DEUS NOT EXORIOR

Объявление

С 25 апреля проект закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » Отдых, мать его, на природе.


Отдых, мать его, на природе.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

16 октября 2054 года; 18:00;
Шотландия, аэропорт Глазго; после - Внешние Гебридские острова

Закрыть на опасность глаза не значит избежать ее. Напротив, закрывая глаза, становишься уязвимей.

30 сентября Эрондейл и четыре группы эскадрона G были направлены на урегулирование конфликта в Глазго. Итак, Инай по собственной недалекости и глупости сказал сестре, что операция не засекречена и SAS патрулируют улицы недавно побывавшего в революционно-митиннговом аду Глазго в военной форме, правда местных силовиков, дабы не палиться. Ситуация уже сгладилась, так что на улицах спокойно, осталось только переловить главных зачинщиков беспредела. В общем-то, он не предполагал, что сестра и сын приедут.
За день до этого как раз перебралась в Глазго Анаис - Инай передавал ей данные об оперативниках эскадрона А, который будет патрулировать Лондон весь октябрь. Так что когда сестра позвонила и сказала "мы вылетаем, через несколько часов будем" - Инай пришел в некоторый ступор. И заручившись поддержкой Анаис пошел встречать любимую семью.

Очередность:
Нита, Алакей, Инай, Анаис
Участие ГМ
Нада

+3

2

внешний вид

http://s7.uploads.ru/t/wkmZx.jpg
накладки на ладони,

кольцо

http://s6.uploads.ru/t/bYv7r.jpg

, в сумке планшет, косметичка, кошелек с карточками и наличкой, на запястье hiFlex

- Стич, как там с билетами?
- На ваше имя забронированы два билета в компании British Airways на рейс BA 1474 Лондон - Глазго. Вылет из Лондона 16 октября, аэропорт Хитроу в 16:35, время в пути 1 час 20 минут, прибытие в аэропорт Глазго в 18:00. - проскрипел мультяшный голос домашнего iHolo. Нитья довольно кивнула и уложила в дорожную сумку планшет. Через несколько часов они будут в Глазго, с утра она сгоняет на конференцию, Инай как раз день побудет с сыном для разнообразия. Эрондейл зарегистрировалась для участия в международной конференции еще неделю назад, просто не смогла пройти мимо информации о том, что в Шотландию съезжаются мировые звезды дизайна, если можно так выразится. Мастер класс от гуру, обещанный организаторами конференции, был как нельзя вовремя - один из мэтров специализировался по вопросам старой классики, ампира и арт-деко. Нита, по мере углубления в проект Линдсей - хауса ловила себя на том, что в ее знаниях имеются существенные пробелы, которые необходимо устранять, если она хочет удовлетворить и без того высокие требования Торрегросы. Испанец предпочитал арт-деко, этот роскошный почти забытый стиль, который, стоит признать, чрезвычайно подходил ко всему его образу... Весперианка раздраженно замотала головой, отгоняя явно лишние мысли. Прочь, прочь. "Думай о доме, а о его хозяине, который, к слову, тебя ненавидит настолько, что даже не пытается это скрыть. Закончишь работу, чтобы не было никаких претензий - и больше его не увидишь..."
- Алакей, зайчик, ты готов? - Чтобы не оставлять Ала на попечение нянькам, Ния решила взять его с собой. Эни сам говорил, что обстановка в Глазго спокойная, опасности никакой, даже комендантского часа не вводили. А значит... "Значит, ехать не запрещено. А все, что не запрещено - то разрешено." - Ния взглянула на себя в зеркало, сделав моську батончиком, и кивнула своему упрямому двойнику. Необходимо сменить обстановку, все равно эти пару - тройку дней она спокойно может поработать хоть в Австралии, в особняке ее присутствие не требуется, на днях капризный заказчик снова изощренно сумел испортить настроение, так что небольшая передышка - то, что доктор прописал. Эрондейл повесила на плечо сумку и, направляясь к выходу, остановилась у лестницы на второй этаж:
- Ал, поторопись, пора ехать! - услышав топот ног племянника, открыла входную дверь и, обернувшись, крикнула в глубину дома: - Стич, я оставила свой компьютер включенным и синхронизировала с планшетом. Если вырубишь его - я тебе уши оборву, ты понял?
- Стич пушистый и симпатичный, - пробурчал iHolo и Нитья рассмеялась, выходя за порог. Не зря они в свое время убили два дня на перепрограммирование - теперь каждый день дома на позитиве. Алакей влез в машину, когда Нита уже завела мотор и приготовилась звать его в третий раз. Беззлобно попеняв племянника за нерасторопность, Эрондейл выехала со двора и направила авто в сторону аэропорта.
Уже пройдя регистрацию и ожидая приглашения на посадку, Нитья вздохнула и набрала номер. Услышав в трубке голос брата, с улыбкой затараторила, весело поглядывая на Ала:
- Эни, привет! как ты?... Что?... А у нас все отлично... Да, Ал рядом, передает тебе привет... Как там погода в Глазго?... Серьезно? Ой, ну отлично же!... Что? Нет, ничего особенного... Просто мы через десять минут садимся в самолет, так что в 18-00 встречай нас в Глазго, рейс BA 1474... Что? Что? Эни, нам пора, потом поговорим... - весперианка отключила связь и заговорчески подмигнула мальчику, - Папа очень нас ждет.

Отредактировано Nitya Herondale (2013-11-22 22:47:43)

+3

3

внешний вид

Пока тетя внизу разбиралась с последними приготовлениями для дальнейшей поездки, я, подперев рукой подбородок, рисовал на бумаге загогулинки и черточки; почему-то фантазии никак не хватало на цельную картину или хотя бы ничтожную зарисовку. Снизу доносились голоса прикольного мультяшного голоса домашнего помощника Нитьи. Он казался мне забавным, совсем, как человек. И имя у него было забавное - Стич. Мне говорили, что раньше, еще до папы, был такой мультик, но вот найти его и посмотреть мне никак не удавалось, постоянно что-то отвлекало - то школа, то тренировки.
Папа уехал уже давно, и признаться себе, я чертовски по нему скучал. Не в обиду Ните, она большую часть времени проводила за работой, так что фактически я был предоставлен сам себе. Некому было постоянно будить меня в школу, стаскивать за ноги с кровати, храпеть за стенкой, как медведю, павшему в зимнюю спячку, никто не смотрел со мной мультики по вечерам, никто больше так заразительно не смеялся над неудачами неуклюжей панды. Только вот об этом я бы никогда не признался никому, даже себе, я ведь взрослый мальчик, скоро мне было бы целых тринадцать!
Снизу меня позвали, я быстро скомкал испорченные листы и, закинув в портфель, что брал с собой в дорогу, начал в спешке кидать туда пару футболок, джинсы и прочую лабудень, что не удосужился собрать заранее.
- Да иду я, иду! - прокричал в ответ Нитье, сбегая по лестнице вниз и захлопывая за собой входную дверь и прощаясь со Стичем, ладно хоть в машину не на ходу пришлось запрыгивать, а то тетя может!
- Я чуть успел, думал, ты без меня поедешь! - ответил я на беззлобный укор.
А потом понеслось... Регистрация, документы; конечно, жаловаться мне было не на что, всем заведовал не я, а Ния, я лишь беззаветно пятился на  табло, ожидая, когда не нам высветится наш рейс, который быстро доставит нас в совершенно незнакомое место. Я все гипнотизировал его взглядом и даже не услышал, как сзади меня произошел короткий мобильный разговор. Как только на табло засветился заветный номер нашего рейса, я схватил папину сестру за руку и потащил вперед как слова на привязи.
- Пошли уже, быстрее сядем - быстрее прилетим!
К слову сказать, это был один из первых моих полетов. Все было для меня в диковинку - мягкие кресла, узкие иллюминаторы, девушки в фирменной одежде, предлагающие напитки. А когда мы уж взлетели, счастью моему не было предела. Эти облака, похожие на сахарную вату... так и хотелось лизнуть, жаль, стекло мешало.
Весь полет я ерзал на месте, то предвкушая скорую встречу, то переживая полет, дергая тетю за рукав и восклицая "Вау!". Отвлечься почти не удавалось, я пребывал в каком-то странном возбуждении, от чего кончики пальцев и носа стали холодными, а окно от перепада теплого воздуха салона и моего "ледяного" дыхания запотело. Вот тогда-то мне и прошлось немного утихомирить свои чувства, а то так и катастрофу недолго устроить.
Полет для меня пролетел незаметно, правда, при посадке немного укачало, из-за чего Нитье пришлось чуть ли не тащить меня на себе. Но и тошнота, и головокружение быстро прошло, стоило только в толпе разглядеть долговязую фигуру отца.
- Па! - закричал я, подбегая и с разбегу налетая, повиснув на шее.

+3

4

внешний вид: так, серые митенки, на шее повязка, немного пропитанная кровью. В наплечной кобуре SIG P228

Отпроситься на пару дней не составило труда, ибо «ради бога, будешь в гражданском дежурить». По факту, я еще работаю. В том, что оперативники SAS-22 очень часто ошиваются в гражданском, дабы слиться с населением, есть определенные плюсы. Например, совместить работу и встречу с Анаис. Пару дней назад открыли аэропорт, сняли оцепление с улиц. Только напряжение былого конфликта витает в воздухе, а с улиц все еще убирают стреляные гильзы и использованные баллончики слезоточивого газа. И, конечно, смывают «воодушевляющие» надписи «долой выродков» и «мутанты – не люди». Сказать по правде, сражаться с вопящей толпой, жаждущей плоти и крови сверхлюдей, было чуть более, чем просто по кайфу. Я получал истинное наслаждение, заламывая руки особо упоротым клиентам. Все-таки, от этой работы можно получить удовольствие. Иногда. Когда операция не связана с подавлением митинга, устроенного мутантами.
Или, может, меня отпустили потому, что на шею была наложена повязка. Предположения не имею, как тот верзила (не думал, что встречу кого-то, выше и в два раза больше себя), подошел и сумел полоснуть ножом. Благо, обмундирование смягчило удар, и мне не отрезали голову, а просто рассекли кожу и перерезали пару вен. Ничего страшного, в прочем, вполне переживаемо. И не такое случалось. «Будет шрам» - оповестили врачи. Какой ужас, шрам. У меня ведь их совсем нет, я не переживу полосы, о ужас!
Анаис вообще-то по делам приехала, мне надо было передать данные. Фото бойцов эскадрона A, которых вчера перебросили в Лондон. Будут в форме местных силовиков. Волкам их знать в лицо обязательно. А передавать такое через сети я не рискнул. Лучше уж лично. Анаис то ли одна оказалась свободна, то ли Тони ее сюда пнул, верно предположив, что в Лондоне пока что мало безопасно. Потому, что среди нас есть шпион. Все документы сейчас были в ее номере в отеле, хорошо спрятаны. А я шел рядом по улице, слушая Ниту и пребывая в шоке. Едем, в шесть часов жди.
- Постой, я же.. – не знаю, что я хотел сказать. Наверное, просто в конец обалдел от такой внезапной информации. А сестра невозмутимо повесила трубку – мое «бла» здесь не имело никакого значения. Я вздохнул, повернув голову к Анаис. – Хочешь с сыном познакомлю? – с удовольствием отметил ее удивленный взгляд, направленный на меня. – В шесть часов будет здесь с Нитой, - я пожал плечами, закатив глаза. Мол, сестра, сама понимаешь.
Выходит, у нас чуть больше часа. Было решено скоротать время, перекусив в каком-то кафе, а затем мы поехали в аэропорт. По дороге, я слушал укоры, что, дескать, как так, почему ты не знакомил раньше? Да как-то дело не дошло, не знаю. Что ж, мне всех знакомых таскать и Ала показывать? Он мой сын, а не музейный экспонат. Какой же я, черт возьми, упоротый собственник…даже страшно. Иногда.
И только войдя в зал, я понял, что нахожусь на иголках. Это приятное волнение томится где-то внутри. Конечно, во время боя или слежки, или чего-то еще потенциально опасного, времени скучать/поразмышлять не остается, зато, когда наступает день отгула или бесшумная ночь – тогда и накатывает. Лежишь, рассматриваешь при слабом свете карманного фонарика старенькую потрепанную фотографию и улыбаешься в никуда. Двенадцать лет, только подумать! А ведь еще недавно одним легким движением маленькой ручки, он одевал тарелку каши мне на голову или посылал ложку аккурат в мой лобешник.
Сначала я сунул руки в передние карманы, затем в задние; через несколько минут скрестил свои лапищи на груди, а потом повесил вдоль тела, перекатываясь с пятки на носок и обратно. И так несколько раз по кругу. Теперь-то я понял, вдруг, что встречать кого-то куда сложнее, чем когда встречают тебя. Не представляю, как себя изводят Нита и Ал, когда стоят вот так, как я сейчас, ожидая когда моя двухметровая фигура нарисуется на горизонте. Наверное, со мной в этом деле было куда легче – высмотреть меня не представляло из себя особую проблему, ибо видно; сестра и сын, к сожалению, не были такого роста. Я поджал губы, мелком осмотрев Анаис. Она, вероятно, получала удовольствие, глядя на то, как я места себе не нахожу. Скорее всего, ее несколько забавлял этот яркий контраст – то, какой я собранный в наших «делах» и то, какой дерганный сейчас.
- А если что-то случилось? Ал никогда не летал, - я рукой зачесал волосы назад. – Вдруг посадка? Террористы? Турбулентность? Отказ двигателя? Вообрази – один жалкий воробушек попавший в турбину погубит сотни жизней, - честно говоря, сотни жизней меня не беспокоили, а только две конкретные. Я вдруг разнервничался гораздо сильнее. Странно, что такие проблемы вовсе не беспокоили меня, когда летал сам. Зато теперь внезапно стал параноиком. Больше никогда в жизни такого не допущу. На машине их повезу до Лондона.
Я уже был готов лететь к первому попавшемуся на глаза служащему и трясти его за грудки, нечленораздельно горланя на весь аэропорт свыше тысячи вопросов и обвинений пилотов компании в их поразительной некомпетентности, когда услышал голос сына. Тревога тут же отступила – на сей раз, персоналу этой авикомпании повезло и их благополучно миновала проблема в лице нервного папаши.
Я быстро пошел вперед, а едва приблизившись – вытянул руки вперед, подхватывая сына. Прижал к себе, а затем быстро перехватил, легко подбросив; держал его одной рукой, а второй взъерошил волосы. Я изредка задумывался о том, что проворачивать такое, когда ему будет четырнадцать уже не выйдет, но пока просто наслаждался моментом, что он еще мальчишка, а не долговязый подросток, с кучей проблем в виде прыщей, девчонок, утреннего стояка, с которым, почему-то, стыдно пройти в ванну (хотя, что я там не видел-то? Словно у меня такого не было… кхм, есть иногда до сих пор) и, конечно, гигантора-папаши, который вечно будет беспокоиться и никогда не поймет, что его мальчишка вырос. Всегда удивлялся, что мой отец смотрел на меня, как на десятилетнего шкета; даже когда мне стукнуло двадцать, он лез со своими советами и заставлял меня и Ниту одевать теплые ветровки, даже если похолодало несильно. Теперь-то я его ПРЕКРАСНО понимаю, ага. А еще думал – нет-нет, я к своим детям так не буду относиться. Да, ага, конечно, не будет он!
Я широко улыбался, снова обнимая сына обеими руками.
- Привет, малыш, - на выдохе, даже сам не заметил, насколько облегченно звучит голос. Через мгновение подошла сестра и я, освободив одну руку, обнял ее, целуя куда-то в висок. – Ну, как перелет? – бойко поинтересовался я, глядя сначала на Ниту, а затем на сына. Выслушал краткое изложение событий, пылающий восторг Алакея по поводу облаков, которые хочется слопать и заметил, что от сестры не скрылась повязка на шее. – Придурок один, - я закатил глаза, - как-то упустил его из виду, - я легко пожал плечами, а через секунду вдруг вспомнил, что позади ждет Анаис. Я повернулся и кивком головы подозвал ее к нам, одновременно возвращая Ала на ноги. Как только Ана подошла, я гордо заулыбался, проводя рукой по волосам сына, снова их взъерошив. – Вот, - глаза у меня наверняка блестели, -это Алакей, мой сын, - сделал короткую паузу, вздохнув, и глянул вниз. – Но он утверждает, что уже большой, - я пожал плечами. – Ну, Ниту ты знаешь.

офф

http://s3.uploads.ru/pqRTc.gif

+3

5

Ты должна поехать в Шотландию.
Должна?!
Что это еще за слово такое «должна». Никому она ничего не должна, именно поэтому она покорно взяла билет, собрала сумку, села на самолет и полетела в эту самую Шотландию. Конечно, всю ее непокорность было видно, ведь француженка недовольно фыркала, кривила рожу и высказала свое фи, что, мол, можно было бы и кого-нибудь из десяток послать. Но Тони прикрылся паранойей Олдоса, выдвинув убийственный аргумент: «Он тебе доверяет!». С этими словами француженка была чуть ли не пинком под зад выпихнута из дома, посажена в этого черного монстра, который якобы был машиной, заботливо довезена до аэропорта. Получив страстный поцелуй на прощанье, а так же пожелание удачи, женщина, все еще выражая свое недовольства, хотя, по сути, выражать уже было некому, ворча, как старая бабка, заползала на самолет.
Что это вообще значит: «В Лондоне опасно». Там всегда было опасно. А тут вдруг стало прям чрезмерно опасно, поэтому её надо срочно отправить к Инаю. У него там хорошо, воздухом чистым Шотландским подышишь, как будто он чем-то отличается! «Ты же любишь путешествовать». В общем, настроение Анаис было далеко не на высоте. В Глазго она вылезла чуть более веселой благодаря виски, но двухметровому весперианцу все равно досталось. Минут двадцать Ферра компостировала мужчине мозг на тему того, почему он не ест, почему он такой бледный, это явно от того, что он не ест, да он еще и в росте усох что ль, явно от того что не ест, да и вообще, еще и похудел, ишь, одна кожа, да кости, разумеется, потому что не ест.
Накормив беднягу до отвала, тем самым усмирив свой праведный гнев и чуть повеселев, да получив нужные документы, француженка собиралась запихать свои трусики обратно в сумку, да вернуться домой. У нее была уйма дел в Лондоне. Например, купить новые тарелочки на базу. Они, конечно, террористы, но не из пластмассы же есть.
Однако, пришлось с отъездом отложить.

Француженке пришлось ускориться, ибо успеть за двухметровым созданием сложно, а когда он торопиться просто невозможно. Конечно, она хочет, чтобы он познакомил ее с сыном. Не то, чтобы Анаис была без ума от детей, но женщина была уверена, этот мальчик ее не разочарует.
- Почему не знакомил меня с ним раньше? Я бы испекла ему печенье с шоколадом в виде роботов. Или танков. Или машинок. Что он любит? Ты же их ел, помнишь я на новый год приносила. Ну или же связала бы шарф. Я тебе говорила, что увлеклась вязанием?
Женщина уцепилась за локоть весперианца, чтобы не отстать от него хотя бы в аэропорту. Ферра не особо жаловала большие скопления народа, хотя Иная сложно было потерять. Невозможно просто.
- Так вот, вязание, - француженка закинула в рот яблочный леденец, через несколько секунд запихав такой же в рот, - хотя, черт с ним. Потом покажу свои достижения в этом.
Анаис с улыбкой разглядывала мужчину, что никак не мог пристроить свои руки, да и вообще всего себя. Француженка убрала обратно под белую шапку-чулок выбившуюся малиновую прядь, с легким раздражением вспоминая, какой кошмар творится у нее на голове. Увы, если она не хочет потерять своим волосы и за пару дней облысеть, то придется подождать с возвращением своего истинного цвета. Ферра, впрочем была не особо против, вот только данная расцветка слишком привлекала внимание. А это не особо радует, когда ты человек, желающий его как можно меньше. Женщина расстегнула черную кожаную куртку, давая миру созерцать водолазку с леопардовым принтом.
- Жарковато, - Анаис помахала на себя ладонью, мечтая снять этот белый чулок со своей головы, - и что, что ни разу не летал? Думаешь, воробьи его все двенадцать лет вычисляли? Ждали, пока он сядет на самолет, чтобы совершить акт самоубийства всей стаей, чтобы сей самолет рухнул, - Ферра похлопала по карману темно-синих джинс, в котором покоились сигареты. – Что там еще? Террористы. Думаю, здесь только два террориста. Смею заметить, это мы, - непослушная прядь вновь выбилась, демонстрируя вкусный цвет, - отказ двигателя, - француженка потянулась, чтобы убрать это безобразие, но на полпути остановилась, - как давно ты слышал в новостях о том, что хоть какой-нибудь самолет падал из-за неисправности? – в рот отправился еще один леденец, на сей раз апельсиновый. – Твоя паника необоснованна.
Анаис надеялась, что ей не придется сдерживать этого лося от ненужного рукоприкладства. Конечно, француженка уверена в своей силе, как, впрочем, и в силе Иная. На радостях всех, останавливать этого танк никому не пришлось. В дали показалась высокая девушка в черном длинном пальто, что вела под руку светловолосого, щуплого мальчика в серой куртке.
- Худенький, - недовольно констатировала француженка, хотя вряд ли Инай ее слышал.
Тот уже во всю радовался прибытию сестры и сына, явно забыв, что, собственно, она, Анаис, все еще сзади грызет свои леденцы за неимением возможности покурить.
- Привет, парень, - Ферра подняла руку в знак приветствия, - он утверждает, что он большой, потому что он большой, - француженка улыбнулась одной из своих коронных улыбок мастера добродетели, - но для тебя он даже в тридцать будет маленьким, - женщина протянула мальчику конфету, кажется, со вкусом манго, - Анаис, - она подмигнула Алакею, выпрямляясь, - Ниту знаю, - Ферра вновь улыбнулась, - рада видеть. Может, мы уже выползем? Моя никотиновая ломка дате о себе знать.

+3

6

Недомогание Ала как рукой сняло, едва тот завидел отца и кинулся к нему, вырвавшись от Ниты. Сама она с довольной улыбкой подошла к брату и, получив братский клевок в висок, который Инай называл поцелуем, нахмурилась, взирая на повязку. Да, да, конечно, он не мальчик из стрип-холла (хотя это был бы еще тот номер - долговязый Эни взбирается на пилон... и тот с грохотом разваливается), а солдат. Но всякий раз у Ниты сжималось сердце при виде его очередного ранения. "Угораздило же тебя впереться в эту дурацкую военную касту..." - в который раз за свою жизнь она вот так вот мысленно ворчала? Наверное, перевалило за сотню тысяч. И все равно нет-нет, а проскальзывает. Хотя что толку, все равно обратной дороги нет, каста такая каста. Ния натужно ухмыльнулась, кивая в ответ на уверения брата в том, что все - пустяки и с искренним удивлением уставилась на Анаис. Вот уж кого, а ее она здесь точно не ожидала встретить. Они что, вместе на задания ездят? Интересно, давно ли? Нита уловила, что такое знакомое чувство всепоглощающего любопытства вот-вот напрочь заглушит голос чувства такта. Даже не заглушит, а просто запинает с таким трудом привитую с детства тактичность и вынудит прямо сейчас задать какой-нибудь до безобразия неудобный вопрос. Вроде такого: " А между вами что, что-то есть? Или всех бойцос САС-22 теперь сопровождает личный повар?!" Нитья прикусила язычок, который едва не начал отчаянную борьбу за независимость от мозгов и сдержанно кивнула:
- Я тоже рада видеть, Анаис. Что может быть радостнее внезапной встречи в другом городе?! - с легким ехидством в голосе проворковала весперианка, многозначительно поглядывая на брата. - Согласна, давайте уже выйдем на воздух, а то Ала в самолете слегка ушатало. - Эрондейл без зазрения совести перевесила свою сумку на плечо Эни , подхватила за руку племянника и махнула рукой малинововолосой француженке: веди, мол. А сама то сверлила взглядом спину Анаис, то поглядывала на Иная, прикидывая, когда и главное, как выведать у него живо интересующий ее ответ на вопрос: какого, собственно?!
Выйдя из здания аэропорта Ния сразу отволокла племянника в сторону, чтобы тот не надышался сигаретного дыма от закурившей француженки, и повернулась у брату:
- Я номер забронировала в "Holiday Inn" для нас с Айсменом. А завтра можете с ним весь день хоть на ушах стоять - я поеду в Экспоцентр, до вечера меня не увидите, радуйтесь. - Нита даже удивилась тому, насколько ворчливо звучал ее голос. Ну и правильно, нечего скрытничать. Она-то ему все рассказывает! Ну... ладно, почти все. - А сейчас я бы с удовольствием послушала программу действий на вечер, пока будем добираться до отеля. А потом все можно будет обсудить в каком - нибудь милом местечке, вы же не против? Расскажете мне какие - нибудь животрепещущие новости... - деловито взмахнув собранным на затылке "конским хвостом" весперианка вручила Эни сына и оглянулась кругом: - Так... Ну и где тут стоянка такси?

офф

извините, что-то я сдулась... http://s4.uploads.ru/L7hA8.gif

+3

7

Когда оказался на руках отца, я недовольно скорчил рожу, ибо считал себя не таким уж и маленьким, чтобы носить меня на руках. Но это же папка, ему не откажешь. А если и откажешь, ему будет все равно, он как тискал, так тискать и будет. Но то, что он делал это посреди огромного аэропорта, да еще и на глазах новой девушки, мне пока не знакомой, не очень радовало. Не сразу я заметил и повязку на шее отца. Услышав его объяснение, направленное скорей сестре, чем мне, я все же нахмурился, в душе гордясь отцом и переживая за него, одновременно про себя решив, что не спущу с него глаз и буду оберегать.
Вскоре отец соизволил вернуть мне способность самому стоять на ногах.
- Па, я и правда уже большой, - ворча пробормотал я, закатывая глаза, вскидывая руку для приветствия новой знакомой. - Привет, Анаис. Меня можно звать просто Ал. О, спасибо! - я обрадовался конфетке, словно это была моя первая машина; недолго думая, я тут же отправил ее в рот.
Когда Нита своевольно схватила меня за руку, я почувствовал себя совсем маленьким. Недовольно пофыркивая, я плелся за Анаис, хотя расспросами донимал именно папу. Как у него дела, где он остановился, чем занимался и чем заниматься будем мы. А еще кто такая Анаис и вместе ли они на задании. Рука тети чуть сжалась - то ли я слегка перегнул палку в своих расспросах, то ли еще что-то.
- Ты чего какая недовольная? - шепотом осведомился я, когда на выходе она дернула меня к себе. Но, видимо, тот вопрос так и останется без ответа: Ния обратилась к отцу.
- А давайте просто погуляем? Не хочу сидеть в четырех стенах, я итак дома насиделся, Ния меня не выпускала, - притворно захныкал я, жалуясь отцу. - Шучу, конечно, но все равно. Или это буде чересчур рискованным и опасным? Тогда я вдвойне "за"!
Чуть подпрыгивая на месте, я обскакал вокруг взрослых, останавливаясь рядом с Анаис.
- А ты с нами пойдешь? А то папа слишком переживает, нужно чтобы кто-нибудь его от меня отвлекал, чтобы прогулка получилась нормальной. - Я коварно улыбнулся, подмигивая отцу. - И ты расскажешь мне, как папка получил это ранение и как потом тому придурку не поздоровилось! Он же был крут? Папка в смысле. Он у меня всегда крутой, как яйцо вареное! Видела бы ты, какие мы с ним патасовки дома устраиваем. Правда, он мне всегда поддается, а это нечестно! Но он обещал, что когда я стану старше, этого не будет. Что научит меня своим фирменным приемчикам! - Словесный понос был прерван сбившимся от быстрой болтовни дыханием. Тяжело вздохнув, я облизнул пересохшие губы, доставая бутылку воды из рюкзака и делая глоток. - Вот смотри. - Я чуть прищурил глаза и начал повторять движения главных героев из старых боевиков, какие только мог вспомнить. Прицелившись, я нашел свою цель - папкин живот, и как следует собрав силу в кулак, попытался сделать выпад, прекрасно зная, что мне это не удастся.
- Видишь, он даже такой просто удар отбить можем. Папка - герой! Я таким же стану, когда вырасту!

офф

я сдулся больше Ниты  http://s3.uploads.ru/uKwnc.gif

+2

8

Этот неловкий момент, когда ты ловишь странный взгляд сестры и пытаешься понять, что же он, черт возьми, значит? Я вопросительно поднял бровь, не понимая, в чем тут соль. Невозмутимо приняв сумку, покорно поплелся вперед, и только сделав пару шагов до меня доперло, что имела ввиду дорогая сестра. «Вы встречаетесь?». Черт, ну надо же, как она подкована в таких делах. В смысле, слишком хорошо меня знает и в курсе, что в женском обществе я почти не провожу время. Взять хотя бы этот ваш секс. Да чтоб я домой кого-то привел? Нет уж, у меня сын. Да и как бы было разок, когда Алу было три года и о том, чтоб с кем-нибудь провести ночь я думал куда больше, в силу возраста, но дело в том, что по утру сестра радостно выпроводила мою пассию и поставила перед фактом: «Следующая баба, которую ты приведешь – станет твоей женой!». Тонко намекнула, что не позволит сделать из нашего уютного гнездышка траходром. Первый месяц я по-детски обиделся. Это же и мой дом тоже! Но потом поразмыслил и сделал вывод, что сестренка-то права. Да и Алакею, мне кажется, так проще – он-то наверняка размышлял о том, что было бы неплохо иметь маму. Так что меньше левых дам в доме – проще жить. Хотя в школе, когда я ходил на собрания или подобные мероприятия, чуть более, чем все, одинокие мамочки очень толсто намекали, что моему сыну нужна мама. Началось это года два назад, уж не знаю почему. А самое забавное, что именно Алакей потом, по пути домой, вкрадчиво интересовался, не женюсь ли я на маме кого-то из его однокашников. В ответ я твердо говорил «нет» и слышал облегченный выдох. До определенного момента мне казалось, что никто из них ему просто не нравится, но после того, как мы лишились Эмили (она же, Ориана, да и лишились – громко сказано)  – Ал заметно расстроился. Неужели сын настолько разумен, что раньше и меня, и ее понял, что мы друг к другу не ровно дышим? Впрочем, говорить пока ни о чем ни ему, ни Ните я не собирался, по той простой причине, что сам еще не до конца все осознаю.
Я искоса глянул на Анаис, ощущая на своей спине пристальный взгляд сестры. Ясное дело, какие выводы она сделала: коль со мной дама, то она, сто процентов, подруга. Впрочем, она итак у меня одна – Анаис. Итак, берем в учет это и прибавляем то, что Ферра приехала сюда в Шотландию, она здесь со мной. Что первое приходит в голову? Мы пара. Бинго!
Логично рассудив, что никакого другого объяснения, почему мы тут вдвоем, просто не придумать, я осторожно провел по плечу Анаис, привлекая внимание:
- Подыграй догадкам, - попросил я шепотом и выразительно посмотрел на Ферру, пытаясь без слов сказать, что лучше прикинуться парой, дабы не искать десять тысяч объяснений. Нита сама сделала кое-какие выводы, я этим просто воспользуюсь. Тем более, что она в курсе того, какой я в этих делах профан и невежда, так что требовать никаких показательных поцелуев не будет. Совесть не позволит просто потому, что мы оба знаем, как я заминаюсь в таких вещах. Ей, видимо, хватило разговора на мое двадцатилетие, когда сестра поинтересовалась «с кем ты там целовался?». В ответ я бубнил что-то невпопад, густо краснея от того, что одними поцелуями дело не кончилось. Какой-то я ущербный – все друзья-приятели хвастались своим первым разом, я же как язык проглотил. Да уж. Просто обнимать и плакать.
Выбравшись из аэропорта, послушал предложение Ниты. Да, я был бы непротив посидеть где-то, объедаясь пиццей и пересматривая диснеевские мультики на пару с сыном, но, думаю, что его такой расклад не устроит.
- Да, развлекайся, - я широко улыбнулся, параллельно слыша, как тараторит сын и ловко перехватывая удар в живот, - а я присмотрел шика-а-а-арное место для пикника, - продолжая улыбаться, молча поставил сумку на пол, внезапно сменив направление разговора. – И еще до сих пор папка может делать так, - быстро схватил сына, взяв подмышками, и поднял вверх, невысоко подбрасывая, после чего поймал и снова вернул на землю. Да уж, герой. Знал бы он, чем я кроме работы занимаюсь. Перебиваю людей и веспериан, хватаю заложников, взрываю центры, которые строит мой народ. Дохуя благородно, прямо изо всех дыр прет. Я, будто виновато, пожал плечами, глядя на сына и, взяв сумку, указал себе на шею свободной рукой. – Я просто пропустил удар, бывает, - снова пожатие плечами.
- А с такси пока глухо, -печально отозвался я, ткнув пальцем вперед, на стоящий не вдалеке военный джип, - казенное имущество выдано в качестве транспорта, - возвестил я, уже воображая себе град вопросов «можно, можно, ну можно, можно, ну можно, ну пожалуйста, порулить?!».

офф

та же фигня  http://s3.uploads.ru/pqRTc.gif

+2

9

Конечно же Анаис чувствовала, как наимелейшая весперианка со взглядом, которому позавидовал бы сам Шерлок Холмс, так он был полон дедукции и желания разгадать загадку, изучает то ее, то Иная. Перекидывая мятный леденец из одной половины рта в другую, француженка лишь усмехалась, прикидывая, когда же сам мистер жираф поймет, что же значат эти коварные взгляды со стороны его сестры.
- Конечно папка крут! - она глянула на «папку», пытаясь каким-нибудь эпитетом приукрасить его крутость, но вышло лишь, - очень крут! Видел бы ты как тому козлу не повезло, что он встретил твоего папку. Ууу, - Ферра округлила свои болотные глаза, стараясь показать, насколько это «ууу»  велико. - А отвлечь — это всегда пожалуйста. Только, думаю, этим займется твоя тетя, ну а мы, пожалуй, будем наслаждаться природным очарованием и прочим. По крайней мере, займемся чем-то более веселым, чем нудные разговоры взрослых. Да и знаешь, не только папка может научить тебя фирменным приемчикам, - Анаис подмигнула мальчику, что просто задыхался от того потока, который изливался из его рта.
С доброй улыбкой наблюдая на старания мальчика, Ферра всего лишь на секунду задумалась, а какой родитель вышел бы из нее, да и вышел ли хоть какой-нибудь вообще. Ни она, ни Энтони никогда не поднимали тему: «А давай заведем маленького мутантика». Потому что ни та, ни другой не были уверены, что доживут до преклонных лет. И что же? Бросать чадо на произвол судьбы? Она на такое не готова. Бросать родных Волков? Нет. Она не может. Это не отпускает. И уже не отпустит. Ферра осталась недовольна своими мыслями, стараясь вновь переключиться на что-то позитивное, с остервенением разгрызая леденец.
- Ты станешь лучше, чем папка. И будешь его защищать. Ты же хочешь его защищать?
На мольбу помощи от Иная женщина ответила лишь знаком «окей», показывая тем самым, что он может не беспокоиться, на это ее актерским способностей хватит с лихвой. Тем более, Анаис сомневалась, что им придется устраивать показательные нежности и родео на кровати или на зеленой травке в парке, в который они все дружно собирались.
Выпорхнув наконец-то на свободу,  француженка, вдохнув грязноватый воздух аэропорта, тут же закопалась во внутреннем кармане куртке, выискивая верную Zippo с забавной летучей мышкой и не менее верные Malboro. Глубоко затянувшись, чувствуя приятную горечь на губах, Анаис на пару секунд прикрыла глаза, прекрасно понимая, что её пристрастие к сигаретам переходит некоторые черты дозволенного. А про алкоголь лучше и не вспоминать. Кстати, будет ли хоть немного ее любимого виски на этом пикнике, что задумал заботливый папашка?
Как же, Анаис, усмири свои низменные желания и давись лимонадом.
Нет, она ни на секунду не подумала о том, что этот уикенд, этот отдых будет плохим, просто последнее время ей так тяжело было расслабиться. Да и еще и эти чертовы волосы. Ферра выдохнула дым на локон торчавший из-под шапки, успокаивая и уговаривая себя, мол, цвет не так уж и плох, подумаешь, похожа на подростка в период буйства гормонов, подумаешь, что тебе уже за тридцать, выглядишь ты на все двадцать пять, вроде. Правда накрашенная и точно не с утра.
Погоревав о том, что когда-то шевелюра была божественно-натурального цвета, Анаис вновь затянулась, после выпуская дымовые колечки.
- Чур готовлю я. Хотя это не обсуждалось, неправда ли?

офф

я дурак, мудак и долбоеб. простите уебка.
http://s5.uploads.ru/opfTM.gif

+2

10

Вы когда-нибудь пользовались услугами компании "Разрыв реальности"? Нет? Тогда вам действительно повезло, ведь в отличие от обычных туроператоров в ней ваш маршрут выбирает сама Судьба, а она, как известно, еще та коварная стерва. Так что если эта женщина решила выбрать вас на роль своих марионеток, то вам остается лишь молиться дабы ей не пришло в голову отправить вас куда-нибудь на середину Тихого океана. Вы как, кстати, хорошо плаваете? Даже отлично? Ох, простите, но это вам все равно не поможет, слишком далеко плыть до берега. Увы и ах.
Но сегодня вам повезло, Судьба избрала других героев для своего театра. Вон та группа, состоящая из двух весперианцев и двух мутантов, крайне приглянулась нашей капризной даме.
Стоят себе спокойно, что-то обсуждают, наверное, планы на день. Только придется отложить их до лучших времен, а сейчас гостям Глазго стоит подумать над тем, что это за странная рябь вдруг окружила их, а мир вокруг будто начал терять четкость линий и расплываться перед глазами. А буквально через несколько мгновений всех четверых ослепила яркая вспышка. Когда они вновь смогли видеть, то узрели не привычный индустриальный пейзаж, а прекрасные зеленые луга и раскинувшееся невдалеке море.

0


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » Отдых, мать его, на природе.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC