходить головную боль, приготовилась слушать.

+1

7

Ему было физически неприятно ощущать, что кто-то имеет доступ к его мозгам. Тони не мог этого объяснить, но стоило девушке взять его за руку, как ему тут же захотелось отдернуть ладонь и убежать, плюнув на все эти проблемы с высокой башни. Он считал секунды до окончания этой пытки.
Его голова – святая из святых. Сознание и мысли, воспоминание – все это сокровища, цены котором нет. Даже если в них не было ничего, кроме прокуренного сентябрьского вечера и фальшивых убеждений недоделанного рыцаря, Тони все равно становилось не по себе от мысли, что кто-то мог заглянуть за кулисы и узнать все секреты его пресловутого театра. Пускай, пускай и скрывать было нечего – вот они, все его грехи, под каждым подпишется. Ни одного проступка, ни одной ошибки, боже мой, да ни одной пагубной мысли, о которой Тони бы умолчал, не было и нет. Он весь как на ладони, словно раскрытая книга. Узнай Анаис и о самых страшных его прегрешениях, он бы, пожалуй, только улыбнулся и равнодушно передернул бы плечами, послушно соглашаясь с каждым обвинением
Его скелеты, спрятанные в самом дне воспоминаний, по сути своей были хрупкими и невесомыми. То были слабости и страхи, присущие едва ли не всем людям, переживания за родных, страх похоронить друзей и близких. Тони хотел быть каким-угодно в глазах окружающих, плохим, хорошим, усталым, смертным, жестоким, но не слабым. Даже в таких вещах.
И ещё. Он как никто другой знал, какую власть получает человек, в чьих силах заглянуть в чужую голову. И вот что-то, а этого он допустить никак не мог. Но Анаис была своей, она была частью стаи.
Она должна была помочь.
Погружения в чужие воспоминания были неприятны обеим сторонам. Тони выдохнул, невольно отодвигаясь от Анаис и прикрывая глаза. Он старался не думать о том, что она там увидела в его голове. Молодой человек ещё раз шумно выдохнул.
- Что-угодно, - подтвердил торговец. Если верить слухам, Дерг мог достать и единорога, срущего радугой, если ему, конечно, за это заплатили. В этом деле Тони был хорош, как никто другой. Если в Лондоне что-то можно было продать, купить или на худой конец украсть, Дёрг знал как и где.
Новость о новой личности ему не понравилась. Тони полностью устраивала его старая личность со всеми её недотыками. Куда уж там, Дёрг, будучи закоренелым эгоистом, любил себя и не был готов к поспешному расставанию с любовью всей своей жизни. Серьёзно, он себе так нравился, что даже из принципа не пожелал бы быть кем-то другим.
- Эээ, класс, - только и выдал он, не найдя слов, чтобы описать весь спектр чувств, накрывших его. Новая личность, потеря воспоминаний, класс. Здорово.
«Я не только убью этих поганцев, я их ещё и отымею перед этим»

В доме француженки Тони был впервые. Он, даже и не пытаясь скрыть интереса, разглядывал стены, цепляясь взглядом за мебель и фотографии.
«Мило»
И спальня ему тоже понравилась. Жаль, здесь молодой человек оказался не совсем при тех обстоятельствах, на которые рассчитывал. Но тоже неплохо для начала. Энтони немного помялся у порога в комнату, а потом просто прислонился спиной к стене, скрестив руки на груди и в упор смотря на девушку.
- Детка, я не знаю названий и половины вещей, которые доставал и продавал, веришь? – со вздохом произнес парень, передергивая плечами, - В основном наркотики, галлюциногенные вещества. Некоторые из них ещё даже названий не имеют.  Я не разбираюсь во всех этих химических штуковинах. Они замедляют работу мозга. Все вне закона разумеется, иначе ко мне бы не обращались.  Кому, - Тони поморщился, он совсем не был уверен, что Анаис правда стоит знать все детали его работы. Он помолчал, раздумывая, стоит ли говорить, а потом решился, - По всему Лондону раскинута сеть подпольных притонов. Их хозяин, к слову, человек, итальянец,  тот ещё извращенец и мудак. Я достаю для него некоторые вещества, он потом варит из них дурь и толкает своим шлюхам, те не доживают и тридцати, но, поверь, и это время кажется им вечностью. Вопрос морали, конечно, спорный, но платит он щедро. Последний заказ был недели две назад.
Он помолчал.
- Анаис, к чему это все? Давай сразу к делу: что ты видела, что мне с этим делать и где достать этих ублюдков.

+1

8

Ферра не особо хотела копаться в своем прошлом. Тем более, что если быть честной, не все опыты, в которых она принимала участие были легальными. Эта маленькая зеленая капсулка из воспоминаний Дёрга была одной из подобных экспериментов. Правда, Анаис вовремя остановилась, покинув данный проект. Через месяц всех участников данной заварушки разогнали.
- Этот проект назывался Гипнос. Сначала подразумевалось, что это будет лекарство от психических расстройств. В общем-то, для подавления буйных. Скажем так, их галлюцинации, если таковые имелись, должны были или полностью пропадать, или же сменяться чем-то более светлым. А подозрительность и желание навредить себе и окружающим, якобы, должны были пропадать, - Анаис потянулась к прикроватной тумбочке, доставая из верхнего ящичка пока еще не помятую пачку сигарет. Быстро расправившись с упаковкой, женщина зубами вытянула сигарету, несколько секунд пожевав губами фильтр, а затем прикурила, кинув пачку за спину. – Так вот. Гипнос был не очень удачным проектом, - женщина выдохнула дым, - совсем неудачным. По крайней мере, поставленная цель не была достигнута. Впрочем, были выявлены довольно интересные побочные эффекты. Понимаешь ли, - Анаис покрутила головой, в поисках какой-нибудь емкости, куда можно было скинуть пепел. Она же точно где-то здесь оставляла пепельницу. Что-то проворчав себе под нос, француженка продолжила, стараясь не особо отвлекаться от темы, - психика умалишённых – чертовски сложная штука. Даже для современного мира. Пускай врачи трубят о том, что они научились справляться с данными недугами, но… Сомневаюсь, что это вообще возможно, - Ферра наклонилась, заглядывая под кровать. Пара тапочек, которые она все равно никогда не носит, конфетка, да даже и не одна, а вон и злосчастная пепельница в виде цветка лилии. Достав найденный предмет, Анаис наконец-то стряхнула пепел, что грозился упасть на белоснежный ковер. – Побочные эффекты… да. Лечение происходило во сне. Препарат в капсуле вживлялся в тело больного, а затем активизировался после нескольких часов. У каждого по-своему. Вот только, - женщина отвела взгляд, уставившись в стену. Почему она тогда никого не остановила? Разве она не ярый пример гуманности? Разе это не эксперименты над людьми? Да, может и так, но ей, как и всем, был интересен результат. Этим самым она напоминала себе отца. Ради открытия чего-то интересного и нового, он был готов на все. И, увы, плохо кончил. – Вот только, действие оказалось сильнее. Через несколько дней больные начинали терять память. Они не помнили о себе ничего. Буквально. Ни имени, ни возраста, ничего. А затем случалось удивительное. Эти люди начинали создавать себе новую личность. Новые воспоминания. Новую жизнь. И если, предположим, в их прошлой жизни была любящая семья, ведь психи тоже люди, то никаких чувств более не вызывалось. Вместе с памятью стираются и эмоции. Гипнос нужно было закрывать. Причем срочно. Такой результат был просто недопустим, тем более, что на создание новой личности можно влиять, подкидывая какие-то ложные факты. Но дело даже не в этом, - Анаис прикусила нижнюю губу, - при повторном использовании препарата, новая личность не задерживалась надолго. Она сменялась другой. Но… в какой-то момент человек переставал существовать вовсе. Что-то вроде зомби. Влиять на такого… - Ферра замялась, - влиять на подобное довольно легко. В общем, - Анаис опять замолчала, не желая раскрываться и признавать, что тоже участвовала в этих экспериментах, - Гипнос прикрыли, разогнав всех. То, что стало с людьми, которые, якобы добровольно принимали участие в этом проекте, я не в курсе. Да и не хотела знать, до сего момента. Кажется, кому-то не давали покоя эти открытия. И хотелось чего-то большего. Армия умалишенных? – женщина усмехнулась, - психически больные люди на удивление сильны. Опять же, я не могу утверждать, что из всех из них можно сделать таких вот зомби-воинов. Вообще, - Ферра посмотрела на тлеющую сигарету, - я не думала, что эта женщина будет столь глупа и решится вновь заняться этим проектом. В современном мире это опасно. Хотя, ученые люди странные.  Вернемся к твоему случаю, - француженка пошарила рукой за спиной, рыская в поисках сигарет, - я не знаю, на кой черт ей твои клиенты. Возможно, они добывали ей ингредиенты. Этот раствор не так уж и легко сделать. Может, люди, занимающиеся Гипносом вновь, не хотели оставлять за собой следы, посему просто-напросто убрали поставщиков. Впрочем… они же просто могли стереть имя память. Их трупы были найдены? Или они просто пропали? – Анаис чувствовала, как все глубже погружается в это, как все интереснее и интереснее становится ситуация, и что ей непременно нужно знать ответы на все вопросы. Что ж она в детективы-то не пошла. – Эта женщина, - Ферра не хотела называть ее имя. Не то, чтобы эта хрупкая блондинка ей не нравилась. Когда-то очень даже нравилась. И пару раз эта куколка оказывалась в постели Анаис. Вот только страсть быстро покинула француженку, а девицу, увы, нет. Уже тогда Ферра поняла, что нарвалась на непросто странную женщину. Она была больна, - слишком любит экспериментировать. И крысы ее уже давно не удовлетворяют. Зачем вживлять Гипноса тебе? Ты подобрался слишком близко. А ей вряд ли хочется потерять свой проект во второй раз. Вот только, что же она будет делать без такого отличного поставщика, как ты? И кем являлись ей твои клиенты? Может, они, плюс ко всему, были участниками Гипноса? Скорее всего да. Ах-да, - Ферра затянулась, - еще одна главная проблема. Капсулу могут вживлять только в три места. Около копчика. Около грудины. И в носу. Сомневаюсь, что ты бы не заметили уплотнение на груди. Так что остается два варианта. Со вторым я могу справиться без особых потерь. Но, если зеленый малыш у тебя в носу, придется этот самый нос сломать. Конечно, мы можем засветиться в больнице. И они быстренько все удалят. Но мне этот вариант не по душе. Впрочем, может, тебе повезло. Раздевайся, Энтони.

0

9

- Женщина? – Треф поморщился, будто от неприятного запаха. Его уделала женщина. Мужчина постоял, переваривая эту информацию, и вся радуга нерадостных эмоций нашла отражения на недовольном лице. Женщинам можно было стерпеть многое – скандалы, пересоленные борщи, боже, да даже то, что некоторые из них с остервенением брались за мужскую работу. Тони никогда не поднимал руку на женщину. Даже голоса не них не повышал, терпеливо вынося все закидоны бывших подружек. И ему в голову никогда не приходило, что его собственная жизнь может висеть на волоске из-за психованной ботанички.
- Вот шлюха! – в сердцах выдал Тони, - Рыдать она будет, вот что.
Террорист немного помолчал, раскидывая полученную информацию. Понятное дело, что выходя на него, они точно знали, с кем связывались. Энтони не очень любил скрываться, да и в их бизнесе, чем хуже репутация, тем лучше. Тони кричал о себе, стараясь каждым своим появлениям оставить в сердцах и умах неизгладимое впечатление. Единственное, он не очень понимал, как в их сети попали  его клиенты. Возможно, что все они имели прямое отношению к проекту? Но как? Как, вашу мать, могли быть связаны наёмник-одиночка и жирный зажравшийся наркодиллер?
Хотя и не важно, мертвые уносят свои секреты в могилу. Да и не сказать, что секреты этих шавок как-то особенно волновали вояку.
В своей психологии Дёрг оставался верен себе: нет человека – нет проблем. Если проблема, значит, где-то есть человек, её создающий, соответственно, дальше по сценарию, нет человека – нет проблемы. Плохая погода не в счет. Но в большинстве случаем плохая погода не столько проблема, сколько повод.
- Мда, не так я себе это представлял, - задумчиво протянул молодой человек, стягивая через голову майку. Его тело изрезано шрамами, как узорами. Рубец на левом плече огнестрельное ранение. Пара горизонтальных отметин чуть ниже – напоминание о первом боевой операции в числе Волков, оставленное спец. службами. На животе, чуть выше резинки трусов, от короткого ножа, стычка в одном из подпольных баров Лондана. Дёрг до сих пор не понимал, почему не умер.
Так что, даже Туз Треф не был, хотя и пытался, абсолютно неуязвим. В свои тридцать два он уже трижды был в одном выдохе от смерти, избегая встречи с костлявой только по велению удачи. Где-то промахнулись, где-то промазали, где-то успел отскочить и увернуться, где-то вообще в своём спасении не учувствовал, спасали товарищи.
И все бы хорошо, но ведь Энтони продолжал с голой грудью и вперёд всех нестись.
- Подожди, прям совсем раздеваться? – он недоверчиво покосился на француженку, замерев, так и не расстегнув до конца ремень, - Штаны тоже снимать?
«Глупо как-то вопрос прозвучал…»
Тони задумался, дырявые ли на нем сегодня носки или пронесет.
Молодой человек со вздохом наконец расстегнул джинсы, чувствуя себя под взглядом француженки, как девятиклассник перед молодой медсестрой на прививке в школе. И он вообще беспокоился, как бы чего сейчас не произошло, а то мало ли что.

+1

10

- Рыдать?
Анаис рассмеялась, припоминая эту миниатюрную личность. Её имя было Ева. И оно чертовски подходило. Ростом, дай бог, за метр шестьдесят. Ферра, со своими ста восьмьюдесятью с гаком, возвышалась над ней, словно гора над маленьким деревцем. Личико округлое, на щеках всегда несколько болезненный румянец, глаза большие, такие ясные, голубые. Как же все это было обманчиво. Сколько безумия было в этой, на вид, хрупкой женщине. Сколько ненависти, сколько столь странных и сумасшедших идей, что становилось страшно от мысли, как все влезает в это кроху.
- Ты знаешь, - Анаис пощелкала зажигалкой, - когда я первый раз увидела ее, я была поражена красотой этой женщины. Она чем-то напоминала, - француженка усмехнулась, - ангела. Глупо звучит, я знаю, но… Так и есть. Наверное, из-за ее глаз. Слишком большие и кажутся слишком чистыми. Она была прекрасным специалистом, наверное, поэтому, ее так долго держали.
Ферра, прищурившись, наблюдала за мужчиной, словно стараясь выхватить каждое движение.
Музыки не хватает.
Анаис была бы не прочь, если бы Дёрг раздевался совершенно при других обстоятельствах. Да и при этом сама бы избавлялась от одежды. А еще интимности побольше не помешало бы. И многих других факторов. Например, отсутствие угрозы.
- Всё. До трусов. Представь, что ты на приеме у врача.
Ферра улыбнулась, подмигнув мужчине. Затем, оттолкнувшись правой рукой от кровати, которая тихо скрипнула, намекая хозяйке, что подобное отношение лучше бы исключить, спрыгнула на пол.
- Интересная у тебя жизнь, Дёрг, - женщина качнула головой, указывая на его тело, испещрённое шрамами. – И как ты еще жив.
Анаис приблизилась к мужчине вплотную. Довольная ухмылка мгновенно слетела с лица. Красотами его тела она насладиться потом. Если удастся и если повезет. Женщина на всякий случай осмотрела грудь, пару раз пройдясь тонкими холодными пальцами по грудине. Ничего. Что ж, Ферра на секунду остановила взгляд на переносице, в голове молниеносно пронеслась мысль: «А не заехать ли сейчас, на всякий случай». Но эта глупость была тут же отброшена и растоптана. Все-таки, она не может с точностью ста процентов утверждать, что капсула находится в носовых ходах.
Француженка неспешно обошла Энтони, погружаясь все глубже в попытках собрать все компоненты мозаики.
- Ты мне так и не сказал, - женщина кончиками пальцев коснулась шеи, решив проверить весь позвоночник, - наклони голову, - второй рукой Анаис надавила на затылок, внимательно осматривая выступающие позвонки. – Ничего, -  Ферра нахмурилась, убирая вырвавшуюся из наскоро сделанного пучка прядку непослушных волос. – Ты не сказал, нашли ли трупы. И не перечислил жертвы. Более того, - Анаис спускалась все ниже, а уверенность в том, что капсула находится в голове Дёрга лишь возрастала, - можешь ли ты утверждать, что твои покупатели не психически больны, - женщина на мгновение замерла. -  Или же. Давно ты их знаешь?  Может, их личности уже были придуманы. А внедрение в социум было, так скажем, одной из составляющих эксперимента. Проверка Гипноса в действии. Но… почему же им создали личности, которые связаны с Черным Рынком? – Анаис покачала головой. – Не понимаю, чего она хочет добиться.
Ферра не рассчитывала на успех. Она была убеждена, что капсула в носу, однако, приблизившись к копчику, женщина с удивлением заметила некое плотное небольшое возвышение над кожей.
Неужто?
Анаис мягко надавила на него пальцами чувствуя, как оно словно проваливается внутрь. Да. Француженка была удивлена. Почему Ева выбрала именно это место? Считает, его более надежным? На каком основании. Сама бы Ферра затолкала эту штучку поближе к мозгам, чтобы эффект наступил быстрее и в полном объеме.
- Нашла, - тихо прошептала Анаис, убирая пальцы, - ложись на кровать, на живот. Оставим на твоем теле еще один шрам. Выпьешь, для смелости?
Не дожидаясь ответа, женщина направилась на кухню, что-то едва слышно напевая себе под нос. Набор оказался «полевым». Небольшой, но довольно-таки острый нож, бутылка виски, опустошенная лично Анаис ровно на половину, зажигалка и бинт.
- Скажи, - женщина протянула бутылку Тузу, - ты же не собираешься идти туда один?

+1

11

Энтони покосился на подругу, стягивая с себя джинсы.
Несправедливо, считал он, что детей и стариков трогать по правилам чести нельзя. Дети вырастают в монстров, старики своё отгрешили, женщины, ну, Тони придерживался мнения, что они корень всех проблем человечества. И все же люди в один голос твердили, что, мол, убил ребенка – зверь, изверг, гори в аду, сволочь! Но он может мир он вселенского зла спас? Может, этот голубоглазый пухлый младенец – Сатана в памперсах.
Нет, здесь Энтони никому поблажек не давал. Собрался задать жару, так тут ни возраст, ни гениталии его не остановят. Все предельно честно. Так что, думал он, это Ева могла хоть святой быть, он бы все равно её пристрелил.
- Пф, - руки у Анаис холодные. Ему нравилось, как она ласково нажимала на затылок, заставляя Тони склонить голову в импровизированном поклоне. Он так не мог. Прямолинейный старый баран, всегда бил так, чтобы противник встал не мог. Если француженка брала своё мягко, буквально заставляя людей хотеть идти у неё на поводу, то Дёрг действовал только кнутом. Он повел плечом, будто стараясь скинуть с себя паутину её прикосновений, чтобы не затеряться в них.
- Да хоть Папу Римского, - как –то неловко было стоять перед ней в одних трусах. Тони нервно перетаптывался на месте, то оборачиваясь, то взглядом прожигая взглядом дырку в полу, - Меня большими и честными, - вот здесь он как порядочный мужик подумал о груди, усмехнулся и продолжил, - Не купишь.
И правда, как он ещё жив. Энтони предпочитал не задумываться над этим. Жив и хорошо, значит, не все ещё дела на земле кончились. Он не верил, что доживет до своих сорока, предчувствуя скорую кончину, но она не расстраивала его. Дёрг не боялся ни боли, ни смерти, ни судного дня, ни гнева богов. Об адском пламени, обещанным ему всеми религиями мира, он тоже не особо беспокоился. Дёрг был уверен, что и там не пропадет. Нигде не пропадет.
- В моём бизнесе постоянные клиенты – чудо, - и то верно. Дохли как мухи. Кто-то задерживался на земле чуть дольше, кого-то Энтони даже не запоминал, все одного. Смерть среди клиентов Дёрга раньше времени была естественной, - Давно, иначе бы не рисковал ради них так сильно, - он вздохнул. По позвоночнику пробежались мурашки от пальчиков француженки, - Трупы нашли. Имена…да даже я не знаю их настоящие имена, тебе то они точно ничего не скажут, Анаис. Подлые, мелкие, лживы люди, пекутся только о своей заднице, трахают шлюх под виагрой и мнят себя большими боссами, Хозяевами Лондона, толпа жирных идиотов. Они настолько ничтожны, что ими даже полиция не занимается – не морается.
Так что если эта Ева хотела сделать хороший выбор, она не ошиблась. Навярняка ещё и поимела с жирных ублюдков что-то.
- Серьёзно, она запихнула мне его в задницу? – Тони недовольно упал на кровать, от души прикладываясь к бутылке. Мужчина обнял руками подушку.
Боже, до чего же глупая ситуация.
-  А у крошки есть чувство юмора.
Как на приёме врача. Тони сейчас думал о том, что Анаис со скальпелем имеет доступ к самой священной части его тела. К заднице Дёрга.
- А я пойду и не один, со мной будет полный боевой набор, не переживай, - Тони через плечо посмотрел на француженку, - Нашим в это лезть не нужно. Хочешь составить мне компанию? Учти, я с этой Евой церемониться на намерен.

+1

12

- Нашли, говоришь…
Ферра уставилась в окно, из которого виднелась темно-синяя Ауди, явно мечтавшая, чтобы ее наконец-то помыли. Но хозяйке было плевать о мечтаниях машины. Та устраивала ее в таком виде, в котором была сейчас. Грязная старушка, что домчит без проблем куда угодно. Солнце же, что пыталось как-то осветить это милашку, давно уже снятую с производства, лишь усугубляло ощущение того, как ее кроха стара.
- Черт, - француженка потерла переносицу, пытаясь найти логику в действиях сумасшедшей, - я не понимаю. Почему именно они? И почему она не оставила тела у себя? Если что-то пошло не так, то Ева должна была с этим разобраться. Выкидывать же дефектный материал – глупо.
Ферра замолчала на мгновение, осознав, что назвала убитых людей материалом.
И где же мои муки совести?
– Что-то тут не вяжется, Тони. Она, конечно же, сумасшедшая девица, но поверь, при этом очень умна. Знаешь, - женщина покрутила в руках нож, - мне бы, наверное, стоило начать тебя отговаривать, потому что наша малышка обзавелась нехилыми помощничками. Да, понимаю, - Ферра щелкнула зажигалкой, осторожно пронося над пламенем лезвие, - сейчас ты начнешь кормить меня своим величием, мол, я всех порешу, - Анаис рассмеялась, - но позволь напомнить, что тебя схватили. Да-да, знаю, на ошибках учатся, ты подготовился, но, - француженка кинула зажигалку на тумбочку, - к чему я это все. Один ты туда не пойдешь.
Женщина подождала, пока Тони хоть немного обезболит себя алкоголем, затем, откупорив бутылочку спирта, щедро полила спину Дёрга.
- Прости, что? – Анаис тихо рассмеялась, - в задницу? – протерев место нахождения капсулы бинтом, женщина вновь прыснула, - Дёрг, крестец – это не задница, которая, к слову, у тебя шикарная, - не удержавшись, француженка легонько шлепнула мужчину по той части тела, которой он, видать, сильно гордился, - туда тебе никто ничего не пихал. Бессмысленно просто.
Отсмеявшись, Анаис уселась сверху, стараясь не отвлекаться на то, что под ней лежит сексуальный мужчина в одних трусах.
Просто сделай свое дело, а потом просто помоги ему. Просто.
Облизнув губы, француженка склонилась над копчиком, вновь прощупывая маленькое уплотнение.
Главное не проткнуть.
Ева не должна была расположить капсулу глубоко. Единственной проблемой была подвижность оной. Ферра сделала небольшой разрез. Если бы на месте Тони был другой человек, на которого ей было абсолютно плевать, то Анаис даже не задумывалась бы о том, как бы сделать будущий шрам поменьше. А сейчас, увидев воочию тело, исполосованное вдоль и поперек, ей не хотелось оставлять на нем нового следа.
- Сейчас будет больно.
Надо было перчатки надеть.
Но женщина не особо брезговала кровью Дёрга, так что тут же полезла указательным пальцем в сделанный разрез.
Отлично.
На лице француженки появилась довольная ухмылка, чуть поддернув капсулу ногтем, представляя, какие это "приятные" ощущения, Анаис выудила ее на свет. Небольшая, продолговатой формы, через кровь пробивался серо-зеленоватый цвет.
- Готово, - женщина вытерла руки, а затем вновь ливанула спирта. На сейчас раз на открытую рану, - будет шрам. Ты уж прости. Я не хирург, - сложив бинт в четыре слоя, Анаис мягко положила его на разрез, чуть придавив, - ну что ж, - хлопнув в ладоши, француженка осмотрела капсулу, - за руль тебе теперь нельзя. Неправда ли, - усмехнувшись, она качнула головой в сторону виски, - значит тебе нужен тот, кто тебя подвезет. Ах-да, ты же и адреса не знаешь, - казалось бы, Ферра развлекается, ибо у Дёрга просто не оставалось выбора. Ему придется взять ее с собой. – Так что, одевайся, подвезу.

Француженка осторожно завезла свою синюю крошку в небольшой дворик на улице, что шла параллельно той, на которой располагалось нужное им здание. Как только женщина выползла из машины, в ее зубах тут же оказалась помятая сигарета.
- Нам нужно найти черный вход. У всех зданий должен быть черный вход, - она двинулась вперед, выпуская небольшие колечки, - прошлый твой поход в открытую закончился дерьмово, прямо скажем. Думаю, Ева знает, что ты придешь вновь. Даже больше скажу. Она тебя ждет. Вот только, - Анаис пожевала фильтр, раздумывая, - есть ли у нее достаточно информации о тебе. В курсе ли она твоих знакомств. Хотя, - Ферра ускорилась, - сомневаюсь, что сучка ждет меня, - Анаис поморщилась, вспоминая очередную истерику этого «ангела». – Эта красотка пустила слух, что я шлюха, - женщина тихо рассмеялась, - довольно опрометчиво.  У меня даже спрашивали, сколько я стою, - и вновь тихий хрипловатый теплый смех, - знаешь, первые три раза мне пришлось врезать ребятам. Сколько же криков было. Истерик. Воплей о том, чтобы меня уволить. Мол, руку на коллег подняла. А о том, что эти похотливые мрази с подачи этой суки, - француженка резко замолчала, осознавая, что поток откровений слишком уже открылся и пора бы его прикрыть, - ладно, - она махнула рукой, - неважно
Анаис выглянула из-за угла дома на здание, которое им предстояло посетить. Созданное словно бы для фильмов ужасов, оно было мрачным, тусклым, однако по какой-то неведомой причине не бросалось в глаза. Лично бы сама Ферра ни за что бы не обратила внимание на этого трехэтажного монстра, если бы не знала, что располагалось внутри. Хотя, она и так не знает, что эта полоумная там развела.
- Какие действия, капитан? Обойдем здание? Думаю, дверь там все-таки есть. Конечно, наивно предполагать, что она открыта. Но ты же сможешь ее взломать, - женщина подмигнула Тони, в душе надеясь, что дверь действительно будет заперта, ибо в обратном случае будет ясно, что Ева ждала Дёрга со всех сторон.

анаис 6, тони 5

+1

13

Лучше сумасшедшей умной девицы – только сумасшедшая умная и мертвая девица. Ключевое слово мертвая. Если она мертвая, то уже не важно, насколько развита ещё шизофрения и каков уровень айкью. Этот простой до слез принцип действовал ко всем. Если у твоего неприятеля черный пояс по карате и увесистый кастет, он, безусловно, страшен. Но если у него ко всему дыра от пули в левом легком, то тут ситуация резко меняется и явно не в строну чувака с дыркой в груди.
Дёрг ничего не понимал во всей этой научной медицинской херне, ровно как и в компьютерах, и искусстве.  Его познания в химии заканчивались на трех уроках химии в школе. Будучи кадетом он  предпочитал собирать и разбирать автомат, нежели смешивать кислоты. Углубленные знания в медицине кончались там, где надо было остановить кровь, и начинался аспирин, как лекарство от всех недугов. Тони не создан для науки, как и наука, видимо, не создана для него. Для этих целей хватало умников. Дёрг хорошо разбирался в убийствах. Он знал тысячу и один способ сломать человеку руку. И, как профессионал, смотрел на все проблемы со своей профессиональной колокольни. Тони не знал, почему психованная баба разбрасывает неудавшиеся плоды своей научной деятельности по всему Лондону, но в одном он был уверен – если свернуть крошке шею, та прекратит безобразничать и будет очень симпатичным бездвижным трупом.
Один из плюсов реальной жизни – трупы чаще всего остаются трупами и больше никакой деятельностью не занимаются.
Блондинка обидела Дёрга, заставив его чувствовать себя крайне глупо, и тем самым подписала себе смертный приговор. Не важно было, какие цели она преследовало, сейчас красавица доживала свои последние часы.
Тони дернулся, когда по спине потекли ручейки холодного алкоголя. Простыня под ним намокла и лежать стало совсем не уютно.
- Я рад, что тебе нравится, - мужчина усмехнулся в подушку, а потом поморщился, когда острие ножа коснулось кожи. Не самые приятные ощущения, но когда ты лежишь перед девушкой, которой стремишься понравиться, никакая боль не заставит тебя даже ойкнуть. Он же мужик. Подумаешь, царапина. Чуть выше на спине белели следы от практически таких же ранений. Переживет, не хрустальный.
- А тебя пластыря не найдется? – поднявшись, Энтони ещё раз приложился к бутылке. Виски обжег горло и мужчина поморщился, кончиками пальцев касаясь маленького надреза. На подушечках остались капельки крови.
- Знаешь, - террорист натянул на себя джинсы. Во всей этой ситуации его больше всего смущали мокрые пятна на трусах и дискомфорт, который они причиняли, -  Я не в восторге от того, что ты поедешь со мной. Плохая идея. Задницей чувствую, что плохая, и даже не потому, что я сомневаюсь в твоей способности постоять за себя, нет.
Как это объяснить? Дорогая, меня заводит, что ты вся такая плохая-хорошая девочка, но давай ты будешь сидеть дома, а разбираться с плохими-хорошими ребятами? К обеду буду.
В конце концов, он большой мальчик и может за себя постоять.
- Но, - Дёрг посмотрел на француженку, - Спорить с тобой бесполезно.

Они приближались к месту, и Тони стал серьёзнее. Хотя, конечно, ему просто не нравилось, что машину ведет Анаис, а не он. Про себя англичанин отметил, что с ним бы они доехали в разы быстрее. 
- Если Ева знает, что я приду и ждет меня, - Дёрг говорил абсолютно спокойно, прислонившись на капот синей ауди. То присела под его весом. Террорист заботливо, едва ли с не любовью, перезарядил пистолет, снимая его с предохранителя. Парень молчал сравнительно недолго, проверяя готовность оружия, - Если она настолько умна, как ты говоришь, - он поднял глаза, сверкнувшие в темноте бесовским огоньком, - То нам нет смысла скрываться.
Он поднялся, уверенно направляясь в сторону входа.
- Надеюсь, у неё готова красная ковровая дорожка и достойное объяснение.
Тони беспокоился, что их ждали. Но, если так, то ведь блондиночка не настолько глупа, чтобы забыть о черном ходе. Если все слова Анаис верны, то их ждали прямо за дверью запасного выхода, и вряд ли кто-то ожидал, что Дёргу хватит дерзости вновь пойти через главный вход.
- Веселее, детка, когда ещё выдастся возможность увидеть бывшую любовницу? Это твой шанс! – Тони толкнул металлическую дверь внутрь, - Я, кстати, - он усмехнулся, - Ничего против вас двоих в одной постели не имею, только давай свяжем её сначала? - Тони передернул плечами, делая шаг вперёд. Его встретила тишина темного коридора, - БДСМ не моя тема, но всегда надо с чего начать. 

+1

14

Голова раскалывалась, словно это было самое жуткое похмелье в ее жизни. Впрочем, она вообще была не в курсе, что такое похмелье, но судя по рассказам окружающим, головная боль при этом должна быть именно такой, как у нее сейчас. Глаза открывать не хотелось, затылок ломило, в висках стучало так, словно внутри жили два крошечных дрозда с металлическими клювами, что отчаянно пытались вырваться на свободу. При всем при этом, казалось, что череп сейчас просто треснет, расколется на две половинки. Ситуацию усугублял запах гнилья. Отвратительный, до ужаса приторный, он словно пробирался под кожу, пропитывая все тело, мешая дышать.
Веки казались настолько тяжелыми, что ей потребовалось секунд десять, чтобы открыть глаза. Однако, ничего кроме темноты женщина не увидела. Тихо застонав от нового приступа головной боли, Анаис попыталась привстать, но, подскользнувшись, рухнула назад, с каким-то неприятным напряжением осознав, что упала она на что-то мягкое.
Ферра, прикусив нижнюю губу, осторожно ощупывала место, на которое упала. Под пальцами чувствовался леденящий душу могильный холод. Женщина не сомневалась, что щупает человека, мертвого человека. Анаис медленно сползла в сторону в надежде почувствовать под собой твердый пол, а не мягкое человеческое тело, однако, этого не произошло. Француженка вновь вытянула руку, ощупывая пространство под собой. Несмотря на то, что она продвинулась в сторону, под Анаис все еще была человеческая подстилка.
Выдохнув, Ферра ухватилась за часть одного из трупов, по ее мнению это была рука, и потянула на себя. К большому удивлению, длящемуся не более пяти секунд, это далось ей легко. Легко по той простой причине, что рука, когда-то явно принадлежавшая хрупкой девушке, если не девочке, была отдела от тела. Женщина отбросила  свою находку в темноту, к которой потихоньку начинала привыкать.
- Тони?
Голос был тихим, хрипловатым и даже каким-то уставшим. Еще бы, головная боль все никак не отпускала. Скорее всего, ее ни раз приложили головой обо что-нибудь. Анаис мягко коснулась затылка, выискивая шишки или раны. Поиск не затянулся. Ферра насчитала пару шишек и одну длинную царапину, что шла вдоль виска к щеке.  Не такие уж и большие потери.
Француженка вновь попыталась подняться, стараясь припомнить, что же всё-таки случилось, но в голове зияла огромная дыра. Последнее воспоминание было то, как она выходила из машины. Она не помнила как они вошли, что видели, делали, с кем встретились. Однако, итоги были таковы. Ферра где-то в темноте, в помещении, наполненной трупами, некоторые из которых, судя по запаху, мертвы не первый день. Анаис потерла левый глаз, стараясь не думать о том, как живность завелась в этом месте.
- Тони?
На этот раз француженка позвала чуть громче. Она боялась. Боялась того, что не услышит больше его голос, и что его тело уже заняло место в это свалке, а Анаис никогда не сможет найти даже его головы. В такой темноте  даже на метр впереди ни черта не видно. Король опять возобновила движения, двигаясь по мягкому насту в неизвестном направлении.
Её остановил душераздирающий крик, доносящийся откуда-то сверху, Ферра замерла, чувствуя, что желание пихнуть в рот сигарету становится нестерпимым. Крик не прекращался, лишь чувствовалось, как тот, кто издавал эти звуки больше не может кричать, так срывался его голос, но и не кричать тоже не мог.
Анаис похлопала себя по телу, надеясь все-таки найти мятую красно-белую пачку, но обнаружила лишь то, что её кремовый свитер порван в нескольких местах, как, впрочем и джинсы, ее любимые джинсы. Вопли же прекратились так же внезапно, как и начались. Француженка знала, что это не все, чувствовала, поэтому даже не шелохнулась, воображая себя статуей, хотя так хотелось сорваться, бежать отсюда, лишь бы больше не чувствовать этот запах, что с каждой минутой становился все сильнее. Она что, решила убить ее так?
Спустя лишь несколько минут наверху вновь начались какие-то движение, а затем в потолке открылось небольшое квадратное окошко, из которого полился яркий слишком белый свет, тут же открывший тайну того, где находилась Анаис. Ферра стиснула зубы, рассматривая гору расчлененных человеческих тел, которыми была заполнена ее тюрьма. Мужчины, женщины, кажется, она даже приметила часть тела ребенка. Француженка чуть подалась вперед, стараясь высмотреть кто же там, наверху и что ему нужно. У окна стояли двое. Они чем-то напоминали представителей Куклус-клана. В белых балахонах, запачканных кровью, лица обмотаны бинтами, на руках зеленые резиновые перчатки. Они высыпали новое тело. Новая жертва, что будет гнить здесь, заполняя все своим мерзким запахом. И если Ферра не выберется отсюда, то, вполне возможно, так же будет источать зловоние.
Черт подери. Должен быть тут еще один выход.
Анаис не думала, что пусть сюда лежит только через то маленькое окошко, вот только найти иголку в стоге сена ой как нелегко.

+1

15

Тони очнулся от удара по голове. Почему в этом месте его постоянно бьют по голове? У него есть почки, печень, задница, в конце концов, природа наделила его огромным количеством мест, по которым можно было бить, но эти ублюдки били исключительно по голове. И она раскалывалась от такого внимания.
Тони инстинктивно дернулся в сторону от летящих в него конечностей. Голова немедленно отозвалась острой болью. Органы чувств словно по команде включились, и, словно лавиной, его накрыло нечеловеческой вонью гнилых человеческих тел, ярким светом, бьющим в глаза из маленького окошка, тупой болью в затылке и мгновенным осознанием того, что он стоит на трупах. На огромной куче трупов.
Дёрг  ещё не до конца понял, что именно происходит, но его уже сковало от ужаса, а ведь Тони-то считал, что он храбрецов. Зрачки расширились, мужчина попятился назад, поскользнулся на крови и упал на спину. Ему хотелось опять потерять сознание и очнуться где-то в другом месте, пускай даже на столе у этой белобрысой шлюхи. Всё это состояние ужаса длилось несколько вечных мгновений до тех пор пока он не наткнулся взглядом на Анаис. Измазанная в крови, побитая, но живая. Настоящая. В этом импровизированном аду Дёрг нашел то, за что зацепился, как за спасительную нить. Ужас уступал место здравому смыслу. Да, они в яме с трупами. Здесь темно, воняет, а под ногами перекатываются человеческие конечности. Сохранять спокойствие в подобном положение было крайне сложно, но Анаис рядом. Она живая, и Дёрг держался за эту мысль. Чтобы ни случилось, он должен вытащить её.
По лбу скатилась капля чужой крови, и парень  размазал её рукавом куртки. Он, стараясь не думать, на чем именно стоит, поднялся.
«Ладно, ты же тоже убивал, чувак. Просто…эээ…их тут больше и они воняют. Это всего лишь трупы.»
Тони не придумал ничего лучше, чем запустить свалившуюся на него руку обратно в лоб одного из горе-ученых. Или кто они? Лаборанты? Мусорщики?
Ладно, план идти напролом был не очень хорош. Но. Он все ещё жив. И Анаис жива, а значит, шансы выжить ещё есть. Тони, конечно, это место ещё долго в кошмарах вспоминать будет, но душу грела мысль, что он-то хотя бы будет вспоминать. Внукам рассказывать будет.
- Вам недолго осталось,  - фыркнул мужчина. Рука, пущенная в физиономию в маске, ударив того по лбу и оставив на комбинезоне кровавый след, улетела дальше, - Привет из ада, суки! – Тони понадеялся, что  белобрысая бестия его слышит и крайне удивлена.

+1

16

Она не сразу сообразила, что высыпанное несколько секунд назад тело, было ни кем иным, как Энтони. Только когда мужчина подал голос, Анаис убедилась в том, что не рассыпется сейчас на части, что его голова не подкатиться к ее ногам, а в глазах не будет того предсмертного ужаса. Но ведь она слышала крики и видела, явно видела, как сыпались отделенные от тела руки и ноги. Галлюцинации? Нет. Ведь вот он, сидит на горе трупов, если их можно так назвать, стараясь побороть отвращение, страх, стараясь заполнить все злобой, жаждой мести и желание выбраться из этого дерьма.
Она резко сорвалась с места, поскользнувшись, кажется, на печени или это было сердце, после яркого света Анаис вновь плохо видела в темноте. Проехавшись немного грудью по телам, скользким от крови, что никак не желала застывать, по всей видимости потому, что новые партии людей не заставляли себя долго ждать, а значит, крови тут было предостаточно.
Кое-как достигнув мужчины, Ферра со слабы огоньком безумия, тихо под нос повторяя одно лишь слово «Живой», внимательно осматривала каждую часть тело Энтони, словно бы боялась чего-то не досчитаться, или же действительно думала, что он может рассыпаться прямо у нее на глазах будто бы карточный домик. Но этого не происходило. Дёрг продолжал сидеть, сердце его все еще билось, он дышал и, собственно говоря, жил.
Анаис тут же расслабилась, перестав перебирать его пальцы и хлопать по ногам.
- Я боялась, что ты уже где-то в этой куче.
Женщина уткнулась к грудь Туза, в надежде, что это хоть как-то избавить ее хоть на минуту от запаха гниющих, разлагающихся тел, что будто бы окружили их, заставляя бояться, прятаться и ждать, когда трупный яд начнет действовать. Когда они точно так же начнут разлагаться, задыхаясь от собственного запаха. Легкий, едва уловимый запах цитруса, то ли грейпфрута, то ли мандарина тоненькой струйкой проник ей в нос, словно бы стараясь успокоить, придать сил и возможности здраво мысли, что в такой вонищи было проблематично.
- Сильно они тебя?
После этого вопроса осмотр тела Энтони повторился, на этот раз более тщательно. Хотя в такой темноте Анаис увидела немногое. Впрочем, этого было достаточно, чтобы понять одно — ему досталось не меньшее её. Разбитое лицо говорило само за себя.
- Звучит глупо, - Ферра явно не собиралась отпускать Дёрга, будто бы боялась вновь очутиться один на один с темнотой и умершими, - но меня видимо слишком хорошо приложили, потому что я ничерта не помню. По крайней мере, что с нами случилось здесь. Я понимаю, что обстановка не располагает для длительных диалогов, - Анаис поморщилась, - но хотя бы в двух словах. Хотя, пожалуй, - новый приступ ужасающей головной боли словно копье вонзился ей в затылок. Ферра постаралась чтобы это ни коем образом не отразилось на её лице, которого, скорее всего, и так не было видно, - пожалуй,  - повторила женщина, настраивая себя на мысль, с которой сбилась столь неприятным образом, - сначала нам стоит подумать о том, как выбраться из этой клоаки. Думаю, здесь есть что-то вроде выхода к канализации. Или вентиляция. Полагаю, помещение все-таки вентилируется, иначе они сами погрязли бы в этом зловонии. Понимаю, - француженка вновь втянула носом ускользающий аромат мужского одеколона, - что искать в темноте, в комнате, что полна различных частей тела решетку вентиляции звучит, как нечто фантастическое, но, стоит попробовать, - Ферра вздохнула, - есть, на всякий случай, план Б. Думаю, это сумасшедшая девица специально оставила нас в живых, чтобы мы просто напросто медленно задыхались и сходили с ума. Возможно, она придет проведать нас. А пока ее нет, давай-ка улавливать в этом аду хотя бы слабые намеки на дуновения ветра.

+1

17

- У тебя все знакомые такие дружелюбные?
Энтони понимал, в каком они плачевном положение. Им бы сейчас обняться и рыдать. Он нащупал ладонь француженки, крепче сжимая ту. Не отпустит.
«Я здесь не сдохну»
Потому что это глупо! Он сам пришел, сам во все это влез и умереть из-за собственной инициативы – вверх глупости. Тони хотел умереть случайно как-нибудь, от шальной пули. Да, молодым, но не сейчас. Не в яме гниющих трупов. Хотя бы потому что, что это попахивало фильмом ужасов.
Говорить было неприятно. Если они не выберутся в ближайшее время, желудок Дёрга грозился попрощаться с ужином. А им здесь только блевотины для полноты картины не хватало.
До чего же все таки было мерзко. Из всех возможных смертей эта казалась самой ужасной. Ей-богу, лучше бы его Олдос топором прибил.
Он поморщился, обводя комнату взглядом, словно мог в темноте что-то увидеть. Анаис была права, где-то здесь должна была быть дырка, запах был плотный, стойкий, но не застоявшийся. Честно говоря, Энтони сомневался, что они найдут выход. А даже если найдут, то ведь там решетка, а любимую дрель он, как назло, оставил дома. Даже отвертку с собой не взял. Но вместе с отчаянием в душе поднималась знакомая волна злости и решимости, во что бы это ни стало, вырваться отсюда.
Тони ласково отстранил от себя Анаис, поднимаясь на ноги и помогая подняться девушки.
- Ну, перед тем, как они опять, - он выделил это слово голосом. Обидно как-то. Сколько можно? – Вырубили меня, ударом по затылку, я успел кому-то сломать нос. Я надеюсь. Так что в их лагере тоже не без жертв. Что скажешь? Маленькая, но, сука, победа, - Тони водил руками по влажной шершавой стене, стараясь не думать о том…вообще не думать. Он исследовал сантиметр за сантиметром, прислушиваясь к ощущением и изо всех сил стараясь не поскользнуться. Падать лицом на трупы ему не хотелось.
- А крошка-то с фантазией, - голос Дёрга звучал в темноте уверенно. Хорошо, что Анаис не могла видеть его лица. Собственный голос  успокаивал. И голос Анаис. Они живые, а у Тони даже проснулось избитое чувство юмора, - В постели такая же мастерица-затейница? Расчаленные трупы, яма, я не специалист, но попахивает маниакальным расстройством.
Он уже начинал паниковать. Тони обошел стену, но пальцы не нащупали ничего, похожего на выход. Ему начинало казаться, что они застряли здесь навечно. К горлу подкатил ком.
- Знаешь, как только отмоемся от этой дряни, нажремся, как свиньи. Я угощаю, - Дёрг поднял руки выше, - Неделю просыхать не буду, а потом просохну и опять уйду в запой.
«Да где же?!»
Наконец пальцы нащупали выступ. Ладони коснулся легкий ветерок.
- Анаис, - у него аж голос охрип от волнения, - Я тебя подсажу, иди на голос.

+1

18

Она никогда не страдала клаустрофобией и не чуралась закрытых помещений. Напротив, ей было даже уютно, когда дверь закрывалась, оставляя её в своем крохотном мирке,  в который никто не может заглянуть, не открыв дверь, а такое позволялось немногим.
А сейчас Анаис хочет, чтобы эти стены рухнули, чтобы прилетел супермен и все к херам разнес, словно это картон, а не толстые бетонные сооружения, а потом он посадил бы их двоих на спину, и они полетели бы в небо под облака кататься на супермене. Ферра моргнула пару раз, стараясь  мыслить серьезно, но на смену мускулистому мужчине в красных трениках прилетел Гендальф на орлах, а за них маячил Хоттабыч на ковре-самолете.
Увы, к ним никто не прилетит. Это лишь фантазии её воспаленного разума, что всеми силами пытался поддержать слабеющий дух.
Женщина проигнорировала вопрос о дружелюбии ее знакомых. Она бы с радостью перестала быть знакомой с это сумасшедшей, что сейчас была над ними. Возможно, расхаживала по своим владениям, придумывая, кого бы еще завлечь и что с ним сотворить. А может, именно сейчас один из ее отвратительных планов, одно из ее мерзких желаний претворяется в жизнь. Но, наверное, они бы слышали крики. Или же она решила отдохнуть?
Француженка осторожно поднялась, опираясь на руку Энтони, стараясь снова не рухнуть на отрубленные руки, ноги, вырванные кишки. Кажется, она уже раздавила пару глаз, пока ползала в этой погребальной яме.
Как бы не утонуть.
- Опять? - Анаис усмехнулась, вытирая руки об и так уже испорченные джинсы, стараясь стереть с ладоней липкую кровь, что словно стягивала, - сколько же раз эти бравые ребята в бинтах вырубали столь опытного бойца?
Да сама ты тоже хороша. Мастер спорта по кикбогкингу. Да, как же. Именно поэтому ты торчишь здесь, а не пляшешь победный танец над поверженными громилами.
Хотя стоит отметить, что количественное преимущество явно было не у них, и скорее всего, именно в этом был их просчет, прокол  прочее «про». Кто же знал, что крохотное блондинка сможет собрать себе армию. Анаис не удивилась бы, увидев всю эту братию, устраивающую оргию на одной большой черной постели.
- Лучше бы по яйцам бил. Нос срастется, а при удачном ударе их вонючий стручок больше никогда не поднимется.
Анаис, словно слепой котенок следовала за Дёргом, стараясь не потерять его. Приблизившись к стене, Ферра неуверенно, даже с каким-то пренебрежением коснулась холодных выступающих камней.
Липкие. Кто бы сомневался.
Они словно в огромном кровавом котле, наполненным человеческим телами, точнее, их частями. Хочешь, собери нового человека, сшей себе друга, который никогда не будет говорить, такого, кого сам пожелаешь.
Хоть бы нас и вправду не начали варить заживо.
Кто знает, что этой суке взбредет в голову. Ферра бы ничуть не изумилась тому, если бы сверху на них полился бы кипяток, а ночью вся эта братия ужинала бы ее бедрышками. А на десерт были бы мозги. Сплюнув, француженка в который раз усмехнулась.
- Ты знаешь, со мной она выступала в роли рабыни, если тебе это конечно интересно, - Анаис постаралась отогнать всплывающие из ниоткуда, словно подводная лодка, воспоминания, - но однообразие опасная штука. И да, ты прав, она больна. Вот только точного диагноза я не знаю, свою историю болезни она мне не показывала, просто потому что у нее ее нет, - Ферра хотела было назвать ее по имени, но проглотила его, словно горькую таблетку, - эта девица не обращалась к специалистам, то бишь, психитрам. Она как и каждый душевнобольной, не считает себя... не считает себя психически неуравновешенной. Для самой себя она полностью здорова. Вот и все.
Француженка постаралась рассмеяться, вышло сухо тихо, хрипло, даже слегка пугающе.
- Отмываться я буду долго, так что начнем пить прямо в ванной, - Анаис на минуту замолчала, - ты же понимаешь, - вновь пауза, - что эта комната не последнее, что нам встретиться на пути на свободу. И... эта женщина не щадит даже детей. Такого я, черт подери, не ожидала. Но она совсем слетела с катушек. Надеюсь, это создание еще не мнит себя Дьяволом, несущим грешникам наказание.
Король послушно двинулась к Дёргу, стараясь особо не спешит, чтобы опять не прокатиться на трупных волнах. Там, где стоял Тони и правда было свежее. Ферра улыбнулась сухими потрескавшимися губами. Только сейчас к ней пришло осознание того, что она даже и не подозревает, сколько часов провела в этой яме. Но судя по больной голове, головокружению, приступам тошноты и мечтам о супермене парой часов тут явно не обошлось.
Слишком просто. Опять.
- Что ж, давай проверим, достаточно ли там место, чтобы вылезти хотя бы отсюда.
Анаис повернула к Дёргу свое измазанное в крови грязное лицо, улыбка, что была мгновение назад, уже пропала.
- Ты же осознаешь, что мы кролики в волчьей норе. И прежде чем нас съесть они от души поиграть с нами.

+1

19

- Детка, ты не перестаешь меня удивлять, - хмыкнул Туз, помогая своей спутнице забраться на той плечо. В темноте он прислонился спиной к влажной стене, жалея о любимой куртке. Придется сжечь.
- Бить по яйцам – это подло. Ты хоть представляешь, насколько это больно? И врагу не пожелаю такого удовольствия.
Мамы в детстве учат дочерей лупастить мужиков по яйцам. С размаху так, от души, чтобы уши трещали от боли. Подросшие дочери передают полученный навык своим девочкам, а те своим. И так это знание переходит из поколения в поколение. «Мама, он дергает меня за косички! – Ну так что ты, милая, тресни ему по яйцам своими маленькими жесткими босоножками с этим крохотным, но твердым каблучком! Да прицелься получше, дорогая».  И отец, сидящий по главе стола, невольно сжимает колени, вспоминая всю ту боль, что несут лакированные босоножки. И мысленно он сочувствует пареньку. И все мужчины мира сочувствуют, но молчат, потому что помнят. Удар по яйцам переживает каждый мужчина. Он может быть силен, как атлант, и смел, как лев, но у любого сжимается очко. Ахиллесова пята мужского населения планеты. Надо только знать, куда бить. И они знают. И они бьют. Хотя бы из банальной мужской солидарности Тони никогда никого не бил в пах. Мужчина, позволивший себе в драке ударить другого мужчину ногой в область ширинки, автоматически терял всё своё мужское достоинство и становился бабой с членом, и любой педик в розовых лосинах мог его упрекнуть и плюнуть тому в лицо.
Тони спрыснул, поддерживая Анаис за бедро пока та возилась с пластиковой решеткой у него над головой. Представить француженку с плеткой и в коже он мог, но чтобы она кем-то…Она? Заботливая, понимающая, спокойная и такая хрупкая. Понятное дело, что управлять толпой головорезом дело отнюдь не для хрупкой барышни, но все равно как-то не верилось.
- Да я смотрю, ты девушка с фантазией. Не знал, Ферра, не знааал. И как там? Плетки? Наручники? – Дёрг усмехнулся в темноту. Если минуту назад он думал о том, чтобы Анаис стерла ему память об этом вечере к чертям собачьим, то сейчас мысли лились в противоположную сторону. А рука, поддерживающая девушка, сползла несколько выше. Дёрг довольно хмыкнул, - Кхм.
Трупы под ногами противно хлюпали. Всё ещё воняло.  Если бы не достаточно крепкие нервы и полупустой желудок, он бы, наверное, сначала заблевал всё вокруг, а потом сошел с ума. Куда уж веселее-то?  Всё и так начинало походить дешевым фильмом ужасов.
Тони подтолкнул девушку, поторапливая. Он дождался, пока та залезет в вентиляционный люк, а потом подтянулся сам. Пальцы и подошва ботинок соскальзывали с липких стен.
- Я не кролик. И ты тоже, - мрачно отозвался Треф, - Ты рано нас хоронишь, я не собираюсь умирать здесь. Здесь воняет.

+1

20

Ей казалось, что она возилась с этой чертовой решеткой слишком долго, то ли из-за легкой дрожи в руках, вызванной окружающей обстановкой, то ли из-за того, что время в этом котле трупов тянулось ужасающе медленно. Словно бесконечная жевательная резинка. Анаис недовольно прикусила нижнюю губу, коря себя за несобранность и какую-то слабость, что медленно накатывала на все тело. Сейчас было не самое лучшее время для того, чтобы опускать руки или даже на секунду расслабиться.
- Готово, - Ферра победно улыбнулась, чувствуя как эта маленькая радость отгоняет ту самую усталость, словно горящий факел змей, - и разве ты сомневался, что у меня есть фантазия. Неужто сам захотел проверить?
Подтянувшись, женщина оказалась в трубе, погруженной в кромешную темноту и неизвестно насколько тянувшуюся вперед. Однако, не мог не радовать тот факт, что в лицо дул приятный ветерок, приносивший хоть какую-то толику свежести. Но несмотря на все явные плюсы, что-то француженку настораживало. Чуть привыкнув к новой тьме, что была еще гуще, чем в яме с расчлененными трупами, Анаис показалось, что глаза улавливают какое-то движение впереди. Несколько хаотичное, словно рваное, дерганое, прерывистое.
Ферра замерла останавливая мужчину, что влезал вслед за ней, мрачно убеждая их обоих, что не тут они найдут свою смерть. Да и вообще, судя по всему, Тони мало того что не собирался умирать, так он еще и подумывал унести на тот свет тех, кто подкинул ему такую крысу.
Крысу...
После этой мысли в голове Анаис словно загорелась лампочка. Крысы! Тут повсюду крысы, привлеченные запахами гниения, смерти, трупов, голодные звери, что никак не могли пробраться к своей цели, им мешала решетка. И теперь, когда два глупца открыли им путь, пытаясь спасти себя, они могут вырваться наружу и пожрать все, что накопилось в темной душной комнате.
- Назад!
Ее голос был словно бы и не ее вовсе. Хриплый, с какой-то нервной ноткой на последнем слоге. Будто бы это место её уже доконало, будто бы оно действительно начало ее пугать. Тем временем, армия толстых грызунов, словно осознав, что двое людей, попавших в сети, не представляют для них опасности, да и количественное преимущество было явно не на их стороне, рванула вперед, с громким поцокиванием маленьких коготков, желая смести все на своем пути.
В темноте замелькали маленькие яркие глазки, а уже через несколько секунд Анаис почувствовала, как по всему ее телу бегут маленькие острые когти, жесткая шерстка, тяжелые, толстые тельца и мерзкие шероховатые хвосты. Зверьки, прорываясь к своей цели, не задумывались о том, по какому пути следовать. Они залезали на голову, казалось, что животные пытались прорваться и под одежду, спутывая все еще живых Анаис и Тони с теми, что покоятся там, внизу. Ферра постаралась подавить крик, когда один из таких зверьков прорвался под свитер, что уже давно потерял свой приятный кремовый цвет, став грязно кровавым, и укусил ее за бок. Резко дернувшись, француженка с хрустом ломающихся хрупких костей оторвала от себя крысу, кидая ее в своих сородичей. Несколько из них тут же остановились, а затем с упоением начали пожирать умирающую тушку.
Что-то в этой ситуации было схожим с тем, в какой заднице оказались она и Дёрг. Их пожирали свои же. Но если у людей это было для развлечения, то крысы, скорее всего, просто хотели жрать. Как только поток меховых зверьков закончился, а из темной тюрьмы с частями тела послышался странный чавкающий звук, Ферра выдохнула, закрыв глаза грязной липкой ладонью.
Ладно, детка, соберись.
- Ты как?
Ей все еще казалось, что когтистое войско ползет по ней, что кто-то из оставшись вновь заберется под одежду и начнет заживо ее пожирать.
- Надеюсь, подобный сюрприз был последний.
Женщина коснулась кончиками пальцев укуса, чувствуя, как кровь тоненькой струйкой стекает вниз, к джинсам.
- Ладно, - Анаис бросила быстрый взгляд в ту сторону, куда ломанулись крысы. Даже с такого расстояния было видно, что место словно ожило. Они кишело паразитами, двигалось, словно один большой монстр, - пойдем-ка отсюда, -встав на четвереньки, француженка медленно поползла вперед, стараясь хоть чем-то успокоить себя.

0

21

- Крысы. Траханные, мать их, крысы.
Тони низко опустил голову, лбом касаясь холодного металла.  Он слышал удаляющийся  топот десятка маленьких ножек, неясное гудение где-то далеко впереди, дыхание Анаис  и стук собственного сердца, что громом отдавался в ушах. Мужчина до сих пор немного вздрагивал, казалось, что одна крыса затерялась где-то за шиворотом, в штанине, что её маленькие острые коготки скребут кожу на позвоночнике, зубки вонзаются в бока, лысый хвост червяком скользит по изгибам рук. Наваждение было столь реальным, что Дёрг несколько раз коснулся затылка и замер, прислушиваясь к ощущениям собственного тела.
- Это всего лишь крысы, - звук его голоса эхом отразился от стен. Тони замолк, казалось, сбитый с толку поднятым шумом. Но не прошло и секунды, как мужчина опять заговорил, и голос его не дрогнул, - Все в порядке, могло быть и хуже. Это могли быть какие-нибудь крысы-мутанты или что-то в этом роде. Они могли бы нас и сожрать. Очень аппетитная задница, Ферра, - Дёрг несильно подтолкнул девушку вперёд, намекая, что следует продолжить путь. Ползать на четвереньках в туннелях, где полно крыс, а один из выходов ведет в яму с трупами совсем не то времяпровождение, о котором мечтал Энтони.
Серьёзно, если эта баба думат сломать их фокусами из малобюджетного фильма ужасов, то за кого она их принимает? За сопливых восьмиклассниц, орущих в кинотеатре при появление маньяка на экране? За нежных принцесс, что не выдерживают вида крови? Тони фыркнул. Женщины. Вечно и у них проблемы с фантазией.
Он мог поклясться, что о яме с трупами думала каждая барышня, чей молодой человек имел наглость улыбнуться симпатичной официантки. И ни раз. Так что ничего удивительного. Можно сказать, блондинка просто осуществила свою давнюю фантазию.
- Анаис, - Тони затормозил на перекрестке, хватая ползущую француженку за лодыжку. Проход справа от него казался намного свежее, чем остальная вентиляционная шахта. Дёрг был почти уверен, что там был выход. В любом случае, рано или поздно они куда-то да попадут. Хотелось бы рано, потому что они блуждали уже добрых минут десять и Тони начинал беспокоиться о своей зарождающейся клаустрофобии.
- Давай за мной,- и он свернул в боковой проход

0


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » Кровавая мозаика


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC