DEUS NOT EXORIOR

Объявление

С 25 апреля проект закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Закрытые эпизоды » 17 сентября - Заседание Парламента.


17 сентября - Заседание Парламента.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

17 сентября 2054 года 10:00– 16:00;
Вестминстерский дворец


http://s7.uploads.ru/BFKG8.jpg

После столь неожиданного и просто вопиющего нападения на принца Джорджа Лукаса было решено повести внеочередное заседание парламента, где поднимутся вопросы, которые уже давно волнуют мирных граждан. Как же защитить себя от мутантов? Стоит ли их отслеживать и к чему приведет подобное решение?
Стоит отметить, что власти официально заявили, что не препятствуют присутствию граждан и туристов. Напротив, даже будут рады видеть их, а так же, по возможности, ответить на вопросы. Однако, стоит отметить, что в связи с таким щедрым шагом со стороны властей, охрана Дворца будет увеличена в разы. Так что боятся за свои жизни не стоит. Правительство защитит своих граждан.


Очередность:
Aldous Lindermann, Anthony J. Derg,  Enay Herondale, Anais Ferras, Cezar Torregrosa, Ryan Kestrel, Vesper Ellington, Harper Gates, GM.
Очередность может меняться.
Игроки будут оповещены.

Присутствие ГМа:
Да, хаотичное - может проявиться в любой момент.

Правила квеста:
Если игрок не отвечает в течение 4х дней, он пропускает очередь, отдавая своего персонажа на растерзание ГМа.

Путеводитель

Прекрасный дворец, что раскинулся на берегах Темзы раскрыл свои двери для всех желающих и для тех, кому не безразлична их дальнейшая судьба, а так же вопросы безопасности. Здесь из первых уст можно будет услышать решение правительства, а заодно полюбоваться красотами Дворца.
На входе стоят металлоискатели, охрана тщательно обыскивает каждого, желавшего посетить сегодняшнее заседание, посему советуем приходить за два часа, если вы все же желаете попасть внутрь, ибо ровно в десять часов утра вход для посетителей будет закрыт.
Следуя указателям, вы сможете добраться до помещения где будет проходить сегодняшнее заседание. Не бойтесь суровых взглядов полиции и охраны. Ведь вы ничего не замышляете?
В час дня планируется перерыв, во время которого вам позволено прогуляться по дворцу. Конечно же, не все уголки открыты для простых граждан.
В два часа заседание вновь продолжиться. Не опаздывайте иначе вас просто-напросто не пустят.
Не забудьте прихватить с собой ручку и блокнотик, вдруг пожелаете записать что-то важное. Ах-да, бутылочка с водой тоже не помешает, кормить вас никто не собирается.

1) В первом посте каждый описывает внешний вид персонажа (картинкой, либо описание в самом посте) и какие вещи у него с собой имеются.
2) Вопросы можно задать в теме Обсуждение. Эпизод: 17 сентября - Заседание Парламента или в ЛС Анаис.

+2

2

вид и то, что с собой

http://cs409822.vk.me/v409822593/51db/Lx8Cp-n2Wnc.jpg
С собой: сигареты и зажигалка, ручка, блокнот.
беспроводная гарнитура в ухе. Белый микрофон на вороте рубашки.

маска, которую он наденет позже

http://media.filmz.ru/players/img_22813.jpg

Линдерманн был жутко пунктуальным, особенно тогда, когда это было выгодно ему. Поэтому в парламент мужчина прибыл за пару часов до самого начала и теперь просто слонялся без дела, разглядывая красоты здания. Время близилось к началу заседания, и зал заполнялся людьми, весперианцами и мутантами. Теми, кому плевать на судьбу всей планеты, теми, кто устроил бы геноцид, теми, кто пришел сюда, чтобы засветиться на важном мероприятии, показать себе и другим, чего они стоят, хотя, по сути, никто из них не стоит и цента. Присутствовать на этой встрече моральных отбросов не хотелось, но приходилось. Олдос сейчас бы с удовольствием сидел дома и наблюдал за всем по телевизору, но разве он мог оставить свою команду, которая хоть как-то выделялась в кучке этого мяса, ходящего рядом. Причем выделялась-то в лучшую сторону, кто бы, что там не говорил. Да, они были убийцами. Да, они были террористами. Да, они слали своих шестерок на верную смерть. Но это война, а на ней все средства хороши. У них были цели в жизни, идеи, идеалы, за которые приходилось бороться. Волки хотели жить, хотели доказать всем этим людям и веспам, что не они одни имеют право на свободу, право на жизнь. И доказывали, как могли.
Бродя по помещению, Ос выискивал глазами своих людей, но не подходил к ним. Теперь, когда глава СИС каким-то чудом узнала в нем предводителя Волков, приходилось держаться подальше от своей команды, чтобы не вызвать никаких подозрений. Угнетало даже не то, что общение с командой сводилось к нулю, а скорее то, что он пропустил шпиона в своей группировке. С этим нужно было разбираться, но не сегодня. Олдос нашел глазами Веспер, и, подождав, пока она его заметит, подмигнул женщине. Да, расстались они на нейтральной ноте, так и не поубивав друг друга, но кто знает, что будет в будущем. По крайней мере, еще в начале их чудного разговора хотелось сослать мадам в Сибирь, где бы она очаровывала своей не-красотой прекрасных белых медведей. Ос просто молился, чтобы глава СИС вдруг не решила, что все же Олд опасен для общества и его нужно сдать при первой возможности. Нет, при таком неудачном раскладе он бы не убил ее, а всего лишь окунул бы ее в пучину боли, раздирающей душу, до тех пор, пока женщина бы не показала свои способности. Око за око, как говорится.
Сам того не заметив, Ос вдруг оказался рядом с Инаем и, схватив его за руку, отвел в сторону, подальше от людей. Лишни уши им были не нужны; а люди, даже такие «высокоинтеллектуалы» страдали жутчайшим любопытством.
- У нас проблемы, ты можешь нас поздравить. - Пик старался говорить все тихо, чтобы никто не услышал, но говоря шепотом почти не получалось воспроизвести все то негодование, весь тот сарказм, сочившийся из него. – Не в плане сегодняшней операции, хотя и сегодня они будут, поверь мне на слово. У нас завелся тот, кто в скором времени умрет в страшных мучениях.
Ни один мускул не дрогнул на лице мутанта, пока он рассказывал про шпиона. Каменное лицо и отстраненный взгляд. Ноль эмоций. Разозлиться он успеет потом, когда вернется на базу и созовет совет карт. Тогда его любимая колода и поймет, как зол бывает Линдерманн, если узнает о шпионе.
- И да, - Пик усмехается, глядя на Иная, - у меня есть весомые причины это говорить. И нет, сегодня паранойи не до меня. Я их прикончу. Когда мы начинаем? Как долго мне придется слушать всю поеботину, которую будут вещать тут эти лицемеры? Знаешь ли, многие из них не наделены ораторским искусством. А некоторые выглядя так, слово лет сто должны уже лежать в могиле, но по ошибке ходят тут. Ох, это прекрасное сборище мяса.

Отредактировано Aldous Lindermann (2013-11-12 19:48:27)

+7

3

внешний вид

http://s7.uploads.ru/t/bxLlk.jpg

Сейчас в сером комбинезоне с эмблемой поставщика и такой же кепке.

Фургон подпрыгнул на кочке, и навигационная система безжизненным женским голосом сообщила, что они у цели.
- Спасибо, крошка, что бы, - Треф Туз глянул в окно заднего вида, задним ходом заезжая в узкий переулок за зданием парламента. Эти города всегда строятся двуликими. Богатые, массивные фасады, украшенные в лучших традициях позапрошлого века, смотрят на туристов надменно и величественно. С другой стороны же рабочих встречает обычная кладка и поклаценные металлические ворота без намека на львиную ручки и другую атрибутику, способствующую присуждению зданию статуса мирового памятника архитектуры. Обычный дом, узкие окошки, мусорный бак, стойкий запас кошачий мочи и сгнивших продуктов.
- ... я без тебя делал, - закончил фразу мужчину, мягко подъезжая к служебному входу.
Их уже встречали, двое скучающих охранников и мужчина в белой рубашке и планшетом в руках. Вероятно, администратор. Было в его виде нечто жалостливое. Около тридцати. Редкие светлые волосы зачесаны назад сереющимися от геля прядями. Смотрит на охранников с каким-то презрением и толикой зависти в блеклых серо-голубых глазах. Храбрится, важно сверяясь с часами и то и дело поглядывая на часы. Да, опаздывают, но в том вина не террористов, а поставщика, водитель задержался на добрые десять минут, перед тем как лишиться своего фургончика с фруктами и ящиком элитного вина. Администратор все хмурил светлые брови. Наверное, среди студентов-официантов он считался зверем, а вот родная мамочка в нем души не чаяла. Любимый сынок. Жизнь не предоставила ни одна шанса реализовать скудный амбициозный запас. В детстве мечтал стать рок-зведой, но был лишен десерта при упоминании о рок-н-ролле и наркотиках. Больше так не рисковал. Закончил университет, получил диплом управленца. Вот. Управлял. Гордился собой невероятно, администратор в дорогом ресторане. Всё думал о том, как жизнь его пристроила, скольких важных людей он видит. Обидно было, конечно, что он не сидит с ними за одними столом, но вот, например, водитель-грузчик и того и не имеет. Всё познается в сравнении.
- Опаздываете, - рот было открыл один из охранников, но администратор опередил его, подходя к фургону и требовательно протягивая руки за накладными. Сразу видно, кто здесь большой тощий босс. Всех на место поставит. Энтони виновато улыбнулся, протягивая бумаги.
- А разгружать кто, она будет? – блондин посмотрел через водительское кресло на сидящую рядом Анаис.
Тони передернул плечами, касаясь сознания администратор. Такие люди, таких, в общем-то, очень много, никогда не сопротивляются чужой воли.  Наоборот даже, их сознание было мягким, податливым, без выраженного собственного желания. Ими всю жизнь кто-то управлял, случай, родители, хулиганы, лидеры, СМИ, мозг не умел, не хотел и не мог принимать решения самостоятельно. В критических ситуациях они следовали уже составленными до них инструкциями, при пожаре звонить спасателем, если тебя убивают, упасть и умереть, не переходить дорогу на красный, уступить старушке место в метро. Их вселенная была проста и понятна, они следовали её простым и лаконичным правилам. Так что Дёрг не встретил никакого сопротивления, проникая в чужой мозг и своим «я сказал». Даже непривычно было немного.
Администратор сначала туповато уставился на мужчину, а потом, пометив в своем планшете, что с едой все нормально и ни один ананас не пропал, щелкнул печатью по бумаге. Отсутствующий взгляд делал его похожим на зомби, но, честно говоря, так было даже лучше. Несчастный выполнял новые инструкции: принял поставку, пойти на кухню, делать свою работу, думать о том, что в салоне фургона он видел двух плохо говорящих на английском арабов. Арабов он не видел, это мужчина знал. Но если спросят, то скажет, что да, два улыбающихся Абдулы, ни черта не понимали и все время кивали.
- Ну что, погнали, - Энтони глянул на француженку тяжелым взглядом. Больше всего хотелось отправить её домой, в постель, в безопасность. Какая она хрупкая все же! В зеркале заднего вида отражались двое охранников. На их фоне Ферра была совсем хрустальной. Дёрг вздохнул. Он хотел было сказать, чтобы та не лезла на рожон и держалась в стороне, но промолчал. Во время операции она была Пиковым Королем, а он Трефовым Тузом. Ничего личного.
- Открывай, - устало потребовал охранник, кивая на фургон. Энтони послушно отпер дверцы. Внутри, жуя ананас, дожидался своего часа шестерка в костюме грузчика. Парень поднял глаза на сдерживающего смех Туза, а затем перевел его на грозных охранников, словно был нашкодившим пятилеткой.
- Гастарбайтеры, босс, вечно голодные, - спрыснул Треф, оборачиваясь к одному из мужчин. Его раздражало то, что нужно было ещё до начала операции лезть в головы людям. Жаль, нельзя было застрелить и бросить трупы в мусорный контейнер в лучших традициях жанра. Тони чуть приподнял голову, из-за козырька кепки бросая взгляд на белую головку камеры, безустанно следящую за ними.
Он вновь мягко коснулся чужого сознания. На этот раз пришлось пробивать себе дорогу, глуша недовольные сигналы чужого мозга.
- Всё в порядке, - Дёргу не нужно было подкреплять приказы голосом, но, честно говоря, так самому было легче, он словно бы фокусировал всё своё внимание на ментальной атаке. Охранник на мгновенье завис, словно не понимая слов и бездумно смотря на вытирающего рот шестерку. Сейчас он помимо своей воли решал, к чьему голосу прислушиваться: к своему или навязанному из вне? Тони надавил, чуть нахмуриваясь . Охранник медленно кивнул, а Энтони перевёл взгляд на второго, а затем на любимого Короля. У них было всего несколько секунд.
- Этот твой. – как –то слишком без эмоционально бросил мужчина, кивком давая понять шестерке, чтобы тот бросал валять дурака и брался за дело. Сам Тони потянул на себя первый ящик наполненный сверху апельсинами.

Отредактировано Anthony J. Derg (2013-11-12 00:42:21)

+6

4

внешний вид

http://s7.uploads.ru/dBXH4.jpg

С собой: в ухе гарнитура беспроводная, микрофон пластичный белый на вороте рубашки; часы на левой руке; ключи от "Yamaha" старой марки, припаркованной через пару кварталов от здания парламента. чОрные очки, брутален, как горилла в балетной пачке

Я в костюме. Нет, неверно. О, БОЖЕ, Я В КОСТЮМЕ. И руки постоянно лезут спустить эту долбанную удавку, называемую «галстуком». Это не моя идея так одеться, а Волков. Чтобы не вызывать никаких подозрений. Даже пиджак заставили напялить. Когда младшие карты увидали меня в таком обличии, прокатился слабый смешок, только один чей-то не в меру высокий женский голос ржал на всю улицу, в конце концов выдавив из себя: «Шкаф в смокинге!». Как смешно, ха-ха-ха, щас уделаюсь от смеха.
Ах, как было бы здорово, если бы беды мои на костюме закончились. Но нет, бесконечно вумные охранники пропустили меня через металлодетектер  четыре раза, заставляя вывернуть карманы, но я все так же пищал. Проходя, я каждый раз говорил:
- У меня спицы в руках! – на четвертый раз уже с раздражением. А охрана странно сузила глаза, подняв брови. Я понял, что меня сейчас заставят раздеваться. Тугодумы, кто таких идиотов в охрану берет? – Может, документы показать? – предложил я. Охрана закивала. Не хватало только туповатого приглушенного «А, да-да, конечно!». Конечно, им. Скворечно! С угрюмой миной провел по сканеру запястьем, на планшете высветилась информация, включая медицинские данные.
Снова это их «А, да-да, спицы!».
Да вы что? Не может быть!
- Спасибо, - процедил я, мысленно пожелав им смерти в страшных муках, когда сгребал ключи обратно в карман и застегивал часы на руке.
Оказавшись в зале, первое, чем занялся, так это начал высматривать SAS, стараясь попасться на глаза как можно меньшим людям. Как лосю двехметровому спрятаться в толпе людей? Режим хамелеона недоступен. Не смотреть в глаза, это единственный выход. Более-менее эффективно, хотя, конечно, далеко от идеальной маскировки. Именно поэтому нацепил невзрачные темные очки. «Люди в черном», твою мать. Агент Кей, блять, режим активирован. Благо, половина зала, включая всю секьюрити, были в таком же прикиде.
Позади подошел Оз и схватил меня за руку, чуть ниже локтя, потянув за собой. Как хорошо, что у меня ауризм и я слышу запахи тех, кто рядом, а то знаю несколько прекрасных историй, когда оперативники на гражданке после таких «внезапно-нежданов» разворачивались и ударяли так, что нос оказывался на полпути к затылку.
Я поднял бровь, снимая очки.
- У нас постоянно проблемы, заебусь тортики на поздравления покупать, - отозвался я, поджав губы. Последующее продолжение его фразы произвело неоднозначное действие. Отчего-то сразу стало понятно, что речь идет о шпионе. Кого еще Оз может желать убить с предельной жестокостью? Хм, да практически всю колоду. Но была беда – Пика я знаю, и он прекрасно разграничивает свои «хочу» и «надо». Последнее всегда идет перед личными желаниями. Интересы группировки выше своих собственных – это всегда вызывало уважение, и не у меня одного. Каким бы жестоким параноиком он не был, другом и лидером он был первоклассным, хоть и отрицал это. – С чего ты взял? - С одной стороны, я тут же подумал про Райана, аура которого тогда, третьего числа, едва заметно изменилась; с другой же мне свято верилось в его непорочность. Но судя по диалогу, дело было не в Райане. Оз и сам не представлял, кто является шпионом, а значит грядет «большая стирка». Дальше началась тирада о том, что ждать достало. Это вызвало у меня кривоватую улыбку.
- Энтони и Анаис уже должны быть здесь, но я слышу только «на позиции» от остальных. В следующий раз я гарнитуру Ане и Тони к ушам припаяю, - пожал плечами, затем поджал губы. – Сначала ждем Эквалити. Кстати о них, - я снова улыбнулся, теперь как-то задорно, и мотнул головой в сторону, - за моей спиной на десять часов. Видишь, все одеты прилично, но чем-то отличаются. У кого заколка черепушкой, у другого браслет с шипами небольшими, - я следил за тем, как Оз смотрит за мое плечо, не без какого-то удовольствия отмечая, что ему пришлось для этого немного вытянуться, - все пересматриваются, находясь в состоянии крайнего возбуждения, держатся вместе. Знакомься, наше прикрытие.

+7

5

Как же все до отвратительности однообразно в этом городе. Или пейзажи настолько приелись, что больше не радуют глаз? Сотни одинаковых домов, скверов, высоченные башни – офисные здания. На мгновение захотелось покинуть этот город. Но лишь на миг. Это место затягивало, как болото, не желая отпускать. Хотя, дело было конечно в другом.
Женщина надвинула на глаза серую кепку с эмблемой веселого персика с несколько окосевшим взглядом синих глаз. Под ним маленькими буковками была выведена надпись: «Свежее не бывает». Такой же полупьяный фрукт больших размеров располагался на груди протертого комбинезона в цвет головному убору, только вот выглядел он слегка грязноватым, но выбирать не приходилось. Да и более того, не на голое же тело это тряпье надевалось. Кожа была надежно защищена черными леггинсами, надетыми лишь потому, что в них было удобно двигаться, и темно-синей хлопковой кофтой. На ногах белые кроссовки для бега.
Француженка даже не поморщилась, подскакивая на пассажирском сиденье, когда машина, крякнув, подлетела на очередной кочке. В голове лишь на секунду пролетела мысль, что дороги могли бы и подправить. Она старалась отделаться от любых мыслей. Опустошиться.  Сегодня ей придется много поработать, а если голова будет забита не нужными размышлениями, воспоминаниями, да и прочим, то ни черта у нее не выйдет. Анаис не привыкла подводить.
Да, детка, сегодня ты изрядно покопаешься в чужих головах.
Женщина шумно выдохнула, думая, что под конец всей этой затеи будет ползти по стенке до туалета. Картина не особо приятная.
Ферра выпрямилась, наконец-то отрывая взгляд от окна, и потянулась, зажмурившись. Моргнув пару раз, Король с некой жалостью осмотрела встречающих. Тощеватый блондин, неумело скрывающий свои проплешины, что давали о себе знать. Взгляд болезненный нервный. Разве что руки не тряслись. Он то и дело смотрел в сторону часов, что, видимо, раздражало одного их охранников, который, скосив на него глаза, морщился и едва заметно покачивал головой. Анаис ради собственного любопытства глянула на правую руку «белого воротничка». Конечно же, кольца не оказалось. Женщина качнула головой, усмехаясь. Она бы не удивилась, узнай, что этот субъект все еще живет у мамочки под боком, да и более того, не собирается её бросать. А по вечерам они попивают чаек, и он рассказывает, как эти мерзкие черномазые работнички опаздывают к нему. Да как смеют?! Они и по английски-то не говорят. А охранники? Два здоровых амбала, он бы и без них справился. Что ж он, не мужик. А мамочка будет активно кивать, подкладывая еще жирный пирожок любимому чаду.
Анаис этот мужичок совершенно не волновал. Она даже не повернула голову в его сторону, когда тот возмущенно на высоких тоннах поинтересовался, а что, неужто ли баба ящики таскать будет. Через некоторое время «начальник» уже сменил гнев на милость, конечно же, не без помощи Тони. А что возьмешь с арабских друзей, что улыбаются своими желтовато-гнилыми зубами, да кивают, ни слова не понимая.
- Не смотри на меня так, словно я уже избита десятком негров, ими же изнасилована, расчленена и скормлена собакам.
Когда ты уже примешь тот факт, что я сильная.
Хотя Ферра прекрасно понимала, что просто тает от такой заботы и отношения, да и просто тает от этого мужчины, когда он рядом, даже сейчас, разглядывая его в этой нелепой серой форме, с этими дурацким персиком, Анаис была бы не прочь задержать поставку еще на немного. Хотя бы минут десять, нет, пятнадцать. Вместо этого француженка ловко выпрыгнула из фургона, поправляя кепку.
Судя по голосу, охранники стояли тут уже не первый час и порядком устали, да еще и этот начальничек, что уже важной походкой ушел на кухню, получив всю нужную информацию. Увидав же еще одного грузчика жующего казенный ананас, их усталость стала перерастать в раздражение. Француженка пристроилась рядышком с одним из них, осматривая широкую спину и ручищи, на которых рукава пиджака готовы были просто разойтись по швам.
И как им удобно так работать?
Ему не нужно было ничего говорить. Она и так все знала. А судя по интонации, казалось, что Дёрг просто через себя пытается стереть на время то, что есть между ними. Глупец. Ферра мягко положила руку на плечо мужчины, уставившись в одну точку. Всё-таки, создавать новые воспоминания, перекраивая старые, было сложнее, чем просто прочитать или же стереть все к чертовой матери.
Вот Мнемозина уже запустила тонкие пальчики в чужую память, разглядывая тот, как их же фургончик неспешно подъезжает задом к подсобному помещению. Затем начинается движение. Охранник, никуда не торопясь, медленно подходит к дверцам, что уже отпирает Тони. Радует, что лица совсем не видно, сама же Анаис стоит сзади, так же стараясь не светить своим личиком. Дальше же начались проблемы. Физиономию шестерки видно просто великолепно, каждую черточку, линию, все, а так же то глупое выражение, с которым он застыл, медленно глотая недожеванный фрукт.
Идиот.
Ферра чуть напряглась, стирая лицо нерадивого работничка, стараясь заменить его на что-то расплывчатое. Третий был – был, но вот воспроизвести его лицо в своей памяти он больше не сможет. Дальше стояла задача посложнее. Анаис сквозь чужие воспоминания почувствовала, как зубы впиваются в нижнюю губу. Это как рисовать новую историю, стараясь не упускать ни одной детали, ибо каждая может стать роковой. Вот теперь он четко помнит, что каждый ящик досконально изведан, чуть ли каждый фрукт не пересчитан.
Француженка отпустила охранника, чуть отшатнувшись в сторону. Сделав два глубоких вдоха, чтобы прогнать отвратительное ощущение подкатившего кома, Анаис подняла глаза на здоровяка, который переваривал только-только полученные воспоминания, затем, махнув рукой своему напарнику, отошел от фургона, освобождая путь. Ферра поморщилась чувствуя, как уголок левого глаза прострелила боль.
- Рожей не свети, идиот, - не смотря на то, что француженка была явно недовольна работой шестерки, голос ее звучал добродушно. Однако, многие уже познали на себя, что мягкость эта обманчива.
Цокнув языком, Анаис потянулась за ящиком с апельсинами, дабы доставить «продукты» на кухню.
Всё не может быть так просто.
- Знаешь, - поравнявшись с Тони, женщина, перешла на шепот, прекрасно зная, как это действует на Дёрга, - даже в этом сером безобразии ты чертовски сексуален. Надеюсь, тебе не помешает работать мысль о том, что я тебя хочу.
И гордая собой, Ферра, тихо посмеиваясь себе под нос, прошествовала на кухню. Теперь нужно было разгрузиться и приступить к дальнейшему этапу переодеваний.

+6

6

Открыв глаза, я проснулся от небольшого щелчка неподалеку, Уже открывают двери, наверное – подумалось мне, после чего я посмотрел на свои часы, которые достались мне еще от отца, по сравнению с часами, которые продаются сейчас, мои часы были довольно старомодными, но мне они очень нравились.   Стрелки часов  показывали 06:35 утра, увидев такую цифру, я потянулся и огляделся. Даааа, как сильно я люблю свою стаю нельзя описать словами, а вот действиями самое то,  Олди мне сказал проникнуть в здание первым и достать одежду охранника, его не интересовало, как я это сделаю, так что мне как обычно пришлось импровизировать. Еще вчера я зашел во дворец как турист, и у меня просто ужасно мутило в желудке. Я побежал в сортир по сами знаете, какому делу, и знаете что? Я там просидел около полутора часов!  Я бы на вас тоже посмотрел, когда вы съедите 8 хот-догов различных типов. Закончив свои дела, я помыл руки в раковине, но я услышал шаги в коридоре, отчего я снова забежал в кабинку, закрыл ее и встал на сортир, спрятав ноги. Уборщица пыталась открыть дверь, но она лишь выругалась и протерла пол только для видимости и ушла, ЗАКРЫВ НА КЛЮЧ МУЖСКОЙ ТУАЛЕТ! Знаете, я очень часто нахожу подобные проблемы на свою голову, но благодаря своему природной сексуальности у меня играючи, получается, сделать так, чтобы это было мне на руку. Ну как вы понимаете мне делать было нечего, я улегся (точнее уселся) спать ночка на сортире была не из лучших, я проспал, наверное, часа четыре. И вот теперь часы показывают мне время 06:45 я встал с унитаза, открыл кабинку, как полагается я умылся и все такое, открыв дверь, я осмотрелся. Приготовления уже только-только начинались. Я увидел охранников, которые просто патрулировали коридоры, но эти двое точно шли прямо в мою сторону. Я закрыл дверь и снова спрятался в своей любимой кабинке. Прошло секунд тридцать, они не прошли мимо, а зашли в туалет и встали к писсуарам, чтобы справить свою нужду. И тут у меня появилась идея. Я вышел из кабинки, подошел к ним, шлепнул по заднице одного из них и сам встал к писсуару, чтобы справить нужду, - Ну что как дела ребят? Уу классный болт! Хотя на самом деле он был очень крошечный, быстренько «пописав» я встал, позади них, и на низких тонах произнес – Простите ребят, но мне нужны ваши штаны, куртка, и мотоцикл* - после чего я движениями кисти свернул им шеи, применив свою способность.  Упав, на пол, я запер со своей стороны туалет, и принялся раздевать одного из них, который носил одежду моего размера.  Одевшись охранником, я спрятал их в одной из кабинок, положив их тела так, как будто они за оральными ласками умерли.  Я знал, что с телами надо было что-то делать, поэтому у меня получилось как-то все играючи сделать, после чего я свалил на кухню и утащил оттуда столик с колесиками, и спрятал под столик тела, и вывез на улицу оставив и сам столик там же. Вернувшись, я занял один из постов, которые должны занять охранники. Я сказал одному из охранников, что мне сказал главный его подменить, после чего он пошел, а я начал обходить коридоры вокруг кухни. По плану, наши должны появиться там, насколько я помню, конечно же.  У таких людей как повара и охранники должны быть места для переодевания, я с легкостью нашел его. Осматривая шкафчики, я нашел три пакета, в котором была аккуратно сложенная форма. Это то, что нужно - подумалось мне, после чего я пошел на кухню, встречать своих братьев по стае. 
Минут через двадцать они постучали по двери с входа на кухню с улицы, после чего я открыл дверь, единственную кого я узнал, это была Аннаис, или как я ее любил называть Ананасис, а кто был с ней, я не знал, или просто не хотел знать, мне было просто плевать. Я передал им одежду, после чего выйдя из кухни, я вошел к ним в фургон и уселся на какие-то ящики. Начальство  стаи охарактеризовало меня как меткого стрелка с великолепным тактическим складом ума. Буквально рожденного выживать. У меня не хватило духу сказать, но дело было в том, что я с детства практически не выпускал джойстик из рук. Да нет, я не о том джойсти… а не важно. – Привет солнышко! – с радостью я обратился. К Ананасику ты не представляешь, какая ночка у меня была! Ты когда-нибудь спала на толчке? – я посмотрел на парня, который был с ней, мне казалось, что я его где-то видел, может даже общались, а может я ему и угрожал, кто знает? Я снова посмотрел на Ананасика – Слушай, пока ты тут переодеваешься, помнишь, ты мне говорила, что я делаю лучше всего? И я еще не мог ответить? Так вот…Это то… о чем ты говорила несколько месяцев, о новом мире, красивом будущем, которое я принесу… Я надеялся… я думал… ни о чем… Я ничего не думал. Увечья, убийства, расчленение, да это спасение. – Закончил я, после чего, снова взглянул на парня, - А знаешь, мы виделись, не понимаю почему, мы столько времени находясь оба в стае не пересекались, но я определенно запомнил твое сладкое личико. Мы с тобой наемничали раньше! Помнишь Францию? И толстого труса, которого нам нужно было охранять? Последние пять минут я вспоминал вслух то время, надеясь, что он тоже это вспомнит и посмеется со мной, но к несчастью этого не произошло. Наверное, он стеснялся переодеваться, когда я рядом? Скорее всего. Закончив, Ананасик, сказала мне помочь им, перенести эти ящики на кухню. Мне впрочем, не составило труда это сделать, наверное, это было единственный момент, когда я молчал. Перегрузив ящики на кухню, я взглянул на их обоих, и указал на выход, сопроводив свои действия фразочкой – А теперь, дрочеры вперде на поиски приключений!

* - Вейд цитировал Терминатора.

+6

7

Look

http://jpegshare.net/images/5f/78/5f786494dacd8f25d7004bcaafbe1a67.jpg
с собой портмоне, портсигар, телефон, магнитные ключи

Легкость бытия миллиардера Сезар оценил именно в тот момент, когда дверь серого лимузина перед ним распахнулась и он ступил на мостовую дорогим итальянским ботинком, уверенный в том, что жар толп не коснется его. Он давно отвык от этого, хотя и ратовал именно за тех, кто пытался пробиться через оцепление и тянул к нему свои руки. С появлением черной головы Торрегросы, в толпе послышались одобряющие выкрики, и самым внятным из них был «Viva, Cezar!”. Испанец внезапно поежился направляясь ко входу, не забывая периодически помахивать рукой. Они ему верили. Они верили ему настолько, что он кожей ощущал этот липкое человеческое доверие. Сезар вдруг испугался. Что ты на себя взвалил, Сесо? Мама приходила в его мысли редко, то ли одобряла их в большинстве случаев, то ли предпочитала не вмешиваться. Но сейчас эта мысль в материнских интонациях заставила его даже замедлить шаг и обернуться. Безучастной стеной отчуждения где-то вдали стояла группа весперианцев, которая резанула Сезара своим несоответствием. Они были так чужды обычному лондонскому пейзажу, что все его сомнения улеглись как дым. Ублюдки...
- Музыканты? - он чуть повернул голову к помощнику, спросил в пол тона, так что слышать мог только он.
- Да, мистер Торрегроса. Заходят через дополнительный подъезд, - помощник указал ладонью где именно.
Цезарь вскинул голову, чтобы оглядеть прибывших. Общественность попросила Шопена сегодня вечером, так что знаком доброй воли, а так же вящего уважения к собравшимся, Сезар решил представить Симфонический оркестр Барселоны имени Салватора Карреса. Краем глаза испанец успел отметить мелькнувший футляр контрабаса и его плотно сжатые губы разъехались в хищной ухмылке. На крыльце глава Apple столкнулся нос к носу (если это возможно на подобный мероприятиях) с Веспер Эллингтон. Слегка коснулся пальчиков губами, улыбнулся:
- Мисс Эллингтон... Видеть столь красивую женщину на столь скучном мероприятии просто боль моего черствого сердца, вы хватаете меня за живое.
И прошествовал с ней под ручку в зал. Там, обменявшим легкими, никчемными фразами (Сезар видел, что Весп сосредоточена не меньше его), они разбрелись по своим местам. Именно сейчас Торрегросе остро не хватало в зале ни Анри, ни Теи. Первый был здесь как рыба в воде и всегда мог прикрыть зад, а вторая... ооо, Тея могла много больше, чем сама о себе знала. Ну что ж, приходилось отдуваться одному.
Торрегроса занял свое место в первом ряду, среди сенаторов и замер в ожидании. Хотел чуть ослабить галстук и отдернул себя. Не время... Глаза только изредка будто рыскали по залу. Именно сегодня он был открыт как никогда...

Отредактировано Cezar Torregrosa (2013-11-21 22:17:48)

+3

8

внешний вид: как-то так + солнечные очки, в руках деловой костюм на вешалке и футляр от контрабаса, в котором вот такой лук & перчатки

Будешь жить не кидая тени,
Обладая горячим телом,
Обжигая холодным взглядом
Станешь ядом. ©

То, что ты задумал, было ново. Обычно ты был прочен в своих убеждениях и прочно стоял на ногах, выбирал сторону баррикад один раз и на всю жизнь. А сейчас твоя вера в Люпус пошатнулась. Она уже не просто дрожала, а трескалась, разваливалась на куски. Надо быть с победителями, а не искренне верить в тех, кто заведомо проиграл. Что дали тебе Волки? Грязные заброшенные подземелья метро, вечную опасность быть пойманным. А что дала тебе работа с Ориджином? Работу, лучшее оружие и условия. Покровительство, в конце концов. Ты был крепок и уверен в одном - не мутантам победить в этой войне. А чтобы не погибнуть во время новой Варфоломеевской ночи, которую люди обязательно устроят, надо изначально быть верным сильным мира сего. Ты ведь в первую очередь человек, просто несколько другой, особенный. И ты стремишься быть как все, обычным.
Это, наверное, и было частью того, что подтолкнуло тебя сделать этот, несомненно, грязный поступок. Предательство, чем бы оно ни было мотивировано, остается предательством, даже смысл неизменен. Но ты был уверен - все это только на благо. На твое собственное благо. Можно было, конечно, не жечь мосты и крушить все, что выстроено, но душа твоя не терпит двоякости – быть одновременно с теми, кого предал и кого предавал раньше. Ты внутри себя – пес, верный только одному хозяину. Но не надо забывать, что любая собака - одомашненный волк, хищник без страха и упрека, рвущий из груди противника его кровоточащее сердце. Но и у дикой своры есть долг, есть честь и есть вожак.
Сегодняшняя афера походила на маскарад. Ты то и дело ловил неодобрительные взгляды охранников – может, среди них был и весп, вроде Иная. Ты еще раз ухмыльнулся, вспоминая о Пасти – эти воспоминания еще долго будут преследовать тебя, но сегодня ты послужишь террористам напоследок. Послужишь кровью собрата и отмоешь ею свои руки от двойного шпионажа. Идти по трупам – так привычно.
Сейчас ты должен быть музыкантом. Контрабасистом. Ты старался не отбиваться от всей толпы оркестрантов, но сам себя ощущал белой вороной. Хотя бы потому, что в футляре у тебя не инструмент со столетней историей и нотами, а лук. Совершенно особенный лук, который ты берег специально для таких знаменательных дат. А вместе с луком ты принес с собой не менее особенные стрелы – потратил неделю, чтобы изготовить три. Не просто классически черные, а напротив – белые. Деревянные, а не пластмассовые, с желтым оперением и золоченым наконечником. О, это воистину шедевр твоего оружия – восхваление организации людей даже в такой момент, отречение от прошлого, которое было в цвете черном.
Как только ты оказался внутри – тотчас отделился от музыкантов и затерялся в толпе, что априори было тяжело - смокинг ты нес в руке, а не на плечах. При этом делал вид, мол, ищу, где бы его одеть. Заметил Цезаря с дамой, и, наконец нашел лестницу выше, в техническую. Торрегроса пообещал, что у техника будет выходной, и ты шел весьма расслабленно. Что, собственно, и было еще одним отличием от Оза - глава Ориджина всегда выполнял свои обещания, причем тихо и не пререкаясь. Достав ключ из-под коврика (плюс еще одно исполненное обещание), ты запер вход на этот дополнительный этаж - сегодня светом будешь ты, только ты поднялся над всеми. Вид отсюда действительно был сказочен - шикарный зал был как на ладони, равно как и фигуры людей. Ты достал из футляра свой музыкальный инструмент, который запоет в тишине своей единственной струной и немного испортит паркет алыми пятнам.
Шоу начинается, голубки. Сокол вышел на охоту.

+6

9

Внешний вид

http://s6.uploads.ru/t/7eY9r.jpg
В руках сумочка с возможными мелочами, блокнот, ручка, hiGlass для личных звонков, hiFlex на запястье, для рабочих, оба устройства поставлены в беззвучный режим.

Вот и настал этот день, который Эллингтон внесла в свой распорядок дня, как только услыхала о нем. О да, тут сказалась и вечная привычка составлять всевозможные планы да распорядки, ну и конечно то, что дело было не просто интересным из-за своего места происхождения, а прежде всего потому, что могло иметь к ней самое прямое отношение. Ведь если она скрывала свою мутацию, то это вовсе не значило, что Веспер не считает себя мутантом и не причисляет к таким же, как она сама. Ей не безразлична судьба своих «сородичей», а потому, женщина намерена, насколько это возможно, повлиять на происходящую ситуацию. Конечно, предстоит еще подумать над множеством возникающих моментов, в конце концов, самой не выдать себя, совершив не верный или крайне опрометчивый шаг… но любую деталь можно решить, вопрос только во времени, ведь как-никак Эл привыкла по жизни сталкиваться с множеством возникающих проблем на своем пути. Что и говорить, черноволосой была явно не по вкусу ситуация с отслеживанием мутантов, ведь как-никак если смотреть на ситуацию здраво, то вполне логично, что подобное может вызвать тут же шквал негодования… а кому следить за деятельность всего этого? Конечно МИ6. Да и если быть до конца откровенными некоторые мутанты были куда безобиднее, чем те самые ущемленные люди. Или те же пропагандисты мира во всем мире, веспериане. Так или иначе в мире должен быть четкий порядок, которому нужно следовать, а не плясать так, как угодно, и это касается всех особей без исключения. 
Черный Майбах заехал на стоянку и уже в скором времени дверца авто отворилась, водитель подал руку помогая женщина легко выпорхнуть из машины. Окинув восхищенным взглядом величественно здание, Веспер поблагодарила своего сотрудника и уверенным шагом отправилась внутрь, где еще предстояло пройти контроль, которого было не избежать даже высокопоставленным чиновникам и лордам.
Эллингтон вполне могла понять и пояснить чем именно продиктован, сей шаг, с открытым доступом к святая святых, однако все же не до конца одобряла подобное. Как-никак никто не отменял беспорядки, да особо буйно настроенных личностей, что могли ввергнуть в шок чопорную аристократию и сорвать весь ход заседания. С давних времен парламент Великобритании имеет множество традиций и обычаев, что несут за собою целую церемонию. Кроме того парламент делится на палату лордов – в которой находятся множество граждан с наследственной властью; палата общин, члены которой избираются путем выборов, ну и Корона в парламенте, что имеет право вето на любой законопроект. То есть, последнее слово за монархом. А он, в силу произошедших событий с покушением на принца Джорджа Лукаса, должен быть явно не в лучшем расположением духа.
Пройдя далее, Веспер лучезарно улыбнулась попавшемуся на пути мужчине. Встреча с Сезаром всегда была приятным событием, даже не смотря на то, что сегодня, по сути дела, они будут по разные стороны баррикад, как-никак у них весьма различные взгляды на данный счет.
«Когда-нибудь насмешка судьбы непременно столкнет нас нос к носу, заставляя принять решение… и тогда, сможет ли каждый из нас сделать верный выбор?» – Мысленно усмехнулась Эллингтон, хотя, стоит признать вражда с Торрегроса была бы не менее сладкой, чем дружба. Именно такой мужчина виделся ей истинным оппонентом, от которого способна стыть в жилах кровь, а принятые решения действительно влиять на дальнейший ход событий, а не просто быть пустым звуком угроз.
- Снова сладко щебечете словно соловей, - Лишь усмехнулась Эл, принимая руку мужчины, что провел ее в зал заседаний.
Веспер заняла свое место, в то время как взгляд скользнул по находящимся там людям, цепко осматривая присутствующим. Когда же глаза неожиданно нашли Олдоса, что тут же подмигнул ей, Эл не отреагировала, и лишь скользнула взглядом далее на другого человека, приветливо улыбнулась ему, и признав в нем одного из министров, с которым она была в дружеских отношения.
«Чудеса, да и только, патологоанатом интересуется политикой столь сильно, что решил прийти непосредственно на заседание, ака какой порядочный гражданин своей страны, патриот с большой буквы» – Насмешливо пронеслось в голове, в то время, как рациональный и аналитически настроенный ум предложил возможные варианты развития событий, стоит ли говорить, что ни один их них не понравился главе СИС.

+3

10

With me +look

Экипировка телохранителя:
- два короткоствольных пистолета + запасные магазины;
- бронежилет новейшего класса защиты;
- защитная барсетка на поясе (на вид - обыкновенная барсетка, но включает в себя 4 мощных светодиодных излучателя, которые с помощью специальной модуляции притупляют координацию движений нападающего, «тормозя», таким образом, нападение);
- микропередатчик в ухе (связь с остальными, выход на телефонную линию, кодирование сигнала и т.д.);
- широкополосный радиоприемник ("сканер" - позволяет определить (разумеется, с известной степенью точности) наличие “жучков”, передающих радиосигналы);
- небольшой складной инструмент (отвертки и прочее в одном комплекте) - как брелок на ключах;
- под видом кредитной карты - складной нож;
- наручники;
- портативный дозиметр в виде авторучки;
- документы, удостоверяющие личность;
- лазерная указка тоже в виде ручки (для передачи сигнала в экстренной ситуации);
- под видом освежителя дыхания - перцовый аэрозоль;
- мини-фонарь, способный при резком наведении на время ослепить противника;
- мини-камера Wega-i последней модели, для обнаружения скрытых устройств слежения;
- небольшой кейс, в котором: мини-аптечка, одноразовые противодымные маски (4 шт);
- второй кейс, в котором: блокиратор радиоуправляемых взрывных устройств - выглядит так - расположен в отдельном месте, подключен к сети;
- очки, позволяющие вести огонь и при ярком солнце и в темноте;
- телефон с защищенной линией;
Also: вся перечисленная экипировка (предметы) имеют компактный и небольшой размер, что позволяет беспрепятственно носить всё при себе и не выделяться на общем фоне.
Одежда соответствует обстановке - классический черно-белый костюм.

Я изначально предчувствовал надвигающуюся беду, о чем сразу предупредил Билла. Он, как и обычно, прислушался к моим опасениям, ведь моя интуиция никогда еще не подводила. И потому мы заранее договорились о защите завтрашнего заседания Парламента с их службой безопасности. Более того, мы не раз уже контактировали и работали сообща, так что проблем с взаимопониманием не возникло.
И потому 17-го сентября я прибыл на место до начала мероприятия, чтобы лично помочь в защите конференции и ее участников. Пройдя процедуру первичного досмотра, я прошел вместе со Стивеном - ответственным за безопасность на Заседании, - в зал, где и будет проходить эта так называемая встреча сторон. Мы еще раз просканировали всё помещение на предмет инородных устройств, а после я разместил и подключил кейс с блокиратором взрывных устройств в надежном месте, поближе к месту скопления главных участников конференции - так, чтобы его никто не видел. Теперь одной проблемой будет меньше. И я лично не спущу с этого кейса взгляд. Не хватало еще, чтобы террористы устроили тут дебош. Да, я прекрасно их понимаю, это чертовски несправедливо по отношению к мутантам - так ограничивать наши права и всячески вести противодействие новой расе. Но разрушениями и убийствами делу не поможешь. Так что... простите, ребята. Но я не могу позволить вам еще глубже закапывать всех нас. Хватит ненужных жертв.
Билл пришел одним из первых участников Заседания - и да, он тоже будет выступать на этом мероприятии, что так или иначе в который раз ставит этого мужчину под угрозу. Верный своему делу, он ни за что не отступится от желания уровнять мутантов в правах с остальными. Чертов утопизм и желание мира во всем мире. Идеи его мне нравятся, но вот достижение их весьма сомнительно.
Когда в зале собралось много народу, мы сели на свои места - я как обычно расположился рядом с Биллом, попутно осматривая всех, кто присутствовал в помещении. Взгляд тут же наткнулся на Сезара, один вид которого как и обычно внушал неприязнь ко всему, что отличается от нормального человеческого существа. Небось, этот мерзавец изрядно подготовился к Заседанию и не лишит себя радости потешить свое самолюбие очередными увещательными лекциями по поводу того, как опасно иметь дело с мутантами. Можно сказать, они были основными оппонентами с Биллом на подобных мероприятиях. Но в отличие от разных активистов, мой подопечный никогда не опускался до жестоких методов. Ничего не могу сказать относительно деятельности господина Сезара, но чувствую, что здесь у него рыльце в пушку.
- Нехорошее у меня предчувствие, - прошептал я Биллу.
- Ты мне этим со вчерашнего дня на мозг капаешь, - усмехнулся мужчина. - Не бойся. Пока мы боремся за правое дело, удача будет на нашей стороне.
Хотелось бы верить в эти идеалистические взгляды. Но ощущение неизбежно надвигающейся катастрофы не отступало. Боюсь, если кто-то захочет устроить здесь массовое кровопролитие, он этого добьется. Любой ценой.

Отредактировано Harper Gates (2013-11-25 17:16:17)

+3

11

- Так давай опоздаем? – Тони проводил ласковым взглядом хрупкую фигуру в сером балахоне. Воображение нарисовала в голове полуголую француженку, усаженную на металлическую поверхность  стола. Тони ясно почувствовал контраст ее теплой кожи и прохладу металлического стола. Он представил, как она, чуть запрокинув голову назад, неловким движением руки сбрасывает кухонную утварь на пол, а потом хватает его за плечо и…
-…Ты когда-нибудь спала на толчке?
«Этот дебил здесь ночь что ли провел?»
Как один из представителей начальство стаи, Тони редко кого характеризовал, как меткого и обладающего тактичным складом ума. Чаще всего он, заняв наблюдательную позицию с дивана, вслух характеризовал щенят, как тупых злобных ублюдков, по которым исправительная колония плачет, и обещал лично сопроводить туда каждого, кто с ним не согласится. На этом Тони обычно заканчивал любые посягательства на воспитание одопечных, отдавая брозды управления папочке-параноику и местному весперианцу. Да и закончились те времена, когда  приходилось заниматься дисциплиной в группировке. Прошли вместе с грандиозной стиркой, устроенной Олдосом.
Тони задумчиво почесал переносицу, переглядываясь с Анаис. Он один не понимал, что несет этот мужик?
С другой стороны, Трефа не очень волновало, о чем там вещал этот громкоговоритель. Энтони гораздо больше заботило то, что они уже в начале операции произвели слишком много телодвижений, рискуя быть замеченными. Элементарная проверка, чей-то внимательный взгляд и вся их операция могла пойти коту под хвост.
- От камеры отвернись, придурок, - только и отвесил Треф, прерывая поток слов из чревовещателя. Он поднял ящик с апельсинами и потащил его на кухню, складывая в углу. Из-под  козырька кепки молодой человек старался отметить всё: сколько дверей ведут в подсобку, где находится огнетушитель, куда смотрит камера. Наличие ножей, морозильная камера. Все это могло быть стратегически важной информацией, если что-то пошло бы не так. Конечно, вероятно всего, если их раскроют, то расстреляют прямо в зале. Однако Дёрг надеялся хотя бы попытаться сбежать. Совсем замечательно, если ещё захватить с собой Анаис.
Боже, как же это было сложно! Смирится с тем, что сегодня твою девушку могут пристрелить к чертям, а ты, возможно, и не сможешь ничего сделать. Совсем ничего. Ни отговорить, ни прикрыть. Дёрг даже рассматривал вариант, чтобы внушить француженки отказаться от операции, да переживал, что любимая потом ему половник в задницу запихает.
Возможно, от того он и злился сейчас больше обычного. От профессионализма щенят зависел не только успех операции, не только его жизнь и жизни товарищей, а жизнь и свобода Анаис, а они рожами на камеры светят, как голливудские звезды в дешевом боевике. Типа выкусите дорогие полицейские, запомните, как я выгляжу, а я потом одену темные очки и вы меня не поймайте, когда я в труселях и домашних тапочках буду мусор выносить. Нет, правоохранительные органы, конечно, те ещё тупицы, но недооценивать их тоже нельзя. 
- Правильно, не думай. Не царское это дело – мозгами раскидывать, мы для этого специально обученных людей завели - спрыснул Треф, опуская очередной ящик на пол.  Ящики с оружием были гораздо тяжелее тех, в которых лежали апельсины. Их Тони складывал отдельно, подальше , чтобы никто, не приведи господь, не подумал запустить туда руку и сделать из их боевой мощи салат для фуршета.
Пока громкоговоритель говорил, Дёрг лихорадочно решал, убить умника сейчас или предоставить эту возможность охранникам, когда начнется заварушка? Тони отродясь не был во Франции.
Вообще-то у него не было пунктиков про субординацию и прочее дерьмо. Честь ему не отдавали, по стойке смирно не строились, но Дёрг своё место в колоде не за красивые глаза получил, и вот с этим нужно было считаться.
Молодой человек натянул поглубже кепку и, взглянув на Анаис, передернул плечами, словно извиняясь.  Он одним большим шагов преодолел расстояние между ним и парнем, локтем впечатывая лицо умника в стенку. Физическую атаку Тони подкрепил мысленным приказом молчать и не рыпаться.
- Нет, котик, ты меня с кем-то путаешь, - Дёрг говорил тихо, методично надавливая на затылок парня, - Но ещё раз откроешь свой рот без разрешения – пристрелю, а перед этим заставлю языком сортир вычищать, раз он у тебя такой длинный.
Тони надавил сильнее. Физическая боль чаще всего способствует запоминанию.
- Приказы здесь отдаю я. Ты молчишь и выполняешь. И молись, тормоз, чтобы наше сегодняшнее знакомство с тобой больше не повторилось. Второй раз я повторять не буду.
Энтони отпустил парня, отходя на полшага назад. Здесь от вездесущего глаза камеры их прикрывали наваленные коробки и кусок шкафа. На этом разговор был окончен, Дёрг не очень любил много говорит. На деле, что поразительно, из шумного бездельника, Дёрг превращался в профессионала.
Одежду, притащенную парнем, Дёрг проигнорировал. Он фыркнул, стягивая с себя серый комбинезон и заботливо убирая его в черную сумку. Оттуда же он вытянул два бейджика с  надписью «PRESS», один из которых кинул Анаис, камеру и кепку. Вот. Теперь он фотограф какого-то малоизвестного журнала, а Ферра корреспондент. И они самые лучшие в мире журналисты, потому что ни фотографировать, ни донимать кого-то интервью они не собирались.
- Наше прикрытие, - парень подмигнул девушки, поправляя козырек, - Скажешь, что я молодец?
Из сумки молодой человек достал и коммуникатор, цепляя его на ухо и воротник куртки. 
Он поднялся, вручая сумку шестерки и отправляя того на позицию. Смерив своего подопечного взглядом, Тони двинулся вперёд. Уже в зале, облокотившись на перила, он чуть наклонился, выискивая взглядом товарищей.
- Мы на месте.
В объектив фотокамеры Тони рассматривал разномастных гостей. А в сумке из-под камеры ждала своего часа маска волка.

Отредактировано Anthony J. Derg (2014-01-07 01:53:53)

+3

12

Наблюдая за членами Эквалити, запахи аур которых становились все острее, я параллельно слушал мыслеизлевание Оза насчет шпиона и причин, по которым он решил знатно причесать стаю. Под конец монолога, я просто пожал плечами, снова водрузив темные очки на нос.
- Как скажешь, - флегматично отозвался я, еще раз приподняв и опустив плечи. В любом случае, разок пройтись по членам Волков будет не  лишним, дабы уж наверняка устранить  - во всех смыслах – возможных шпионов. В лучшем случае им светило стирание памяти. Мне лично, если паранойя Олдоса снова возьмет верх над его здравым смыслом, бояться нечего – нет того, что я должен по каким-то причинам утаивать от лидеров. Так или иначе – Тузы ничего нового обо мне не узнают.
Куда больше заботило сейчас растущее в рядах Эквалити напряжение – они, из-за гипернетерпения, только что неоновой вывеской «уж скорее бы!» не мигали. Я закусил губу, начав беспокоиться – в наушниках минимум звуков. Ничего нового. Закрались мысли, что Анаис и Тони поймали, но я себя одернул – они двое команда менталистов номер один. Вообще, даже удивительно, что Волки, с их помощью, еще не додумались ограбить банк – служащие наверняка не то, что сами вынесут деньги и не вспомнят грабителей, так еще и вовсе будут уверенны – ничего не исчезло, ровно такое количество наличности хранилось в сейфах.
В следующий миг раздался голос Тони, я выдохнул в наушник, постаравшись проконтролировать количество волнения и негатива, которое мелькнуло в голосе:
- Еще позже надо было наушник одеть, - пробормотал я в микрофон, слегка опустив голову. В следующий миг в моей гарнитуре раздались несколько гопнико-подобных смешков, в духе «хы-хы-хы» и последующий комментарий «король треф ворчит, как дед». Гомодрилы, твою мать. И что это там за обезьяны ржут? – Да. Кроме того, этот дед вас прекрасно слышит, - пещерное «ыхы-хы-хы» резко заткнулось и наступила гробовая тишина. Надеюсь, что тот гориллмэн уже начал рыть себе могилу, дабы сократить мне время работы.
Теперь была моя очередь тащить Оза. Я осторожно взял его под локоть.
- Идем, - как только Олдос поддался, я отпустил его локоть и сунул обе руки в карман. Одна из прелестей встречи на месте - оно выбрано так, что народа там не шибко много, более того - как-то изолировано от остального зала. Мы обошли зал с внутренней стороны, поднялись по лестнице и вышли как раз к Тони, Анаис и…что за черт с ними ошивается?
Только через несколько секунд, когда загадочный «черт» повернулся, я понял – Вейд. Теперь стоял, приспустив очки и смеривая десятку взглядом исподлобья. Откуда форма? Задвинув очки обратно, я в два шага сократил между нами расстояние и двумя пальцами приподнял бейджик.
- Отличная форма, Агент007, - похвалил я, после чего содрал бейдж и ткнул им в лицо Вейда. – Со времен этой фотографии, ты знатно побледнел и похудел, - сквозь зубы процедил я, демонстрируя ему фото полноватого чернокожего мужчины, которое красовалось на карточке. – Меняй такие вещи. Только не говори, что нет с собой бейджа, - не зря же его посвятили в некоторые подробности плана? Правда, тут такое дело – форму он должен был добыть сейчас, а не прийти уже в ней.
Я ощущал подвох. Где он взял форму? У кого? Что сталось с носителем?  Но, честное слово, думать сейчас об этом мне не хотелось. Потому что, я думаю, тут же обнаружиться десять тысяч причин начать читать лекции. А время, как бы, не подходящее.
Сначала дело, потом разбор полетов. И перейдем сразу к делу.
- Хватит одного охранника, чтобы объявить о липовой бомбе, когда Эквалити начнут веселье?

офф

http://s3.uploads.ru/pqRTc.gif

+2

13

Роберт Джеймс Колл в который раз за сегодняшнее утро поправил  дурацкий бордовый галстук. Быть в штатском его раздражало без меры, но, увы, сегодняшнее заседание Парламента требовало от него пиджака, сжимающей белоснежной рубашки, черных брюк, убогих лакированных ботинок. Этот  набор словно мешал ему сосредоточиться, что подливало в огонь раздражения еще масла.
Если быть честным, ему было плевать на то, что сейчас затирали эти умные дядьки и тетки, возомнившие себя творцами чужой судьбы. Ишь чего вздумали, отслеживать мутантам, это ж не потрахаться спокойно ни посрать. И если раньше он придерживался того же мнения, что и эти любители нацепить на мутантов маячки, то когда это коснулось его жены, он тут же сменил свое мнение. Роберт цепким взглядом серых глаз вылавливал из толпы «странных» личностей со странными слишком яркими, привлекающими внимание акссесуарами или же просто вырвиглазным цветом волос. Он чувствовал, что это заседание не закончится мирно и хорошо. Вот только он никак не мог понять, откуда именно стоит ждать подставы.

Лили Бешеная, по паспорту Лионель Руби Мартинс, сузив свои итак маленькие глазки, осматривала всех с таких отвращением, что казалось, сейчас нашлет на каждого проклятие, подожжет взглядом, заставит гнить. Однако, пока этого не получалось. Лили  ничего подобного не умела. Зато двадцатидвухлетняя девица с выцветшим розовым цветов жестких, измученных краской, волос могла создать еще две таких же Бешеных Лили. Правда, копии были немного кривоватыми, молчаливыми и пропадали минуты через четыре, но это хватит, чтобы отвлечь внимание от оригинала.
Ишь чего вздумали, выслеживать! Еще в стене поставят, да расстреляют!
Лили покрутила в пальцах шарик диаметром сантиметромв пять, что прятался в кармане широкого балахоноподобного платья зеленого цвета, медленно приближаясь к главным шишкам сегодняшнего «шоу». Достигнув наиболее удобного места, девушка резко вынула шар, с безумием в глаза бросив его прямо в центр зала.

Спустя минут пятнадцать после начала Заседания помещение стало заполняться белым, густым дымом. Несмотря на приятный и странный запах клубники, среди присутствующих началась паника. Конечно, в таких ситуациях стоит сохранять спокойствие, ведь кругом охрана. Но если кругом охрана, то как же так получилось, что кто-то посмел прервать заседание столь ужасным способом. Со всех сторон стали доноситься вскрики, всхлипы, возгласы негодования. Итак. Заседание было сорвано.

Роберт Джеймс слишком поздно понял откуда идет угроза. Девица с просто отвратительной прической, что-то вроде «утро с перепоя», в зеленом балахоне, что мешал ей двигаться быстрее, смывалась с места преступления. А вторая точно такая же девица стояла, словно столб, пустым взглядом уставившись в стену напротив.
И дурак бы догадался, что что-то не так. Колл словно хищник двинулся к своей жертве. А получив приказ: «Устранить угрозу», уже не сомневался, что девчонка поймана. Однако, его опередили.

Лионель Мартинс не успела скрыться с места преступления. Меткий выстрел прямо в сердце тут же остановил жизнь юной особы. Но та напоследок успела сделать еще одну выходку, конечно уже без своей инициативы.
Тело девушки, что не успела далеко уйти, покачнулось и рухнуло вниз к итак уже паникующим граждан. Распластанное тело с яркой кровавой дыркой на груди усилило панику, и народ словно бешеный ломанулся к выходу, чуя, что это не последнее непредвиденное событие. И был прав.

+3

14

Она аккуратно прилепила на темно-синюю кофту бейджик со своим очередным новым именем. На сей раз ее звали Луиза Кук. Кто вообще придумывает имена? Им так часто приходится пользоваться поддельными, что пора бы завести для этого специального человека, чтобы это не выглядело столь нелепо. Хоть в имени этом не было ничего криминального, но на Луизу француженка никак не тянула.
Распустив волосы, Ферра тряхнула русой гривой, после чего собрала их вновь, делая свой вид более менее презентабельным. Конечно, спортивного вида незаметная репортерша не привлечет к себе лишнего внимания. Не должна, по крайней мере.
Женщина медленно прошагивалась вдоль перил, поглядывая вниз. Заседание уже началось. И люди с умным видом начали вещать о том, что на мутантов стоит повесить маячки, словно они какой-то скот или редкие животные. Доводы иногда достигали какого-то абсурда. Что-то из разряда: «Мы так хотим и плевать, как мы это получим». Конечно, некоторые были против подобных методов, но тогда на них падали взоры, полные такой ненависти и пренебрежения. Несогласных карали. Если не сейчас, то позже. Но знают ли они, что в зале есть те, кто хочет наказать их?
Ферра вздохнула, поражаясь, в который раз, стадности общества. Пастух сказал: «Да будет так, теперь мы идем к водопою», и стадо послушно идет. Но ведь люди не овцы. И кто-то хочет пить, а кто-то есть, а кто-то и вовсе ничего не хочет. Но они словно зомби. Как же она устала от этого. Именно поэтому она с Волками? Не так ли, Анаис?

Она не сразу поняла, что случилось. Дым клубами поднимался снизу, а затем крики. И толпа хлынула на нее, словно волна в шторм, стараясь поглотить, утопить, уничтожить. Схватившись за перила, Ферра прижалась к ним, пытаясь разглядеть, что же произошло. Увы, из-за сильного задымления ничего не было видно.
Паника нарастала, как и всеобщее непонимание. Как? Зачем? Почему? Как посмели? Как осмелились пронести?
Дым постепенно таял, слишком медленно, но уже можно было различить худую, даже тощую, девушку облаченную в безвкусный балахон. Она лежала в неестественной позе, закинув голову назад. Лица все еще не было видно из-за дыма. Француженка лишь после этого отдалась под власть толпы, сливаясь с ней, дабы пробраться к своим товарищем.
- Ос? Инай? - несмотря на общую суматоху, она говорила тихо, слишком тихо, - у нас есть план Б? Или план все случаи жизни? Или план на то, что какая-то девица задымит Заседание, а потом трагично умрет? - в том, что девчонку убрали здешние «профессионалы», Ферра не сомневалась. - Ах-да стоит учесть, - Анаис ловко вынырнула из очередной волны паникующих, - что где-то тут засел блядский, мать, его снайпер.
Несмотря на то, что дым стал чуть слабее, он, словно туман охватывал помещение медленно продвигаясь, разрастаясь, как паразит.
Плохи наши дела.

С одной стороны — это был шанс, с другой — возможность провала. Работать в затуманненом помещении было сложнее, зная, что где-то наверху сидит тело, способное убить с одного выстрела.
- Ос, выдай мне, приблизительно, свое место положение, попробую прорваться. И ребята. Между делом нам нужен новый план.

+2

15

- Сейчас. Занять позиции,- голос Трефа металлом звенел в наушниках, и несколько человек в зале, сливаясь с толпой паникующих, двинулись в сторону кухни быстрой и уверенной походкой. Если здесь сегодня и случиться справедливость, то несущие её будут вооружены. И крайне злы.
- Перекрыть выходы, -  волки не задавали лишних вопросов.
Из-под кепки не было видно, но глаза мужчины нехорошо блестели, когда он сверху смотрел на стадо в деловых костюмах. Все они, будь то хорошие или плохие, политики или просто заинтересованные зеваки, для него умерли в тот же миг, когда погибла девушка, бросившая шар. Каким бы глупым ни был её поступок, и какие бы мотивы он в себе не нес, она не заслуживала смерти. А вот все они, все те, кто позволил трагедии случиться, сейчас подписали себе смертный приговор.
В конце концов, это банально противоречило тем законом, что они же сами придумали и приняли на веру.
Отдав серию коротких приказов, Дёрг наконец оторвался от перил и позволил толпе отнести себя к лестнице. В потоке людей он спустился на первый этаж, встречаясь с глазами с товарищами. Во взгляде террориста не было ни сомнений, ни страха. Как, в общем, не было его ни в глазах соплеменников.  Тони кивнул одному из мужчин, и тот, получив сигнал, достал из-за пояса пистолет, делая серию предупредительных выстрелов в потолок.  В то же мгновение, Дёрг надел на лицо приготовленную маску, скидывая с головы кепку на пол.
- Ос, Инай, прикройте меня. Черт с два мы спустим им это с рук. Я к сцене.
Дальнейшее заняло от силы всего пару минут. Действия террористов действовали слажено и на удивление быстро, словно они готовили этот сценарий несколько месяцев. На самом деле, конечно, нет. Их план, пошагово продуманный в самом начале, рухнул вместе с телом несчастной активистки. Но никто из людей и не догадывался, какой подарок они преподнесли мутантам и Волчьей Пасти. В мире, где всё продается и покупается по щелчку пальцев, где «дипломатия» - это плод хитросплетенных политических узлов, малейшая ошибка может стоить потери власти. Всего одно неверное решение или неудачно брошенное слово – и чаши весов меняют своё положение. Тот, кто вчера скалил зубы из самых низов общества, сегодня могли приветливо улыбаться с экранов телевизоров, сбросив своих врагов в яму с металлическими щипами. Из-з одной ошибки! Вот отчего не стоит верить политикам – чтобы выживать в мире лжецов, надо самому освоить это искусство.
Если ещё вчера они были «преступниками» и «убийцами», то сейчас, в этот самый час, чаша весов угрожающе качнулась.
Энтони легко вырубил какого-то не очень удачливого телохранителя, в следующую секунду хватая за воротник дорого костюма политика, что полчаса тому назад с пеной у рта выступал за отслеживание мутантов.  Мужчина не сопротивлялся, только побледнел и разом потерял весь свой боевой задор, став как-то сразу меньше в размерах. Гул в зале прервала череда выстрелов в воздух: ещё троих, одну женщину и двоих мужчин, террористы усадили на колени, прижимая пистолеты к затылкам.
- Дамы и господа. - Треф, продолжая держать напуганного политика, как нашкодившего котенка, забрался на сцену, пару раз стукнув по микрофону. Направленные на сцену камеры продолжали снимать прямой эфир, - С вашего позволения, - несогласных не было, в зале висела осязаемая тишина, и голос Туза тяжелым грузом падал на плечи собравшихся, - Я всё же не удержусь и скажу пару слов. Для тех в танке я напомню, что сегодня вы уже убили одного человека и жизни оставшихся тоже в ваших руках.
Всё было до банального просто: сними снайпер Дёрга, он бы одновременно убил бы и тех, к чьим затылкам прижимали холодное дуло пистолета. В этом вся прелесть заложников - они как гарант безопасности. Начни сейчас кто-то из охранников стрельбу, то погибших в перестрелке людей, повесели бы на «защитников».
- Но мы  пришли сюда не угрожать, - даже глухой смог бы уловить нотки боли в голосе говорящего, -  Мы – голос всех тех, кого они, - Тони кинул политика на пол перед собой, - Сегодня опустили до уровня скота, на которой можно повесить ошейник, которой можно стрелять – камера дрогнула, переползая на труп посреди зала, - Без суда и следствия. Они делают из нас монстров: но посмотрите, кто здесь настоящие чудовища? Хладнокровные, безжалостные, упрямые в своем невежестве и страхе перед тем, что, возможно, могло бы однажды стать спасением человечества. – Тони  шагнул в сторону, разводя руки, - Чем она была хуже всех них? Заслуживает ли смерти человек, чье единственное желание было отстоять свою свободу, данную ему при рождении? Этим вопросом стоило задаваться. Опасны ли мутанты? Не более, чем люди, способные на прилюдное убийство невинного и напуганного ребенка.  Я всего лишь хочу напомнить вам о том, что и этой девушки есть семья. Что она так же, как и вы, ходила за покупками, и что сегодня её кто-то ждал домой. Она была дочерью. Сестрой. Подругой. Но для этих людей, - Треф повысил голос,  указывая пальцем на притихшего политика, сидящего перед ним на полу, - Она всего лишь мутант. И плевать они хотели на всё остальное.  А завтра они придут за вашей дочерью. Женой. За отцом ваших детей, чье единственное преступление было отличие от них. Разве от этого он стал плохим человеком? Разве он пошел убивать на улицы? Стал ли он меньше любить своего ребенка?  Мутанты не отличаются от вас. Мы не преступники – нашей вины перед вами нет, - камера опять переползла на труп, беря крупным планом побледневшее лицо девушки, а Треф тем временем продолжил, - И сегодня она умерла только потому, что вы позволили им убить её, позволили им считать, что они вправе решать судьбы ваших родных и близких. Что они вправе решать, что могут вершить ваши судьбы безнаказанно, и что убийства, насилие и жестокость, - мужчина ногой толкнул в спину свою жертву, - Сойдут им с рук. Я хочу, чтобы каждый услышал меня: нет. Мы будем до последнего защищать вас и ваши права. Мы не позволим им убивать нас и клеймить, как домашний скот. И ни одно преступление, совершенное ими, не останется безнаказанным. Все, чего мы хотим – это справедливости и мира для всех. И с нашими голосами придется считаться.

+5

16

Я на время выпал из реальности. Кто-то говорил, но я все прослушал, почувствовав странный запах решимости, задиристого веселья, ненормального предвкушения чего-то грандиозного. Источник этого запаха нашелся мгновенно, и время замедлило свой ход. Словно шагая на эшафот навстречу своему палачу, она медленно продвигалась к трибуне. Я как в плохом старом фильме, с паршивой покадровой съемкой, следил за ней, понимая, что все идет совершенно не так как нужно и сделать с этим уже ничего нельзя. Не стрелять же ей в затылок. Кто-то из Волков бойко вложил мне в руки принесенное Тони и Анаис оружие и маску, но я не знал кто. Даже не понял ничего, автоматически спрятав и то, и другое.
Ее смертный поход продолжался. Мои глаза расширились, когда девчонка нырнула за чем-то в карман, а затем, вынув, бросила перед собой. Зал за небольшой промежуток времени заполнился густым белым дымом и поднялась паника. Люди начали кричать и пытаться выбраться из зала, раздался приказ Тони. Я закрыл глаза лишь на мгновение, запуская в себе режим хладнокровия. Пальцы достали маску, спрятанную ранее, и нацепили ее на лицо; затем они же выудили пистолет из-за пояса, куда оный был убран минутой назад, передернули затвор и взвели курок. Тело действовало само по себе, отдельно от моего сознания. Все это давным-давно стало условным рефлексом и запускалось каким-то щелчком в голове, либо выключающим сознание полностью, либо ограждающим его от происходящего.
А затем безумная девчонка-бунтарка, устроившая локальный Конец Света, упала замертво. Я закусил губу и через секунду почувствовал на кончике языка вкус крови.
Еб. Твою. Мать.
Я кивнул Анаис, подтверждая то, что план нам нужен. Энтони, как истинный гений и талант, мгновенно его придумал, срываясь вперед. Мне осталось только мотнуть головой Озу, безмолвно прося его зайти с другой стороны, а самому рвануть на противоположную. Благо, путь уже расчистился, люди рвались к выходам, а выходы оказались заперты. Прикройте его. Были бы еще для этого удобные места, чтоб прикрыть. Впрочем, оное вскоре обнаружилось – балкон-лоджия, или как это назвать, закончилась, под углом девяносто градусов примыкая к стене. Я опустился на одно колено, прижался плечом к перегородкам, и вытянул руки, с зажатым в них оружием. В этот знаменательный момент Тони с группой поддержки выскочил со стороны лестницы внизу и на сверхскоростях мчался к сцене. Все обошлось без последствий – Тони и еще двоих наших взяли в заложники несколько политиков. Я наспех пробежался по залу глазами, зацепившись за двоих поразительно спокойных мужчин в смокингах. В голове щелкнула догадка, что это САС, она же подтвердилась, когда один из них как бы невзначай шевельнул рукой. Я знаю этот жест: ждать. Берегут жизни политиков, они не знают, сколько нас тут, волков и не рискуют. К сожалению, мне тоже не понять, сколько здесь оперативников.
- Двое внизу, в середине зала, блондин и брюнет на три часа от Трефа, - бойко отрапортовал я в микрофон, пока сам Трефовый Туз толкал свою восхитительную речь. Я бы и сам заслушался, если бы не был занят продолжением сканирования зала, - один у стены слева от Трефа на одиннадцать, - Тони говорил то, о чем я всегда думаю. Все для Алакея и ради Алакея. Единственная проблема – как бы я не хотел, но большинство близких мне являются весперианами. Но ведь мы хотим мира. А какой мир, если мутантов травят и те, и другие? Хочешь мира – готовься к войне.
Я бы даже зааплодировал, если бы руки не держали сиг. Хорошо бы еще, чтоб Тони не отпускал заложника, а то его быстренько снять могут. И где же остальной спецназ? В зале больше нет таковых, простая охрана и телохранители. Оперативников бы я узнал уже, было время рассмотреть детальнее. Рыбак рыбака видит издалека, блин. Мне в голову пришло, что они могут быть за сценой, там, где их не видно. И эта идея оказалась насколько разумна, что я только качнул головой в бок: Ты великий оратор, друг, - восхитился я в микрофон, адресуя эту фразу Тони, - если ты кончил, то нужно сматывать удочки – у меня стойкое ощущение, что мои коллеги по цеху ждут удачный момент, чтобы вас повязать.

офф

пороть хуйню? знаем, умеем, практикуем

+2

17

Индивидуальные итоги:
После появления в зале заседания Отряда САС прогремел взрыв. В суматохе парламентарии кинулись к дверям. Райн вусмерть обезвредил одного из Волков раньше, чем тот смог добраться до Цезаря. Сам Торрегроса отделался лишь несильным ушибом плеча. Входе схватки с отрядом САС пострадал Олдос - он лишился глаза. Энтони пришлось прикончить ноющего политикана, добраться до Анаис, после им обоим удалось без  особых проблем покинуть здание. Однако они еще часа три пытались отвязать от себя "хвост".  Эрондейла чуть было не повязали его же сослуживцы, но услышав бурчание "да вы что издеваетесь?! я бы никогда на смерть пингвином не оделся!",   его отпустили с миром, хотя еще неделю за ним пристально наблюдали. На следующий день Веспер вызвало начальство и настойчиво грозило пальцем, что никакой информации о готовящемся бедлами со стороны Ми-6 не поступило. 

Пж-ста, обратите вниманое:
Голосовые записи Тони, по которым его точно вычислят, если он будет не осторожен.

Общие итоги:
Заседание было сорвано, закон так и не был принят. Сказать, что итоги этого заседания в парламенте запомнятся всем надолго - это ничего не сказать. Длительные дебаты, кои в следующие недели захватили все СМИ, так и не смогли прийти к единому мнению. Некоторые утверждали, что все произошедшее не более чем мастерская игра Волков, что они сами подстроили  убийство Лионель Мартинс  с целью вызвать хаос в зале. 
Число убитых в ходе событий 17 сентября составило 19 граджан, ранено 27. Среди них были как люди так и мутанты и веспериане.
Произнесенная речь одним из террористов кусочками расползлась по сети,  но и там мнения общества разделились. Некоторые утверждают, что если Волки придут к власти, наступит новая эра процветания - мутанты могут многое сделать для мира, но другие видят в ни таких же политиканов, и известное зло для них полезней, чем непонятная свора, не готовая показать свои лица. Также определенный процент населения обеспокоен, что сделанные заявления не являются правдой - иначе зачем был нужен этот взрыв и захват несчастного политика?
Также, на месте преступления были найдены следы ДНК некоторых незарегистрированных мутантов, также пострадавших в ходе событий 17 сентября. Сейчас ведутся их поиски, хотя Скотланд-Ярд заявил, что намерен призвать граждан к ответственности и пройти регистрацию, а вопрос о принадлежности к террористической группировке Люпус Риктус в каждом случае будет рассматриваться отдельно.

0


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Закрытые эпизоды » 17 сентября - Заседание Парламента.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC