DEUS NOT EXORIOR

Объявление

С 25 апреля проект закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Закрытые эпизоды » Да, я неизвестный герой! Ничей герой...


Да, я неизвестный герой! Ничей герой...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

17.10.2054 - 30.10.2054;
Лондон

Что мы делаем, когда понимаем, что на корабле завелись крысы? Правильно, мы идем и расставляем капканы...

Очередность:
Norin Odair --- Ian Addington
Присутствие ГМа:
нет

Отредактировано Ian Addington (2014-03-06 17:14:07)

0

2

внешний вид

http://s6.uploads.ru/t/4yjz5.jpg

Норин обычно старался сильно не вникать в особо секретные дела «Naudae». Пусть он уже давно перерос планку мальчика на побегушках, но прекрасно понимал, что какой бы сильной не была его преданность, всё равно до такого посвящения ещё далеко. Хотя Крейн периодически намекал на то, что расположение советника многого стоит. Одеир не обижался на то, что иногда веспериане собирались отдельно, тут уж ничего не попишешь. Это, конечно, случалось редко, но всё же. Каким бы он ни был, он всего лишь человек. Тем более у него дел хватало, шеф не давал скучать, и в жизни «Naudae» Норин всё равно принимал активное участие. Однако кое-какие обстоятельства заставили его влезть в святая святых.
Всё началось с чего-то незначительного: обрывки фраз, брошенные в СМИ, события, которые на первый взгляд были не связаны друг с другом. И Норин может быть вообще не обратил на это внимание, если бы не одно «но». Любил Одеир захаживать в «Человеческий фактор» пиво там было отменное, да и многих знакомых по службе встречал. Всё-таки одиночество его угнетало порой, а тут всегда дружная компания, готовая выпить и вспомнить былые времена. Байки они травили такие, что весь бар вскоре заслушивался. Но в этот день, настроения как-то совсем не было. Совещание в «Naudae» прошло очень напряжённо. Крейн рвал и метал, на веспериан усилили охоту, кто-то очень рьяный раздобыл приличное количество эсперита. Может быть это, конечно, был и одиночка, но кто знает. Да ещё кто-то из «Ориджин» вставлял палки в колёса, это были их методы без сомнения. Снова пошли массовые митинги и антипропаганда. При таком хрупком равновесии в их обществе, хаос точно был ни к чему. Норин сидел за барной стойкой и обдумывал слова шефа, народу было мало, будний день. Ему никто не мешал. Одеир настолько погрузился в себя, что смысл соседнего разговора дошёл до него не сразу. А когда он понял, о чём идёт речь, то чуть пивом не поперхнулся. Кто-то буквально процитировал сказанное сегодня Крейном на закрытом совещании. Это было что-то незначительное, просто слова, но от ощущения дежавю стало не по себе. У Норина появилось стойкое желание подойти и вытрясти из умника всё, что тот знает. Но Одеир сдержался, он прислушивался к разговору, однако, больше ничего подозрительного сказано не было. Он аккуратно посмотрел на беседующих, но не узнал ни одного из них. Обыкновенные парни, которые просто зашли выпить. Но эта фраза, её мог сказать только Крейн, откуда они могли узнать её. «Похоже, я становлюсь параноиком. Куда я лезу? Нет, эти шпионские игры точно не для меня». Однако, перед уходом, Норин всё же спросил бармена, кто эти двое. Тот не знал их, говорил, что впервые видит. Ему нужно было просто удостовериться, а не утекает ли информация из «Naudae» или эта фраза была сказана совершенно случайно. Но он упустил свой шанс, парни уже ушли. Норин выскочил на улицу, а их уже и след простыл. Одеир вернулся домой, весь вечер и полночи в придачу, думая об этом странном происшествии. Оно, в общем-то, было совершенно обычным, но врезалось насмерть. При этом начали приходить мысли о том, что возможно и, правда, в «Naudae» утечка. Тогда многие, якобы не связанные события, приобретали совсем иной смысл. Неужели в их группировке окопался крот, который передаёт информацию в «Ориджин». Не было никаких доказательств и оснований думать так. Какая-то брошенная вскользь фраза и он уже вообразил себе чёрт знает что. Однако эти мысли не отпускали, находя отголоски в происшествиях последних недель. Норин так и не смог как следует отдохнуть в ту ночь.
Идти с такими безосновательными подозрениями к Крейну себе дороже. Шеф горячий, когда слышит слова измена, превращается в берсерка и может вытворить что угодно. Как он любит часто повторять: «Разговор с предателями короткий: сегодня – предал, завтра – ищи тело в Темзе». Скалигер мог начать охоту на ведьм, при нынешних проблемах только внутренних разборок не хватало, тем более что все эти мутные мысли могли оказаться всего лишь ничего не значащей ерундой. А вот хаос бы поднялся нешуточный. И в итоге за такое Крейн бы по головке его не погладил, как бы вообще не выкинул из группировки. Поэтому Одеир решил всё сделать сам и по-тихому. Не найдёт никого, оно же лучше, ну а если всё-таки крот завёлся, нужно будет убедиться во всем, перепроверить на несколько раз и только потом идти с этим к шефу. Норин даже не знал, с чего вообще эта идея так прочно засела ему в голову, но для успокоения надо всё выяснить. Не зря же сомнения пошли. Если честно, он был не так уж далёк от расследований. Часто помогал военной полиции, если его ребята слишком зарывались. Тяга к справедливости была у него  в крови, каждый должен получить то, что заслужил. И не получить, если ничего не натворил. Норин решил начать с людей, всё-таки им проще было работать на два фронта. Да, он, человек, именно так и думал. Работка была не из лёгких, всё-таки один много не навоюешь. Тем более параллельно приходилось выполнять другие поручения, а так же стараться, чтобы шеф ничего не заподозрил. К началу декабря он уже точно знал, кто чем дышит, почти все тайны людей из их группировки. И ничего такого, что могло бы показаться подозрительным. Одеир, конечно, мог что-то пропустить, но любое несоответствие сразу бы бросилось в глаза. Поэтому он перешёл на веспериан, тут всё было гораздо сложнее. Они могли запросто засечь его настроение по ауре. Но Норин не мог бросить это дело, червь сомнения грыз его изнутри, заставляя фактически копать под своих. От мысли, что это на благо, легче ему не становилось. Чем больше он нарывал секретов, тем хуже ему было морально. Неприятно копаться в чужом грязном белье это он в полной мере ощутил на себе. Но Одеир не остановился, а вдруг, правда, кто-то сливает информацию, тогда он не простит себе, что не довёл дело до конца. Как Норин умудрился не вызвать подозрений у веспериан, до сих пор не укладывалось у него в голове. Он действовал очень осторожно, из-за этого расследование затянулось. Однако к концу года Одеир проверил всех, и никого подозрительного. К тому времени проблемы практически были решены, не случалось ничего такого, что могло бы указать на крота. Норин уже хотел вздохнуть с облегчением и оставить порядком осточертевшее расследование, но оказалось, что не все ещё попали в поле его зрения. В штабе «Naudae» появился парень, молодой весперианец. Одеир видел его иногда и здесь, и в храме у Нериса. Но веспер так редко попадался ему на глаза, что он и забыл про него. Ну как говорится, назвался груздем, полезай в кузов. Парень был последним в его списке, и надо было уже завершить это неблагодарное дело, которое принесло больше нервотрёпки, чем успокоения. И вот тут-то началось самое интересное. Оказалось, что Йен Эддингтон, так звали весперианца, работал секретарём у Сезара Торрегросы, главы «Ориджин». Конечно, это могло быть простым совпадением, но после упорных почти двухмесячных поисков наткнуться на такое. Весперианец на службе у человека, это было как минимум необычно. И Норин продолжил копать. Куда ходит? С кем встречается? Но большая часть информации о нём была засекречена. Это ещё больше насторожило Одеира. Этот парень занял все его мысли, Норин опустился до слежки, но ничего, кроме того, что тот действительно работает в «Apple» так и не узнал. Уверенность в том, что именно Йен крот росла с каждым днём. Почему? Норин и сам не знал, просто уж сильно подозрительным был этот парень. Нужно было как-то в этом убедиться или наоборот найти нечто такое, что оправдало бы весперианца. Но как это сделать, если к нему не подобраться. После недельных раздумий, он всё же решился пойти на риск. Жаль, конечно, что ему не пришла идея лучше, однако, в данной ситуации ничего не оставалось, кроме как просто поговорить с Эддингтоном и всё выяснить напрямую. Если не крот, это Норин сразу увидит. Тут главное действовать осторожно, кто знает, на что способен весперианец и какие силы за ним стоят.  Одеир решил поехать вечером, когда и сам свободен будет, и Йена точно дома застанет. Раздобыть адрес труда не составило. Запрыгнув на мотоцикл, Норин быстро добрался до нужного места. И вот он уже стоит перед дверью Эддингтона, вот только решительность куда-то быстро улетучилась. Одеир делает глубокий вдох, сосредотачивается и стучит.
-  Здравствуйте. Вы Йен Эддингтон? Не знаю, помните вы меня или нет, мы встречались пару раз. Меня зовут Норин Одеир, нам нужно кое-что обсудить.

Отредактировано Norin Odair (2013-12-26 16:53:55)

+3

3

look

http://s7.uploads.ru/t/Bx7s0.jpg

Йен никогда не был фаталистом. Ему не казалось, что все происходящее уже предрешено кем-то или чем-то. Поэтому все происшествия, пожалуй, кроме одного, были всего лишь следствием причин и действий, которые возникли или были сделаны. Йен был твердо убежден в справедливости теории «причина-следствие», и когда, его посещало плохое предчувствие или что-то похожее, он отмахивался от этого, и чаще всего оправданно. Но сегодня что-то неуловимо менялось в этом плохом предчувствии. Оно было слишком осязаемо до мурашек на коже и вставших дыбом волос на затылке. Оно было неприятным и никак не вяжущимся со всей окружающей его обстановкой. Ведь дома, на работе, в Наудае все было вполне неплохо.
- Кажется, это началось, когда я в последний раз был в штабе. - жалуясь, отвечал Йен на вопрос Табиты, которая весьма кстати поинтересовалось о причине столько хмурого настроя у него. - Словно, кто-то следит за мной. - тогда Табита ответила ему вполне в ее непередаваемом стиле, сказав, что это логично, ведь со шпионами всегда так. И тут не поспоришь. Она посоветовала тогда ему выбросить это из головы и не волноваться, да вот только теперь это не лезло у него из головы. Кто-то следит за ним, за его передвижениями, контактами, за всем, что он делает или говорит. И весперу это не нравилось, совсем не нравилось. Быть может Йену стало бы спокойней, если бы он имел возможность узнать, кто это и зачем он это делает. Но его основные обязанности несколько тормозили этот процесс, а точнее вообще не позволяли что-либо предпринять. Поэтому смирившись с чувством собственного бессилия, Эддингтон оставил попытки что-либо разузнать. Ему оставалось только быть более осторожным и осмотрительным, что вполне ему удавалось. По крайней мере, ему так казалось.
Праздники, да и все выходные прошли более или менее хорошо. Поездка к отцу, корпоратив на работе, тихие праздничные вечера с несколькими друзьями - за всеми этими делами Йен как-то подзабыл о своих прошлых тревогах. Казалось бы, с наступлением Нового года на Земле начинается совершенно новая жизнь без былых тревог и бед. Поэтому Эддинтон вышел на работу после праздников вполне довольным своей жизнью.
В тот вечер, когда случился этот самый разговор, Йен благополучно вернулся домой, заказав для себя и, заглянувшей на огонек, Табите пиццу. Они мирно поужинали вдвоем, поговорили о последних новостях, при этом Табита не упустила своего шанса покапать на мозг своими нотациями. Казалось бы, эта соплячка младше его на добрых семь лет, а учит его тому, как жить. Йен от нее только отмахнулся, попытавшись перевести разговор на другую тему, что ему вполне удалось. Когда же часы пробили восемь, подруга засобиралась домой, напоследок пожелав Йену удачи. Она всегда это делала, встав в дверном проеме и улыбаясь ему своей самой доброй улыбкой. Как бы она не любила то, чем он занимается, она всегда была на его стороне. И Эддингтон был ей очень за это благодарен. Проводив ее, Йен убрал с журнального столика, на котором они ели, и отправился в душ, после которого он собирался упасть на кровать и забыться сладким сном. Как только Йен вышел из ванны раздался стук во входную дверь. Веспер подумал, что это Табита снова оставила свои ключи, но бросив взгляд на то место, где она обычно их оставляла, там был пусто. Йен нахмурился и подошел к двери. Он заглянул в глазок, но это ему мало что дало, на его пороге стоял мужчина, которого он не знал. Пугало ли это Йена? О, разумеется. Неизвестный мужик стоит на пороге, долбясь в его дверь. Кому не станет страшно то?
- Что ж, это точно не сосед. - тихо пробормотал Йен, снова заглядывая в глазок двери. Стук повторился. Взяв конец полотенца Йен начал вытирать мокрые волосы, при этом другой рукой начал открывать дверь.
-  Здравствуйте. Вы Йен Эддингтон? Не знаю, помните вы меня или нет, мы встречались пару раз. Меня зовут Норин Одеир, нам нужно кое-что обсудить. - Йен видит, как мужчина нервничает и это придает ему некоторую уверенность для дальнейших действий. В самом начале своей карьеры, как под начальством Торрегросы, так и в Наудай, Йен думал о возможности, когда его раскроют, когда начнут задавать вопросы. Там заставляли задуматься о таком, что ты будешь говорить в такой ситуации, что ты будешь делать, когда это произойдет. Теперь нужно только вспомнить о той модели поведения, что рассчитана на этот случай.
- Да, вы не ошиблись, мистер Одейр. Я Йен Эддингтон. - ответил веспер, все еще вытирая свои волосы. - Можете пройти. - Йен пригласил Одейра пройти в квартиру. - Присаживайтесь в гостиной. Вам налить выпить? - спросив, Йен отошел к своему скудному бару, в котором стояли несколько бутылок ирландского скотча и вермута. С этого места гостиная хорошо просматривалась, Йену всего лишь нужно было оценить ситуацию, прикинь свои силы и силы этого незнакомца.
- На самом деле я не помню вас. Не могли бы напомнить о нашей встрече. Вы ведь понимаете, после праздников голова, как чистый лист. - как будто добродушно отозвался Эддингтон. - И о чем же вы хотели со мной поговорить? Я слушаю.

Отредактировано Ian Addington (2013-12-29 07:20:59)

+2

4

Норин прокручивал эту встречу в голове уже наверно тысячу раз.  Йен не давал ему покоя, поэтому разговор с ним был выстроен давно. Но сейчас, видя перед собой весперианца, Одеир почему-то стушевался. Заготовленная речь вылетела из головы. В этот момент пришла мысль «И чего тебе дома не сиделось?», жаль, что она не посетила его раньше. Но Норин уже вошёл в квартиру, назад пути не было. Он знал себя, если бы не пришёл сегодня, то точно не успокоился бы. Не мог Одеир так просто оставить свои подозрения. Парень был для него настоящей загадкой, ребусом, который не терпелось решить и уже покончить, наконец, с этим выпивающим все силы делом. Да и Крейн, похоже, уже начал что-то подозревать. Потяни Одеир ещё немного, шеф бы раскрыл его планы, и тогда началась бы Варфоломеевская ночь для всего «Naudae». Норин скинул куртку в прихожей и прошёл в гостиную. Квартира была уютной, тут не поспоришь. Он устроился на мягком диване, от выпивки отказался. Нет, сейчас рассудок должен быть ясным. Тем более заготовленные реплики и вопросы никак не хотели возвращаться. Нужно было придумывать все заново и на ходу. Самое главное, чтобы весперианец не уловил его волнение, хотя если ауризм у него развит как надо, тут Норин уже прокололся. Всё-таки допросы, напоминающие беседу, ему ещё не приходилось вести. И чёртову нервозность успокоить полностью было практически невозможно. Одеир глубоко вздохнул, приводя мысли в порядок и сосредоточился.
Весперианец, похоже, его не узнал. Что вообще-то было не удивительно. Норин бы и сам про Эддингтона не вспомнил, если бы тот случайно не попался на глаза. Их никогда не представляли лично. Йен был редким гостем в штабе «Naudae», а вот часто ли он захаживал в «Ориджин», это и предстояло выяснить. То, что весперианец может предать своих, если честно, как-то не укладывалось в голове. Но кто знает, что могло произойти. У каждого свои причины. И даже самый преданный порой может переметнуться к врагу. Изначально Одеир рассчитывал, что Йен его вспомнит и возможно сразу насторожиться. Но сейчас открывался простор для манёвра. Нужно было, не вызывая подозрений, всё осторожно выведать. Норин решил сказать правду о своей причастности к «Naudae», но представиться какой-нибудь совсем незначительной фигурой, которую советник посылает по мелким поручениям.
-  Простите за столь поздний визит. Просто тут неотложное дело. Конечно, вы меня не помните, я только недавно в «Naudae». Я уточняю кое-какую информацию о членах нашей организации. Можно было, конечно, подождать вашего следующего визита в штаб, но мистер Скалигер отправил меня к вам лично, - называя Крейна мистером, он едва сдержал улыбку, да, слышал бы его сейчас шеф. – Это не займёт много времени, всего лишь несколько вопросов.
Ну что ж начало положено. По выражению лица Йена нельзя было понять, как он отнесся к сказанному. Парень явно был крепким орешком. Одеир старался смотреть на него не слишком пристально, обстановка должна быть максимально приближена к рядовой беседе, которую Эддингтон вскоре забудет.
-  Но для начала я бы хотел узнать, почему вы поменяли имя на земное? Это довольно необычно среди весперианцев. Считайте, что это просто любопытсво, - он постарался, чтобы это прозвучало обыденно, но это был главный и самый важный его вопрос на сегодня.
Он крутился у него в голове, с тех пор как Норин узнал, как зовут весперианца. И уже тогда ему это показалось очень подозрительным. Веспериане очень ревностно сохраняют остатки своего наследия и обычно смена имён у них не в ходу. Так с чего бы Йен это сделал? Ненависть к своей расе? Парень поддерживает идеи о том, что весперы принесут только разрушения на планету, и Землю постигнет участь его родного дома?  Поэтому и не хочет быть связанным со своим народом, и, разочаровавшись, переходит на сторону людей. Такое вполне возможно. Или тут что-то другое, более личное и не такое глобальное? Все эти мысли уже давно крутились в голове у Норина. Каждый вариант мог соответствовать истине. Это было первое, что приходило в голову, когда он задумывался о том, почему весперианцу пришлось бы работать на два фронта. А сколько ещё причин скрывалось от его внимания. Нет, мотив тут мог быть совершенно непредсказуем, от чего-то мелкого и незначительного до масштабного и сразу бросающегося в глаза. В любом случае такое очеловечивание явно было неспроста. И тут точно крылось начало разгадки тайны Йена Эддингтона. А в том, что парочка секретов у него имелась, Норин уже не сомневался. Слишком много чёрных пятен в его биографии, практически ничего не доступно и не известно. С чего бы так ревностно охранять свою личность? Конечно, чтобы собрать информацию о других членах их группировки Одеиру пришлось изрядно повозиться, но он всё же нашёл, что искал. Однако в случае Йена его навыки совсем не помогли.
Нужно было переходить к вопросам, которые его интересовали не меньше загадки имени, и задавать их так, чтобы звучали они как обыкновенные уточнения по биографии. Норин очень мало знал о парне, поэтому начал с общеизвестного факта.
-  Как давно вы работаете в «Apple»? И именно в должности секретаря Сезара Торрегросы? Какие отношения связывают вас с вашим боссом, мистер Эддингтон?
И тут он прикусил язык, сболтнул лишнего. Слишком необычный вопрос, не просто биографический. Если Йен настороже, то сразу за это уцепится. Хотя, это могло и прозвучать, как простая формальность, ну мало ли. Однако Норин понимал, весперианец вряд ли пропустит это мимо ушей. Одеир почувствовал, как сердце забилось чаще. «Так спокойно, спокойно. Не акцентируй на этом внимание». Да, осторожные допросы он вести не умел, ему было проще прийти и спросить прямо в лоб: «А вы случайно не шпион, мистер Эддингтон?» или что-то вроде «Я раскрыл тебя, тварь продажная, отпираться нет смысла». Но Норин прекрасно понимал, что не может так поступить, кто знает, на что способен весперианец, вдруг его охраняют люди из «Ориджин». А Одеир один, без поддержки, и никто не знает, что он сейчас находится здесь. А с другой стороны Йен вообще мог оказаться ни в чём не повинным, и лишние действия с выбиванием дверей, криками и возможной дракой, ни к чему хорошему точно бы не привели. Поэтому оставалось одно, продолжать беседу, как ни в чём не бывало.

+3

5

И все же страх перед раскрытием никуда не уходил. Эддингтон вновь вернулся к тому мальчишке, которым он был, когда все-таки решился делать то, что не каждый мог. Юный Йен страдающий от унылости его жизни на новой Земле и депрессии все еще боялся вопроса, который мог задать любой чуть более внимательный обыватель. Потому, что ответом была бы тишина. Йен не знал ответа, он не представлял, кто он и зачем он это делает. Он придумал для себя лишь причины и отговорки, но истину он не желал знать. Это пока незачем. А стоит ли боятся нынешнему Йену подобных вопросов? Пожалуй, это предстоит только выяснить.
Жаль, что Йен пока не мог ничего сказать о своем нежданном госте. Чистый лист, не иначе. Эддингтон достал бокал и плеснул себе немного скотча. И одним глотком осушил стакан, поморщился от обожженного горла и вновь повернулся к мистеру Одейру. Что-то в этом мужчине и вправду было знакомым, но вот что? Но если подумать, это было не столь важно. Куда важнее, откуда ему знать о нем.
- Не извиняйтесь, мистер Одейр. Если это действительно необходимо, то это необходимо. - отозвался Йен, краем глаза следя, как мужчина принял его приглашение и присел на диван, где совсем недавно сидела Табита. Веспер задержал взгляд на Одейре, но потом одернул себя. Сейчас совсем не время думать о Табите, ведь она сейчас уже должна быть дома, в безопасности, пусть и относительной, но все же. Йен загремел чайником, нежданного гостя полагалось угостить домашним чаем. Заварить чай было делом не хитрым, а вот понять о чем говорит мистер Одейр, было весьма сложно. Никогда прежде новым членам Наудая не давали адреса своих агентов, тем более он человек. Не складно, мистер Одейр, ой не складно...
- Вот, мистер Одейр, угощайтесь. - Йен поставил перед Одейром кружку с душистым зеленым чаем. - Что ж, если вас отправил Советник, то я отвечу на все ваши вопросы. - веспер присел на кресло, которое стояло рядом с диваном.
-  Но для начала я бы хотел узнать, почему вы поменяли имя на земное? Это довольно необычно среди весперианцев. Считайте, что это просто любопытство. - теперь, когда Йен был в непосредственной близости от гостя, ауризм включился в их игру на двоих. Хотя ничего нового он не поведал Йену. Мужчина волновался, нервничал, но пытался это скрыть. Что ж, это можно было выяснить и простым внимательным взглядом. Но вот, что он пытался сделать дальше?
- Я не менял имя, мистер Одейр. Для такой просто фамилии, как моя, весперианское имя было бы слишком вычурным. Родители решили, что чем проще имя, тем лучше. - откинувшись на спинку кресла, Йен теперь мог преспокойно сверлить Одейра своим взглядом. Какие же мысли должны бродить у этого человека, чтобы удивляться простым именам? Но, с другой стороны его имя не сильно таки было весперианским, оно было вполне распространенным на Земле, а вот дома, на Веспериане, оно было необычным. Да, Йен Эддингтон по весперианским меркам был со странным именем, но тут все теперь иначе. И если это людям кажется странным, то что уж говорить об остальном? Другое же дело, что мистер Одейр возглагал на ответ Йена слишком большие надежды. Это чувствовалось и отразилось на лице недоумением и разочарованием.
- Зато у вас, мистер Одейр весьма весперианское имя. - Йен улыбается, напряжение, что царило между ними с самого начала их разговора, надо было снять. Может быть, тогда Одейр соизволил бы себе немного взболтнуть лишнего, дав Йену зацепку к истинным намерениям. Ауризм в этом случае не очень хороший помощник, поэтому приходится рассчитывать на собственные мозги.
-  Как давно вы работаете в «Apple»? И именно в должности секретаря Сезара Торрегросы? Какие отношения связывают вас с вашим боссом, мистер Эддингтон? - поспешно спросил мистер Одейр, явно не подумав хорошенько над вопросами. Теперь, стало все слишком очевидным, слишком простым. Парень пытался копать под Йена, явно не представляя как это делать. Что ж, на этот случай у Эддинтона было, что сказать мистеру Одейру.
- В «Apple» я работаю без малого уже семь лет, пять из которых я проработал внештатным сотрудником, и два - в роли секретаря мистера Торрегросы. - спокойно ответил Йен. - Скажите, какие могут быть отношения между руководителем и его подчиненным? Я всего лишь, если так можно выразится, всего навсего офисный планктон, который перебирает бумажки. - пожимая плечами, продолжал Йен. По сути все так и есть, но только, по сути. Детали же работы были ясны только Главе и Советникам. Что о себе возомнил мистер Одейр, было непонятным. Было ясно, сей субъект не был в Наудае птицей высокого полета, ведь если бы являлся таковым, не приходил бы к Йену и не спрашивал его о Торрегросе. Этот тип явно капал под своего же и явно не понимал, что делает это чертовски плохо. Хотя мысль о том, что он свой несколько смешило Эддингтона. Человек в Наудае, практически тоже самое, что Йен в Ориджин. Такому участнику Наудай не стоит сильно доверять и тем более доверять такую информацию, как адреса агентов, которые работали под прикрытием. Кто-то явно сплоховал, раз допустил такое.
- Будут еще вопросы? - все так же вежливо спросил Йен. Быть правильным и безупречным дело очень тонкое, и грань между фальшью и настоящей игрой без промахов очень зыбкая. Эддингтон на то и получил свой диплом Академии, что филигранно мог играть такие роли. Было бы просто чудом, если бы мистеру Одейру удалось бы найти в его ответах хотя бы одну зацепку.

Отредактировано Ian Addington (2014-01-02 20:00:50)

+3

6

Норин внимательно наблюдал за Йеном когда тот разливал чай. Хм, зелёный. Одеир не очень любил этот сорт напитка. Пил в основном только чёрный и крепкий. Однако сейчас ему необходимо было успокоиться, занять руки хоть чем-то, чтобы они не выдавали его волнения. Поэтому он с благодарностью принял чашку ароматного чая. И чуть им не поперхнулся, когда услышал, что Йен не меня имени.
«Как?!» Удивление было настолько велико, что во всей красе отразилось у Норина на лице. Он просто не успел проконтролировать реакцию. Одеир был абсолютно уверен, что Йен Эддингтон – это очеловечивание, первый признак отказа от весперианского. Вокруг этого и строилась основная его версия. В этом была главная загадка, и все подозрения возникли именно из-за необычного имени среди веспериан. А тут такое выясняется. Это, конечно, не повод отказываться полностью от мыслей о том, что Йен возможный крот, но промашка серьёзная. Норин даже разочаровался, хотя тут как посмотреть. Если Эддингтон не шпион, то значит, он зря подозревал своих, сомневался в их преданности. Никого не нужно будет тащить к Крейну, и не прольётся лишняя кровь. В принципе, этот вариант его тоже устраивал. Но всё равно нужно было убедиться во всём до конца.
- Зато у вас, мистер Одейр весьма весперианское имя.
Намекает, что всякое бывает, и в его имени нет ничего необычного. Что ж это Норин уже понял. Зато сколько он намучился со своим, это да. Из-за этого имени не знающие люди часто принимали его за весперианца. На службе так вообще ходили слухи, будто он сменил его, когда связался со Скалигером, а потом всё сделал так, чтобы казалось, будто оно у него с рождения такое. Какого только бреда не наслушаешься в солдатских курилках, сплетники ещё те. На самом деле всё было очень просто, слишком хорошая фантазия у матери, которая обожала в то время Толкиена. Как она своего сына ещё Торином не назвала, но Бог миловал. Иначе тогда к нему от сокращения привязалась бы неминуемая ассоциация со скандинавским богом грома, помимо уже очевидной с королём под горой. В младшей школе его бы точно с таким именем сжили со свету.  Однако распространяться по этому поводу Норин не стал, лишь кивнул и улыбнулся, продолжая беседу.
- В «Apple» я работаю без малого уже семь лет, пять из которых я проработал внештатным сотрудником, и два - в роли секретаря мистера Торрегросы. Скажите, какие могут быть отношения между руководителем и его подчиненным? Я всего лишь, если так можно выразится, всего навсего офисный планктон, который перебирает бумажки.
Два года в секретарях, довольно близкая должность к руководителю. Но тут тоже могла быть двоякая ситуация, с одной стороны Йен мог сблизиться с Сезаром настолько, что тот переманил его на сторону «Ориджин», а с другой всё могло быть, так как он и говорит. Просто обычный офисный планктон, который только и занимается перебиранием бумажек, заполнением договоров и прочего. Одеир так живо себе это представил, что слегка нахмурился. Нет, он бы точно такую работу не осилил, сошёл бы с ума от скуки ещё в первые полгода. Норин на земле-то с трудом мог удержаться, не говоря уж о сидении весь день в офисе за столом. Хотя кого-то такая работа и устраивала, Йена например. Но с другой стороны, откуда ему знать, чем занимается секретарь Торрегросы. Может там всё очень далеко от скуки. Всё-таки эта должность Эддингтона не давала Одеиру покоя. Что-то в ней было не так, и он пока не мог понять, что конкретно. Она давала Йену возможность быть рядом с Сезаром очень много времени, не вызывая при этом подозрений. И Норин решил задать уточняющий вопрос, который, конечно, может и ничего не значить, но вдруг в ответе Йена проскользнёт что-то, за что он потом может зацепиться.
-  Мистер Эддингтон, и сколько нынче получают секретари в таких престижных фирмах? Вот вы, например, сколько зарабатываете?
При ответе на вопросы парень очень хорошо держался. Даже пытался разрядить атмосферу, всё-таки напряжение определённо чувствовалось. Обычный весперианец, гостеприимный хозяин. Говорит спокойно, ни капли нервозности, усталость скорее. Всё-таки вечер поздний, Йен, наверно, вымотался на работе. И абсолютно ничего подозрительного в его ответах, действиях, реакции. Либо он хороший актёр, что для шпиона просто необходимое качество, либо невиновный, так как говорил вполне искренне.
Информация с именем выбила Норина из колеи ненадолго, заставила сомневаться в своих подозрениях. Но он должен был довести это дело до конца. Выяснить всё. Тем более то, что нарыть на Эддингтона удалось немного, всё ещё настораживало. Что бы могло заставить весперианца перейти на сторону «Ориджин»? Этот вопрос Одеир задавал себе уже тысячу раз. А что для него самого послужило причиной податься в «Naudae»? Поистине чудесное излечение матери, за которое он считал себя обязанным весперианам по гроб жизни, спасения мира от пагубного влияния разломов, а потом знакомство с Крейном. Тогда Норин окончательно убедился, что в иномирцах нет ничего плохого и они совершенно обычные в общении и в жизни. Но всё же основной причиной была мать. Если бы Одеир тогда её потерял, то сейчас был бы совершенно другим человеком и, возможно, не состоял бы в «Naudae». Хотя кто знает, жизнь штука непредсказуемая. Семья очень сильно влияет на мировоззрение, а то, что происходит с близкими людьми, может послужить сильным толчком к принятию серьёзного решения. Одним из вариантов ответа на вопрос о причинах предательства могла послужить семья. Вполне могло случиться так, что у Эддингтона что-то произошло, и после этого он примкнул к Торрегросе. Норин не смог ничего конкретного откопать о его прошлом, слишком уж хорошо скрывали все данные по нему. Одеир был не силён в компьютерных и голо технологиях, а просить раскапывать информацию хакеров «Naudae» было бы неправильно, неосторожно и всё это могло привести к тому, что Крейн узнает о его маленьком расследовании, чего Норин допустить никак не мог. Поэтому ещё при подготовке к этой встрече решил завести разговор о семье. Одеир потихоньку успокаивался, Йен вёл себя нормально, ничего угрожающего. Так что мысли сами собой медленно, но верно приходили в порядок.
-  И ещё немного уточнения по биографии. Мистер Эддингтон, вы живёте один? А ваши родители, где они сейчас? Есть подруга, может быть жена?
Обычно любовь тоже толкает на невероятные безумства, а также страх потерять близкого человека, кого угодно доведёт до ручки. Йен был как чистый лист или скорее так, вся его биография была как в тумане. Не за что было зацепиться. Это не отпускало Норина, подозрения пусть и ослабли, но не ушли окончательно.
Одеир отхлебнул из кружки чай, который уже успел слегка остыть, но холодный был гораздо вкуснее, чем горячий. Что ж, по крайней мере, Эддингтон, знает толк в хорошем чае.

Отредактировано Norin Odair (2014-01-18 01:23:50)

+3

7

Кажется, Йену удалось немного сбить с толку этого незадачливого труженика невидимого фронта. Эддингтон прекрасно понимал, что мистер Одейр делает свое черное дело без ведома начальства, которое явно не одобрило бы такую самодеятельность. По крайней мере, Скалигер бы был не доволен этим фактом. Но с другой стороны, откуда Йену знать, что это Крейн послал этого парня, может Одейр обманул его, сказав, что он от Скалигера, а на самом деле от второго Советника. Ведь, если верить слухам, это дама весьма крутых нравов и весьма категоричная особа. Что, если Мартише Эрондейл вздумалось шерстить всех, кто вызывает у ее "светлости" сомнения? Да, Йен однозначно не любил эту женщину, но она, чтобы там не делала, была достойна своего статуса. Теперь сам Эддингтон не был уверен в своих выводах о мистере Одейре, хотя прекрасно понимал, чего ожидали от него и от его ответов. Ведь, как там поговаривал мистер Смит: "Долой сомнения, играем дальше!" Самый лучший из преподавателей и постановщиков нашей современности, говорил именно так об игре своих учеников и подопечных. От воспоминаний о своей учебе, о своем преподавателе навевали на Эддингтона некое умиротворение, которое растекалось по это телу приятными теплыми волнами. И Йен, вновь последовав совету своего наставника, отбросил свои сомнения и посмотрел мистеру Одейру прямо в глаза. И как же это приятно увидеть в глазах своего собеседника недоумение, и почувствовать, как тот лихорадочно пытается собрать свой разрушенный карточный домик, построенный на неправильных выводах. Пожалуй, это истинное удовольствие, которое можно получить в такой ситуации.
- Мистер Эддингтон, и сколько нынче получают секретари в таких престижных фирмах? Вот вы, например, сколько зарабатываете? - и это он называет вопрос с подвохом? Йену даже несколько смешно стало. Из Одейра получился бы очень плохой, нет, просто ужасный шпион. Этот парень, вызывал теперь у Йена только снисходительную улыбку, которой он и одарил его.
- Если экономить, то вполне хватает на то, чтобы содержать себя и своих родителей. - ответил Эддингтон, отчасти говоря правду. Он и вправду помогал своему отцу деньгами, открыл для него фонд, прибыль которого полностью покрывала жизнь в таком дорогом городе, как Лондон. Так же ему хватало денег на то, чтобы жертвовать приличные суммы на цели Наудая. И сам он существовал безбедно, позволяя себе иногда шиковать, ездя отдыхать во Францию. 
- На самом деле эта работа не стоит таких мизерных денег. Слишком много нервов и терпения нужно для этой должности. - с ноткой усталости сказал Йен, опять же говоря отчасти правду. Он действительно считал, что для такой работы нужно слишком много нервов и терпения, благо он ими обладал и пользовался умело. Но с другой стороны с этого ракурса ему можно было без лишных подозрений, вот например, как сейчас с Норином, следить за своим боссом. Это много стоило, по крайней мере, так считал Советник, когда давал свой приказ, который и по сей день выполняется Эддингтоном.
-  И ещё немного уточнения по биографии. Мистер Эддингтон, вы живёте один? А ваши родители, где они сейчас? Есть подруга, может быть жена? - и опять, сколько надежды было у мистера Одейра, когда он задавал эти вопросы. Что же в биографии Йена его так не устраивало, что решил поднять вопрос о его родственниках. Вроде бы, в том деле, что на него завели в Наудае, все было черным по белому написано и о матери, и об отце и даже, если память не изменяла ему, о его друзьях, которых было так мало, что при составлении этого досье весперианка была крайне удивлена этому факту.
- Да, мистер Одейр, я живу один, не считая, золотой рыбки вон в том углу. - сказав это, Йен указал Одейру в направлении круглого аквариума, в котором плавала здоровенная золотая рыбка, которая больше смахивала на карпа кои, чем на золотую рыбку. Он завел ее вместо золотистого ротвейлера из соображений, что за ней меньше ухода и возни, и не прогадал. Назвал ее для пущего эффекта Цицероном и остался доволен своим выбором.
- Отец живет в Чизике, мать умерла четырнадцать лет назад. - сухо проговорил Эддингтон, сверля Норина одним из своих добрых взглядов, который по сути не предвещал ничего хорошего. - Не женат и пока даже не планирую. Сначала карьера. - при этом отчего то воображение Йен нарисовало Табиту, ту, что ушла, как час назад. Эддингтон усмехнулся, ему казалось, что его воображение играет с ним плохую шутку, но, пожалуй, в глубине души Йен понимал, что именно такую жену себе бы и выбрал, если бы, конечно, решился бы на брак. По земным меркам брак это, когда люди не могут друг без друга, или когда девушка выходит замуж по залету. Веспер же смотрел на брак, как нечто нерушимое, как оплот верности, любви, чести и еще кучу всяких моральных устоев, которые так ценили веспериане в браке.
Йен вздохнул и, побарабанив пальцами по подлокотнику, потер переносицу. Усталость и нервное напряжение хотели, чтобы Эддингтон, наконец, выпроводил своего незадачливого дознавателя из дома и рухнул на мягкую постель.

+2

8

Норин не ожидал, что в ответе про зарплату промелькнёт хоть что-то дельное. По квартире было видно, что зарабатывает Йен неплохо. Однако Эддингтон явно прибеднялся. «Хм, мизерная, говоришь? Верится с трудом» Одеир внимательно посмотрел на своего собеседника, но опять же, никакой лжи или фальши в голосе. Что это тогда? Скрывает правду о доходах из вежливости? С одной стороны это могло быть действительно так, с другой, что парень просто не любит выдавать информацию о себе, а с третьей, кто знает, что за этим ещё кроется. Да в принципе о состоянии счетов можно узнать и так, но в этом деле нужен был хакер, а такого знакомого вне группировки у Норина не было. «Ввязался же на свою голову? О чём только думал?» Но сейчас уже было поздно об этом жалеть, хорошие мысли приходят как всегда вовремя. В то самое, когда уже сидишь перед возможным кротом, и не знаешь с какой стороны к нему подкопаться. Потому как вроде он чист как белый снег, а с другой, уж слишком слепит эта чистота. Так не бывает, у каждого есть скелеты, в чём Одеир и убедился, пока шерстил наудайцев. И если говорить откровенно, лучше бы не убеждался.
Похоже, Норин недооценил Эддингтона, ожидая, что если он шпион, то непременно раскроет себя, выдаст хоть чем-то. Потому как часто наблюдал такое, помогая вести военные расследования. Перебежчики, особенно те, кого держали на коротком поводке, обычно эмоционально сильно переживают предательство и это видно, стоит только надавить на нужную точку. Может, конечно, у Йена тоже было слабое место, но вот нащупать его никак не удавалось. Да, Норин определённо сплоховал, придя сюда без надлежащей подготовки, нужно было всё-таки подключить к поиску информации хотя бы Майтани, она бы сохранила секрет, да и о расследовании ей знать было не обязательно. Одеир бы придумал что-нибудь. Потому как, Йен определённо не торопился облегчать ему задачу (да и с чего бы ему это делать), отвечал на вопросы обтекаемо, не за что зацепиться. Чем только больше запутывал. Его речь можно было расценивать и как слова невиновного, и наоборот. Пока Норин решил для себя просто наблюдать за ним, за его ответами, уже и не надеясь услышать что-то необычное. Нужно было доиграть пьесу «Я пришёл по поручению Советника» до конца. А после он всё обдумает и взвесит, вдруг в словах Йена и промелькнуло что-то, просто пока Норин этого не видит.
- Слишком много нервов и терпения нужно для этой должности.
И тут опять было двоякое восприятие. Секретарь непростая работа, Йен наверняка сидит целыми днями за кипой бумаг, да ещё и слушает постоянно своё вечно недовольное начальство. Да уж, нервы здесь нужны стальные. «Интересно, а кофе он ему делает?» Норин еле сдержал улыбку при этой мысли. Нет, скорее всего, у Торрегросы на этот случай была какая-нибудь пустая, но очень сексуальная барышня. Эддингтон слишком умён и горд, чтобы пойти на такое. Одеир отбросил ассоциации на слово «секретарша», которые так и лезли в голову, очень вовремя. И продолжил размышлять, ведь с другой стороны, Йен мог иметь в виду совсем другую должность, ещё более нервную.
- Хм, могу вас понять. Секретарю Торрегросы, наверно, приходится нелегко, - это была просто реплика вежливости, да и пора было выходить уже из ступора. А то выглядел Норин сейчас наверно весьма странно. Беседа, нужно возвращаться к беседе, которая, похоже, начала скатываться в допрос.
Но он не удержался, и от вопроса о семье ждал слишком многого. 
- Да, мистер Одейр, я живу один, не считая, золотой рыбки вон в том углу.
А Йен продолжал рушить догадки одну за другой. Теперь Норин понимал свою ошибку, он слишком шаблонно мыслил, и слишком разочаровывался, когда какой-то из этих шаблонов рассыпался в пух и прах. Возможно, это и не давало ему увидеть что-то подозрительное в совершенно, на первый взгляд, неподозрительных ответах Эддингтона. Нужно было сосредоточиться и только наблюдать и воспринимать хотя бы крохи той информации, которую ему давал собеседник.
- Отец живет в Чизике, мать умерла четырнадцать лет назад.
И тут Норина словно обдало ледяной водой. «Мать умерла, хм».
- Оу, простите, мистер Эддингтон, соболезную.
Да это было давно, но тон, как изменился его тон. Йен скорбит до сих пор. Одеиру даже стало не по себе. Он вспомнил, как его мать была при смерти и поёжился. Такой потери и врагу не пожелаешь. Тем более, тогда веспериане только прибыли на Землю, какой наверно для него был стресс из-за переселения, а потом ещё и гибель матери. Норину даже стало жалко парня, он слишком хорошо представлял, что тот чувствовал тогда. Да и сейчас боль с ним, это видно. Эддингтон даже смотрел по-другому. Похоже, Одеир зацепил больное место, чего он, впрочем, и добивался. Но от этого особой радости как-то не возникло. Только ещё больше навалилась усталость. Стоило бы расспросить, что конкретно случилось с его матерью, тут и могла скрываться причина возможного перехода в «Ориджин». Потому как смерть близкого человека может толкнуть на разные поступки, если она умерла насильственно, то Йен в любом случае захотел бы отомстить. Норин бы и сам так поступил, если бы не дай Бог возникла такая ситуация. Но Одеир промолчал, ему почему-то не хотелось сейчас бередить старые раны Эддингтона. Может быть потому, что он бы и сам не желал слышать подобных вопросов, если бы его мать не удалось тогда спасти. Да и нервировать Йена не следовало. Одеир нашёл болевую точку, взял на заметку, после он сам разузнает о смерти миссис Эддингтон, и точно привлечёт Майтани.
- Не женат и пока даже не планирую. Сначала карьера.
Ну что ж, карьера так карьера. По-крайней мере здесь не было ничего странного. Веспериане по-особому относятся к браку, это Одеир знал наверняка. Может, конечно, у Йена и была девушка, но он об этом не скажет. Уж очень старательно обходит любую конкретику на свой счёт. И опять же, просто недоговаривает, потому как нечего всяким лезть в его дела, либо скрывает намеренно, чтобы к нему нельзя было подобраться.
Нужно было бы спросить ещё насчёт отношений с отцом, тут тоже могла крыться разгадка, но это был бы не просто биографический вопрос, да и зачем простому посыльному уточнять такое. Тем более с Торрегросой Норин уже прокололся. Что ж, нужно было продолжать беседу, хотя Йен уже, похоже, жаждал её прекращения.
-  Осталось немного, мистер Эддингтон, простите, что отнимаю время, но поручение есть поручение.
Одеир вздохнул, его уже тоже порядком утомила эта битва интеллектов. Пора было завершать эту, не сказать, чтобы удачную, встречу.
-  Давно вы состоите в «Naudae»?
Это был просто вопрос, одна из реплик подготовленной пьесы. А после Одеир ещё добавил.
-  Я, конечно, недавно в группировке, но практически все члены, так или иначе, появляются в штабе. А вот вас я и не видел. Чем вы занимаетесь в «Naudae», мистер Эддингтон? Спишите это на всё тоже любопытство.
Ну что ж, пора было уходить. Многие из готовых вопросов так и были забыты из-за волнения. Одеир явно не был готов к этой встрече, за что и корил себя всё это время. Но, тем не менее, несколько возможных точек для завершения проверки Норин уже нащупал. После он ещё как следует, обдумает всё то, что говорил Эддингтон. И тогда можно будет сказать, крот он или нет. Пока всё только подозрения, информация как песок, ускользает сквозь пальцы, в ней нельзя найти ничего провокационного.
-  Вот и всё, мистер Эддингтон. Спасибо, что уделили мне время. И чай у вас отменный, надо сказать.
Норин прошёл в прихожую, накинул куртку и, попрощавшись, вышел на улицу. Вечер был уже поздний, ужасно хотелось приехать домой, принять душ и отправиться в объятия к Морфею. Это дело слишком вымотало его, а беседа была совсем непростой. Он всё ещё надеялся, что Йен невиновен, а иначе…, иначе бы оказалось, что они проморгали крысу у себя под боком. И тогда пришлось бы применять кардинальные меры, чего бы Одеир точно не хотел.

Отредактировано Norin Odair (2014-01-18 01:56:41)

+2

9

Сомнения. В этом человеке было слишком много сомнений, и Йен их чувствовал. И теперь было не трудно догадаться, что сомневался мистер Одейр в его ответах. Потому что, если человек вздумает оценивать его ответы, то он будет сомневаться в каждом слове. Но Эддингтон не беспокоился, его ответы не оставляли зацепок, он отвечал гладко и без лишних волнений. Собственно, как и полагается благочестивому шпиону. А вот если бы к нему в гости пришел веспер с такими же вопросами, то Йену было бы несдобровать. Ауризм дело хоть и тонкое, но с помощью него вполне можно разоблачить такого лгуна, как Йен. Тогда бы ему пришлось действительно поволноваться, нежели с простым человеком. Так что, Йен надеялся. что в конце этого разговора он отвадит этого незадачливого каннэи* от своего порога, да и от себя в принципе. Йену не очень нравились такие назойливые поклонники, как мистер Норин.
Между ответами Йена и следующим вопросом Одейра каждый раз образовывалась недолгая пауза. Это могло быть связанно с тем, что мистер Одейр слишком долго осмыслял услышанное. При этой Эддингтон старался как можно внимательней следить за лицом своего гостя. У большинства людей все мысли и эмоции на нем отражаются. Собственно, Йену повезло, потому что у сего объекта с сокрытием своих эмоций были проблемы, и все они так явно отражались на его лице, что Эддингтону впору было рассмеяться от нелепости этой ситуации. Но он, как и полагается в таких ситуациях подавил в себе это желание. Ехидство было не в чести у Йена, но порой оно вырывалось у него помимо его воли, и Эддингтону ничего не оставалось, как представить, что отец дает ему хорошенькую затрещину, чтобы тот перестал себя так вести. Мистер Эддингтон всегда стоял на страже приличий, даже, когда не был с сыном рядом. Йен отвел взгляд от Одейра, чтобы заставить себя вновь сосредоточится на разговоре.
- Оу, простите, мистер Эддингтон, соболезную. - дежурная фраза о соболезновании напомнила Йену из-за чего все начиналось. Все из-за матушки, все из-за того, что она умерла слишком рано, все из-за того, что ее убили. О, как же он был зол на весь этот треклятый новый мир, что отнял у него его любимую матушку. Он до сих пор хранил в себе эту ненависть, как напоминаний того, что все кто не веспериан достоин только либо смерти, либо пресмыкаться перед весперинами. Черт, ему не нужны были эти шаблонные соболезнования от незнакомого ему каннэи. Что он мог знать о таких потерях, как его? Его мир не разрушен, его родители живы и здоровы, а он сам сидит и еще позволяет себе говорить о соболезновании. Йену пришлось подавить и эту вспышку эмоциональности. Кажется, так всегда было, когда речь заходила о его матери. Ярость. Им овладевала ярость. И она желала только разрушения.
-  Осталось немного, мистер Эддингтон, простите, что отнимаю время, но поручение есть поручение. - Йен вздохнул, кажется, мистер Одейр тоже не прочь оставить этот уже давно бессмысленный разговор. Они оба порядком устали, пора было закруглятся с нелепыми вопросами и завуалированными ответами.
- Я понимаю, мистер Одейр. - как же часто он стал повторять эту реплику. Почему он должен все это понимать? Почему?! Почему бы всем прочим просто не оставить его в покое и дать ему спокойно жить и работать. Почему все начинают лезть в его дела, если их они даже никаким боком не касаются? А потом Йен остановился. Слишком много "почему" было в его вопросах и ответах. Он лишь вновь посмотрел на Одейра усталым взглядом, а потом перевел его на аквариум. Цицерон спокойно себе плавал, иногда тыкаясь своей золотой мордой в прозрачное стекло аквариума.
-  Давно вы состоите в «Naudae»? Чем вы занимаетесь в «Naudae», мистер Эддингтон? Спишите это на всё тоже любопытство. - вопрос без подвоха, но даже на него Йену придется ответить нечестно.
- Дайте подумать. Около семи лет. Да, определенно семь лет. Мой отец настоял на том, чтобы я вступил в ряды Наудая, как только поступил в университет. - со вздохом ответил Эддингтон, жалея, что пустил этого болвана к себе в дом. - Сначала был, как и вы на побегушках, потом меня перевели в исполнители. Сейчас же у меня слишком мало времени, чтобы активно участвовать в жизни нашего объединения. Так что меня, если можно так выразится, перевели в запас. - в голове у Эддингтон с щелчком пазл встал на места. Как же он не смог вспомнить об этом человеке раньше? Он слышал это имя. Норин Одейр. Не тот ли это парень, против которого Йен голосовал на одном из собрании? Кажется, тогда его хотели перевести в Исполнители и собственно сделали его. Йен покосился на своего дознавателя. Теперь у него было больше причин, чтобы голосовать в следующий раз против. Люди такие люди, если честно. А еще в Исполнители залез... Пожалуй, Крейну было бы очень стыдно, за своего подопечного, за которого он поручился.
-  Вот и всё, мистер Эддингтон. Спасибо, что уделили мне время. И чай у вас отменный, надо сказать. - без лишних разговоров Одейр удалился, оставив после себя неприятный осадок и грязную кружку на журнальном столике. Йен закатил глаза и фыркнул. Болван, это Одейр, чистейшей воды болван. Он запер дверь и велел своему Голо выключить везде свет. Пора было ложится спать, завтра должен был быть еще один трудный день, который всенепременно будет омрачен раздумьями о Норине Одейре, который в свою очередь чертовски плохо врет.

по заказу Норина..:3 альтернативный конец поста..:3 немного упорости не помешает..XDD

[audio]http://pleer.com/tracks/5639923GPZZ[/audio]
[audio]http://pleer.com/tracks/5164972waQB[/audio]
-  Вот и всё, мистер Эддингтон. Спасибо, что уделили мне время. И чай у вас отменный, надо сказать. - без лишних разговоров Одейр удалился, оставив после себя неприятный осадок и грязную кружку на журнальном столике. Йен нахмурился, но через секунду расплылся в улыбке. К черту, этого Одейра, к черту все его вопросы.
- Голо, будь добр, включи ка мне Get up Бинго плеерс. - мысленная затрещина от отца не подействовала, Йен расплылся в ехидной улыбке. Музыка была старой, но подымала настроение, если вспомнить каков был клип на эту песню. Уточки такие уточки. - А теперь то, что дальше в плейлисте, Голо. - следующий трек был для того, чтобы потрясти своей пятой точкой, что в принципе Йен и сделал. Да, он начал танцывать, ведь если уж снимать стресс, так снимать танцами.

________________
* каннэи (весп.) - уничижительное название людей

Отредактировано Ian Addington (2014-01-31 10:10:57)

+2

10

На следующий же день после разговора с Эддингтоном, Норин решил проверить всё, что удалось узнать. Крохи информации, слишком гладкие ответы. Не было никаких нестыковок, лишь сплошные информационные пробелы, которые необходимо было заполнить, чтобы, наконец, покончить с этим расследованием и со спокойной совестью заниматься не менее важными делами. Йен не отпускал, занимая все мысли. Одеир раз за разом прокручивал в голове их беседу, но в ней ничего не было, ничего такого, что могло вызвать подозрение. Но если посмотреть на неё под другим углом, то она вся была подозрительна, очень обтекаемая, никакой определённой информации. Требовалась конкретика, нужно было уточнить всё, что сказал Йен, и потом можно будет (по крайней мере, Одеир очень на это надеялся) сделать окончательные выводы.
Он начал с того, что выяснил насчёт смерти матери Эддингтона. Умерла от отравления эсперитом. Такое могли сотворить только люди, потому как на веспериан и мутантов это вещество действовало губительно. Были ли это акции «Ориджина» или просто сумасшедший одиночка, но это точно был человек. А значит, из-за смерти матери Йен вряд ли бы подался к Торрегросе. Эддингтон умён и всё это определённо пришло ему в голову. Значит, если есть причина перебежки, то это не семья. А есть ли она вообще? Теперь, после того, как Норин узнал подробности гибели миссис Эддингтон, он вообще сомневался, что Йен может проникнуться доверием к людям, а тем более принять идеи «Ориджина». После такого он должен был верой и правдой служить «Naudae», но чужая душа потёмки. Столько всего могло произойти за время жизни Эддингтона на Земле. Поэтому полностью откидывать идею, что он возможный шпион, Норин не собирался.
До проверки счетов Йена ему так и не удалось добраться, служба и дела «Naudae» съедали всё свободное время. Сил хватало лишь на то, чтобы доехать вечером до дома, принять душ и забыться долгожданным сном. Поэтому пока Норин просто следил за ситуацией. Информационных утечек не было, срывов операций тоже, может и тогда ему просто показалось. Паранойя взяла верх, он взялся за расследование, но так ничего и не нашёл, и это было к лучшему. Значит, наудайцы чисты и верны своему делу. Нет удара сильнее, чем предательство. И, похоже, пока их группировку это обходил стороной.

Это случилось три недели спустя после разговора с Эддингтоном. Операция, в которой Норин принимал участие, пошла совсем не по плану. Помешали, подкинули лишних проблем. Пришлось импровизировать на месте. Было такое чувство, что противник узнал о готовящейся операции, усилил охрану, привёл систему безопасности в боевую готовность. Хоть запасной план и был рассчитан на подобный «тёплый приём», но основной-то заключался в том, что это будет простая миссия, войти и выйти. Ребята из оперативной группы были злые, как черти. Такого «подарка» судьбы никто не ожидал, благо все остались целы и более мене невредимы. Да всё удалось, и цель была достигнута, однако пришлось изрядно попотеть.
На разборе полётов после операции идея о сливе информации так и витала в воздухе, потому что совпадением усиления охраны именно в тот день, когда планировалась вылазка, это назвать было трудно. Пару раз всё-таки прозвучало «Нас просто могли сдать». Но кто мог? Об этой миссии знали только участники, больше никто. «О нет! Только не снова…» На самом деле, информация могла выплыть совершенно случайно, подозрительное действие со стороны участников, неосторожное слово, и кто следит за этим, обязательно всё поймёт. И в любом случае большая часть наудайцев знала, что-то готовится. Другой вопрос в том, как просочились подробности: место и время. Одеир прекрасно понимал, что после такого определённые люди в «Naudae» начнут шерстить всех участников этой операции. При мыслях о шпионе, в голове снова всплыл Эддингтон. Мог ли он сдать их? Норин не видел его в Naudae haes в последнее время. Уже в фойе, когда он собирался отправиться, наконец, домой, ему пришла одна мысль. Йен мог быть здесь, просто не попался на глаза. Это легко проверялось. Система безопасности фиксировала всех, кто входил или выходил из здания, а также время и дату посещения. Одеир отправился в комнату охраны и запросил данные по посещению. Оказалось, что Эддингтон действительно был в Naudae haes, за несколько дней до операции, и был вчера, в то самое время, когда участники только собирались на миссию. «Вот же…Неужели это всё-таки он?» Тревога охватила с головой. Пригрели змею? Эти данные ничего не доказывали, но Норин отвык верить в подобные совпадения. Стоило бы ещё просмотреть записи с камер наблюдения, чтобы узнать перемещения Йена по зданию. Но тут нужно было придумать хорошую и правдоподобную историю, зачем ему эти записи понадобились. Сейчас Одеир уже плохо соображал, вечер поздний, разбор полётов вытянул последние силы, поэтому он лишь кивнул охранникам и удалился.
В следующие два дня ему всё-таки удалось вытянуть видео, но на нём не было ничего подозрительного. Йен просто пришёл в Naudae haes, встретился с парой человек, вообще никак не связанных с осложнившейся миссией, и ушёл, но было такое чувство, что этот весперианец обходит камеры наблюдения. Или это снова паранойя играла с воображением Норина. В любом случае доказательств того, что Эддингтон нечист совестью не было, однако интуиция в голос кричала, что этот парень не так прост как кажется. Чутьё его ещё ни разу не подводило, поэтому Одеир решил всё-таки привлечь Май и проверить счета Йена. От сумм у него округлились глаза, и это мизерная зарплата?! Похоже, секретарям нынче очень хорошо платят, но это «Aple» крупнейшая компания, поэтому и деньги соответствующие. В официальных счетах снова никаких подозрительных переводов или получений. Но это официальные, кто знает, может у Эддингтона имеется парочку теневых счетов.
Как же Норин устал от этого. Нужно было просто взять всё, что удалось нарыть и отнести Крейну. И пусть уже Скалигер сам разбирается, что там да как, вызывает парня на допрос, подключает все ресурсы для расследования и прочее в том же духе. А если Йен не виновен, то тем лучше. Одеир уже практически смирился с этой мыслью и выдохнул с облегчением. Это копание в куче грязного белья ему уже поперёк горла. Однако, выходя из Naudae haes, он увидел Эддингтона, садящегося в машину. Что это? Насмешка судьбы? Норина так и подмывало подойти к нему, увидеть реакцию, когда он скажет о проблемах с информационной безопасностью в «Naudae». Но Йен уже уехал. К чёрту всё! Завтра Одеир и правда пойдёт к советнику, но сегодня, похоже, им с Эддингтоном предстоит интересный разговор. Сев на мотоцикл, Норин отправился к уже знакомому дому.
Сейчас не было неуверенности или волнения как в прошлый раз, Норин был зол. Во-первых, этот весперианский засранец постоянно всплывал, случись что подозрительное, и не давал покоя паранойе Одеира. Во-вторых, никак нельзя было доказать виновен он или нет, эта неизвестность не давала сделать окончательных выводов, что бесило ещё больше. И, в-третьих, Йен начинал превращаться в навязчивую идею, и это было очень нехорошо. Пора было покончить со всем этим раз и навсегда. Стараясь держать себя в руках, Норин постучал в дверь.
-  Здравствуйте, мистер Эддингтон, я думаю, вы меня помните, так что опустим лишние представления.
«Только поспокойнее и поровнее» Не дожидаясь приглашения войти, Одеир прошёл внутрь. Мало ли, Йен мог бы захлопнуть дверь у него перед носом, не пустить в дом, а Норин сегодня не намерен был уходить с пустыми руками.
-  Знаете, в прошлый раз я был не до конца честен с вами, я уже давно в «Naudae». Но и вы не были честны со мной, так что мы квиты, - Одеир посмотрел весперианцу в глаза, ожидая реакции. – Нам нужно кое-что обсудить.
Норин и сам понимал, что ведёт себя непростительно нагло, но остановиться был уже не в силах. Он прошёл в гостиную и устроился на диване, наблюдая за тем, как Йен пытается осознать, что тут вообще происходит.
-  Скажите, как давно вы были в Naudae haes? Вы ведь редкий гость так, исполнитель в запасе.
Одеир не отрывал от весперианца взгляд, сейчас каждое его движение было важно в понимании того, виновен он или нет.

офф спешл фо Йен :3

http://savepic.net/4486668.gif
Ну здравствуй, радость моя!
Твой упоротый фанат вернулся.

+2

11

Он долго ворочался в кровати, меняя одну позу на другую. Сон никак не мог прийти. Наконец он со вздохом перевернулся на спину и уставился в потолок. Голова была практически пуста, лишь обрывки каких-то мыслей крутились там, весьма тревожных мыслей, можно заметить. Наверное, ему и вправду не стоило пускать этого Одейра в дом для разговора. Он лишь взбаламутил спокойную воду, подняв со дна ил. Теперь такую воду не испить. Этот болван полез туда, куда не следует и за это, по-хорошему, его следовало наказать. Жаль, что он такими полномочиями не наделен. Зато он бы мог поднять тревогу, и показать пальцем на Одейра. Он человек, а людям доверия никакого. Этот Одейр мог быть не только Исполнителем в Наудае, но и работать в Ориджин. Таких людей мистер Торрегроса очень любил. Слава Великому духу, что Йен был весперианом, потому что если бы легат благодарил его за проделанную работу, Эддингтон в скором бы времени просто ушел с этой работы. Ему не нужно было признание людей ни в каком виде, что нельзя сказать о Норине Одейре. Это человек, который хочет добиться признания, который хочет показать, что он выполняет свою работу так хорошо, как это вообще возможно. Много амбиций и необузданной силы, которую ему, по-видимому, некуда девать и он решил, что лучше ему найти крота, который иногда сливает информацию. Пф, Эддингтону снова стало смешно. Кажется, помимо своих амбиций, Одейр жил в очень маленьком и зашоренном мире, в который, как видно, Йен ну никак не вписывается. Ох, этот тип явно не оставит его в покое, продолжит копать и таки сделает это. От этого Йену стало не по себе. Теперь нужно было быть аккуратнее вдвойне, постоянно оглядываться и приглядываться. Сколько же мороки может доставить один каннэи?!
Сон сморил Эддингтона только под утро, практически перед самым будильником. А когда Йен проснулся, то был просто в ужасающе плохом настроении. Норин Одейр и здесь постарался подпортить несладкую жизнь Йен.

Как Йен и предполагал следующую неделю он провел в весьма напряженном состоянии, ему даже для верности пришлось купить в аптеке легкое успокаивающее, которое более или менее помогло справиться с его тревогой. Во время рабочего дня все было относительно нормально с веспером, но стоило ему выйти за пределы своего офиса, как тревога усиливалась, и никакие таблетки уже не помогали. Он не привык чувствовать себя не в безопасности, его как шпиона весьма хорошо оберегали в обеих группировках, но сейчас это не чувствовалось. Кто то в Наудае плохо сработал. Это мысль посещала Йен все чаще. Уж кто-кто, а веспериане не должны были этого сделать. Хотя... Йен уже не был ни в чем уверен. Если уж веспер братается с человеком, то грозит вылиться вот в такие казусы. Пожалуй, следовало обо всем сказать Советнику и пусть он уже разбирается кто прав, а кто виноват. Но он этого не сделал сразу, а значит уже не сделает сейчас, когда прошло уже столько времени. Йену просто нужно было успокоиться и перестать думать о Одейре, как о постоянной угрозе. И Эддингтон выкинул его из головы. Если уж, что и случится, Йен долго думать не будет, а пойдет и разберется с ним по-тихой и по-свойски, так сказать объяснит на пальцах, что рыбку он выбрал не по своим зубам.
Что ж, Эддингтон весьма вовремя разобрался со своими проблемами, потому как для него привалила небольшая работа. Схема все та же, информаторы и получатели все те же, в принципе ничего сложного. Наудай организовал какую то вылазку, Торрегросса желал знать время и место. Йен сообщил только место и примерную дату, а для этого Эддингтону пришлось немало потрудиться. Советнику он доложил о сливе информации, предоставив пару имен потенциальных участников Ориджин. Но как оказалось Скалигер хоть и дал отмашку на организацию этой операции, сам он в ней не участвовал и все подробности не знал. Поэтому Йену пришлось встретиться с несколькими весперами, в том числе и со своим отцом, который помог куда лучше, чем все остальные. Слив информацию, Йен попросил отца держать его в курсе событий. Эддингтону не сильно хотелось, чтобы от его деятельности кто-либо пострадал. Но слава Духу, этого не случилось. Йен удостоверился в этом лично, посетив Naudae haes, что в последствии оказалось совершенно лишним. Но об этом он догадался не сразу и с преспокойной душой сел в машину и направился домой, чтобы немного отдохнуть и посмотреть какой-нибудь старый сериал. Не успел Йен скинуть куртку, как в дверь постучали. Веспер посмотрел в глазок и практически даже не удивился. Его порог снова обивает Норин Одейр. Первым желанием было вообще не открывать дверь, но потом, подумав, что лучше разобраться с этим сейчас. чем потом, Йен открыл дверь.
-  Здравствуйте, мистер Эддингтон, я думаю, вы меня помните, так что опустим лишние представления. - и не дожидаясь приглашения войти, Одейр зашел в квартиру. Йен вскинул брови не от удивления, а скорее от нахальства и наглости сего объекта. Еще один пункт против него.
- Здравствуй, мистер Одейр. - холодно поприветствовал Йен, закрывая дверь. Оценивая сколько претензий в голосе у Одейра, Йен проследил за мужчиной пока тот не сел на диван.
-  Знаете, в прошлый раз я был не до конца честен с вами, я уже давно в «Naudae». Но и вы не были честны со мной, так что мы квиты. - если в прошлый раз Одер вел себя осторожно, сейчас же он позабыл об осторожности, говоря в лоб. Он был чертовски зол и не сильно скрывал это. Что ж, кажется, Йену придется побыть козлом отпущения. Эддингтон никак не отреагировал на слова Одейра. Ни ему, ни Одейру не было стыдно за свою ложь, так к чему же все эти церемонии, Одейр? Говори, что хотел сказать и проваливай!
-  Скажите, как давно вы были в Naudae haes? Вы ведь редкий гость так, исполнитель в запасе. - в голосе слышалась издевка. Он пытался подловить Йена во лжи?
- Я только что оттуда, мистер Одейр. - все таким же ледяным голосом проговорил Йен, выверяя свое каждое слово. В каждое слово он попытался вложить столько холода и пренебрежения, сколько это нужно было для того, что каннэи зарубил себе на носу, что разговоры подобным тоном будут вестись именно с враждебным укором и не иначе. - Вам следует объясниться, мистер Одейр, и желательно сейчас же. - в голосе проступили повелительные нотки. Йен вздернул подбородок и посмотрел на своего гостя сверху вниз. Время вежливых приемов прошло, Одейр может рассчитывать лишь на пинок под зад.

ехехе, спешл фо Норин..XD

http://vk.com/doc53459534_216092116?hash=2763b64a1feeb9e470&dl=516e7b3b27fb8f1bdc&wnd=1

Отредактировано Ian Addington (2014-02-05 10:08:30)

+2

12

Норин боялся, что приедет раньше, так как злость подгоняла его, и он выжимал из своего железного друга максимальную скорость. Но, похоже, к дому Йена они прибыли практически одновременно. Войдя в дверь, Одеир заметил, что Эддингтон всё в той же одежде, в которой был на выходе их Naudae haes. И всё та же знакомая квартира, обставленная на «мизерную» зарплату. Йен явно не бедствовал. Похоже, Торрегроса очень ценил своего секретаря, а может, подбрасывал деньжат не только за бумажную работу. Всё-таки хотелось добраться до всех счетов, но для такого нужно подключать пол IT отдела «Naudae». Ничего, завтра Норин отдаст это дело в руки Крейну, и тогда парня проверят как надо. А пока… пока посмотрим, что удастся выяснить самому. Ох, как же Йен его достал, и почему этот весперианец не может просто взять и ответить на все вопросы нормально, без этой обтекаемости. Только за это хочется ему врезать. А уж если он и, правда, слил информацию о проводящейся миссии, то за это его растерзают. В первую встречу Норину очень не хотелось, чтобы Эддингтон оказался шпионом. Если честно он и сейчас не горел желанием убеждаться в своих подозрениях. Одеир просто хотел расколоть этот крепкий орешек и увидеть, наконец, причины постоянного появления Йена в поле зрения. Но Эддингтон явно не так прост, и облегчать ему задачу не собирается, своим поведением только усиливая подозрения, желание докопаться до истины.
Кажется, весперианец ни сколько не удивился позднему гостю. Пока Норин не мог поймать никакой реакции на слова, лишь видимое возмущение от его поведения. Плевать он хотел сегодня на правила приличия! Не хотел отвечать нормально тогда, когда Одеир пришёл с визитом вежливости, шанс упущен, теперь уже явно не до обмена любезностями. Стоило только задуматься о том, что Йен сдал их Торрегросе, как вскипала ярость. На миссии им всем знатно потрепало нервы, а эта сволочь сидела тихо в уголке и в безопасности, довольная тем, что удалось услужить своему хозяину. «Фух, спокойно, спокойно» Не хватало только потерять контроль и вцепится Эддингтону в глотку, кулаки так и чесались, но не стоило этого делать. Сначала нужно было точно убедиться в том, что именно он шпион. Но ведь эта зараза опять сейчас начнёт юлить при ответе на вопросы.
Норин удобно расположился на диване и с вызовом взглянул на Йена.
-  Вам следует объясниться, мистер Одейр, и желательно сейчас же.
Голос весперианца изменился, проступили незнакомые нотки, он был возмущён, это не было видно, но так и витало в воздухе. «Да неужели?! Что не нравится, когда говорят в лоб?» Ну, Эддингтона можно понять, Норин бы и сам отреагировал на подобное хамство не лучшим образом. Но ему было плевать! Сейчас Йен мог выйти из себя, хвалёный самоконтроль и выдержка могли дать трещину и через неё, наконец, просочится правда.
-  Знаете, мистер Эддингтон, в последнее время в «Naudae» происходят странные вещи, и я хотел бы кое-что уточнить, - Норин не узнавал сам себя, так нагло он себя редко вёл, но проклятый весперианец довел его до края, хотелось просто взять и вытряхнуть из него всё, что тот не договаривает. Он отвёл взгляд на секунду, чтобы не распалится ещё больше, нужно было собраться, но Йен выводил из себя одним своим видом и надменным взглядом. Считает, что полностью владеет ситуацией, посмотрим, что будет дальше. «Только спокойно, ещё ничего неизвестно». Одеир старался перестать приплетать Эддингтона к осложнившейся миссии, чтобы придти в себя. Эмоции в таком деле плохой советчик, они застилают разум, а сейчас трезвый рассудок как раз то, что нужно. Без него не проанализировать слова Йена, какими бы обтекаемыми они ни были.  Надо выяснить, что Эддингтон делал в доме Наудая в день, когда проходила операция, начать с этого. И уже потом посмотреть в какое русло направить дальнейшую беседу.
-  Я знаю, что вы были там сегодня, но что вы делали там три дня назад? – Норин выдохнул, постепенно успокаиваясь. Злость не отпускала ни на миг, прорываясь в слова. Но с этим трудно было бороться, да и не хотелось особо. Сейчас нужно было использовать эмоции так, чтобы шли нужные реплики. Кто знает, может весперианца удастся зацепить хоть чем-то. Пока ещё тот находится в недоумении и не готов к решительному отпору. Одеир снова посмотрел на Йена. - Скажите, мистер Эддингтон, зачем вы вообще бываете в Naudae haes. Вы же, как вы сами выразились в запасе, - исполнителей в запасе приглашают, только когда не хватает боевых единиц, что бывает достаточно редко, какого хрена он припёрся в штаб, когда операция рассчитывалась всего на несколько человек, и группа была собрана уже давно. - Встречаетесь со знакомыми, узнаёте последние новости?
Норин слегка прищурился на последних словах. Эддингтон явно ошивался в доме Наудая не просто так. Хотя, мог, действительно, навестить кого-то из знакомых. Одеир упорно отказывался верить в то, что посещение штаба Йеном и время прохождение операции всего лишь стечение обстоятельств. Слишком уж часто этот парень всплывал, стоило хоть на миг задуматься о возможной информационной утечке. Норин терпеть не мог перебежчиков, особенно когда те вот так просто сливают данные о боевых операциях.    Столько сил, времени пускается на планирование, а потом вылезает крот и спокойно уносит всё это противнику, и тогда всё летит в тартарары, потеря всего, хорошо, что в этот раз не закончилось потерей жизней. Мог ли Йен вот так просто сдать операцию Торрегросе? И какие причины у этого парня так ненавидеть «Naudae»? Всё это сплошной водоворот мыслей и замкнутый круг. Достало, как же всё достало. Даже если Эддингтон не при делах, в чём Одеир сомневался с каждой секундой всё больше, всё равно нужно убедится в этом сейчас. Иначе этот засранец скоро в кошмарных снах будет являться, заливаясь злобным хохотом.
-  Если вы были в Naudae haes, то определённо знали о готовящейся операции, - половина наудайцев была в курсе, и здесь не было ничего странного. – Так вот, она очень осложнилась, словно кто-то сдал место и время, - хватит ходить вокруг да около, доверительные допросы тире беседы это не по части Норина, и в этом он уже в полной мере убедился в прошлый раз. -  Что вы думаете по этому поводу, мистер Эддингтон? Похоже «Naudae» уже не так надёжен как когда-то.
Одеир мог придумать тонкий план, мог воплотить его в жизнь, но вести аккуратные разговоры не умел совершенно, тем более в том состоянии, в котором находился сейчас. Да и если он снова начнёт затягивать беседу, то разозлиться ещё больше и тогда точно потеряет контроль над словами, а вот этого нельзя было допустить. Его так и подмывало сказать Эддингтону в лицо всё, что накипело, но пока удавалось держаться и весьма неплохо. Норин хотел бросить одну фразу, чтобы вывести немного Йена из равновесия, но всё же смолчал, продолжая внимательно слушать ответы весперианца.

офф так меня и подмывало это сказать XD

http://savepic.net/4531609.gif
Йенушка, а не угостишь ли фаната чаем?

+2

13

По телу прошла волна возмущения. До того ему был неприятен этот тип, что он готов был скрипеть зубами и выдать самую брезгливую гримасу только для того, чтобы посмотреть, как отреагирует этот кэннаи. Но ничего из этого он не сделал, только вздернул бровь и сложил руки на груди. Пусть это выглядит, как защитный жест, пусть Одейр думает, что Йену стало не по себе. Эддингтон соврал бы, если бы сказал, что ждал такого поворота событий, но после того, первого, визита этого не стоило исключать, потому как это было бы безрассудством, а им Йен не страдал, к слову сказать, совсем. Поэтому, хоть Эддингтон и выбросил  кэннаи из головы, все равно на периферии его сознания маячила эта нескладная фигура с непонятными претензиями и притязаниями, на что он не имел ни малейшего права. Сколько самомнения и значимости он приписал себе! Возомнивший себя всевидящим и всезнающим легко дать отворот поворот, потому что таковыми они не являются. Что ж это, к слову сказать, нравилось Йену больше. Развинчивать мифы удел одиночек и изгоев и весьма неблагодарное дело, но Эддингтон постарается, чтобы Одейр как можно больнее и ощутимей ввалился в кучу дерьма.
- Что я делал там три дня назад? - переспросил Йен таким тоном, словно ослышался. - Позвольте, тогда и я спрошу, что ВЫ там делаете и откуда ВАМ знать, что я там был? - но кажется Одейр и не думал отвечать на его вопросы, он лишь продолжил строить из себя важную птицу, излагая свои язвительные речи.
Быть может Йен и в правду был слишком беспечен и позволил себе расслабиться? Тот кто наблюдает всегда видит то, что хочет узнать. Но он был осторожен, без лишний надобности в хеусе не появлялся и практически не контактировал с другими участниками Наудая. Оказалось, что это не все, что нужно для более или менее успешной конспирации. Однако, Одейр до сих пор точно не знает кто он. Ему явно не отвечали на все его вопросы, поэтому все его суждения основывались на его зыбких карточных доводах. Хотя этого было достаточно, чтобы он вновь появился в его доме с нахальной улыбкой и выражением лица, которое красноречиво говорило о неминуемости чьего-то кровопролития. Эддингтон прищурился, Одейр был по комплекции больше него, но это не давало ему большого преимущества. Большой шкаф падает с большим грохотом.
- Да, мистер Одейр, я иногда заглядываю к старым знакомым, но это никак вас не касается. - враждебно ответил Эддингтон. Он был не то что на пределе, но еле-еле сдерживал себя, чтобы не показывать свою злость в открытую. Великий Дух, как же он бесил Эддингтона и сколько сил он у него забирал! Йен сжал кулаки. - И каким же образом я причастен к этой осложнившейся операции, мистер Одейр? Хотите сказать, что это произошло из-за меня?!
Вполне возможно именно такое объяснение их неудачи Одейр и позволил себе дать. Кажется, у этого идиота мир делился только на хороших и плохих, на белое и черное, все остальное просто не вписывалось в этот идеалистический мир. Таким весперам, как Йен, в его мире попросту нет места. Интересно, как же он раньше жил? Он не замечал, что некоторые события, люди не могут быть хорошим. значит по определению они сразу приписывались к плохим? Он не знает серого цвета, того цвета, что находиться по середине между белым и черным. А Эддингтон именно к там людям и принадлежал. Он делал и хорошие вещи и плохие, но все это делалось всегда ради одной, высшей цели. Ни одна война еще не выигрывалась абсолютно хорошими по определению людьми, поэтому то на войне все средства хороши.
- Да, мистер Одейр, нынче в Наудай хеус пускают много всякого шерпотреба... - с издевкой процедил Йен, смотря Одейру прямо в глаза. Да, именно таких самодовольных кэннаи и принимают, как будто своих не хватает! Йен никак не мог понять политику Наудая в этом вопросе. Как глава, советники, старейшины могут принимать тех, против кого они воюют? Это же не логично! Но сейчас это не было столь важным. Даже не было важным, как этот Одейр попал в Наудай, Йена интересовала их проблема. Проблему, которую нужно решить, либо словесно, либо прямым ударом в голову.

+2

14

Внимание!

в этом посте я что-то веду себя как последний засранец  http://s3.uploads.ru/pqRTc.gif  http://s1.uploads.ru/i/OjIl0.gif

Похоже, этого засранца всё-таки удавалось вывести из себя. Вся его хвалёная сдержанность начинала давать трещину. Да, пока он был возмущён лишь внезапным вторжением, по крайней мере, всем своим видом это показывал. Но кто знает, что у него на уме и чем он разозлён на самом деле. Как бы Норин хотел сейчас встряхнуть его, чтобы правда посыпалась из парня, как из мешка горох. Держать себя в руках было всё труднее, но сейчас Йен достаточно уязвим, по крайней мере, так казалось Одеиру. И этим можно было воспользоваться, чтобы не доходить до рукоприкладства, как бы этого ни хотелось. Как же этот весперианец достал его, просто уму непостижимо. Хотя тут Норин сам виноват, надо было давно отдать всё, что он нарыл на него Крейну и успокоиться. Но нет же, лучше конечно помучить себя мыслями, подозрениями и домыслами, чтобы потом от этого ещё и кошмары снились. Норин думал, что все его подозрения беспочвенны, поэтому и не шёл к шефу, зная, что расправа будет кровавой. Очень не хотелось, чтобы ни в чём неповинный наудаец пострадал за зря. Но Йен явно не был невинен, интуиция кричала ему уже об этом давно, а она никогда не подводила. На самом деле Одеиру бы и сейчас не следовало тут находиться, но сдержать порыв было очень трудно, тем более было подозрение, что Эддингтон поставил под удар не только жизнь Норина, но и всех участников операции, чего Норин как человек военный и не терпевший предательства ни в каком виде, так просто оставить не мог.
- Что я делал там три дня назад? Позвольте, тогда и я спрошу, что ВЫ там делаете и откуда ВАМ знать, что я там был?
«Ох, как мы заговорили, прямо-таки возмущение в чистом виде» Одеир с трудом удержал довольную ухмылку. В какой-то момент он поймал себя на мысли, что ему доставляет дикое удовольствие выводить этого парня из себя. Ничего, пусть побесится, не всё же Норину кусать себе локти от того, что не удаётся добиться правды. Хотя это лишь малая плата за всё то время пока Йен не выходил у него из головы. Одеир не собирался следить за словами не хотел по-хорошему всё рассказать, теперь будет по-плохому. Нет, в действиях Норина сейчас не было логики, и он прекрасно понимал, что лучше бы сейчас лежать ему в своей кровати и мирно спать, но смог бы он заснуть, когда возможно всё-таки отыскал предателя в рядах группировки, а вот это вряд ли. И сейчас им управляли эмоции, он устал, после осложнившейся операции нервы на пределе и этот ещё. Да, можно было опять прийти и просто расспросить, но вряд ли весперианец ответил бы хоть на один вопрос чётко и ясно, и всё равно вывел бы Одеира из себя, так что чего тянуть, если разговор всё равно перешёл бы на повышенные тона, почему его не начать сразу. Потому как всё окончательно достало!
-  Хм, - Норин откинулся в кресле и, гаденько ухмыльнувшись, посмотрел на Йена с вызовом. – Я просто это знаю, мистер Эддингтон.
- Да, мистер Одейр, я иногда заглядываю к старым знакомым, но это никак вас не касается.
Может быть, может и не касается. И Норин вряд ли бы вообще обратил внимание на весперианца, который появляется в хэесе раз в месяц, хрен знает, что там ему нужно и это его дело. За всеми-то всё равно не уследить. Но вокруг Йена словно пелена, через которую не пробиться, подозрения продолжают усиливаться с каждым словом этого парня. А поэтому все его перемещения теперь должны быть в поле зрения, и это напрямую касается Одеира и его расследования. Старые знакомые? Интересно. Кто же даёт информацию этому редкому в Наудае гостю? Это надо будет проверить.
-  Из-за вас? – Норин сделал вид, будто удивился. – Ну что вы, мистер Эддингтон. Я просто спросил, что вы об этом думаете. Похоже, «Naudae» в последнее время как решето. Где-то течь, и её желательно бы устранить, - он снова внимательно посмотрел на Йена «я знаю, гадёныш, это ты во всём виноват». – А почему вы решили, что я вас обвиняю или лучшая защита нападение? Вам есть что скрывать?
Норин сделал акцент на последней фразе, внимательно следя за реакцией Эддингтона. Не следовало бы, конечно, ему идти настолько в открытую в своих словах, однако, плевать он хотел сейчас на то, что подумает Йен. Сейчас ему нужно было распалить весперианца, раз уж начал, чтобы тот проболтался. Хоть он и изображает тут праведный гнев, якобы невинный агнец, но чувство, скорее всего, больше от внезапного вторжения и наглого поведения Одеира, а вовсе не из-за обвинения невиновного. Этот парень явно что-то скрывает, это уже не просто сомнения и домыслы, в этом сейчас Норин уверен на сто процентов. Почему? Кто знает. Снова интуиция, которая никогда не врёт, хоть иногда и хочется, чтобы она оказалась неправа. Да, когда-то Одеир хотел, чтобы Йен оказался невиновным, и даже если сейчас выяснится, что все его подозрения были беспочвенны, ну что ж тем лучше. Но слив информации был, и если это не Йен, то тогда у них большие проблемы, потому как придётся шерстить всех и каждого… Опять, по новой разгребать всю эту грязь. Норину захотелось завыть от этих мыслей. Однако он отвлёкся, сейчас надо было закончить с Йеном раз и навсегда, убедившись, крот он или нет. А потом решать остальные вопросы. Но в одном Норин ошибся, даже в таком взвинченном состоянии Эддингтон ничего ему не скажет. Похоже, сейчас весперианец забаррикадировался в своей скорлупе ещё больше, чем прежде. От чего хотелось ругаться матом.
- Да, мистер Одейр, нынче в Наудай хеус пускают много всякого ширпотреба...
«Вот ведь сукин сын!» Ну всё, терпение Норина лопнуло, словами тут явно ничего не добьёшься, да и говорить хочется меньше с каждой минутой. Сейчас он возьмёт этого засранца за шкирку и оттащит в Наудай хэес и пусть уж там с ним сами разбираются. Одеир улыбнулся, посмотрев Эддингтону прямо в глаза. «Ты сам напросился, сволочь». А потом резко вскочил с кресла и ударил с правой, метя в голову, вложив в удар всю свою злость.

Отредактировано Norin Odair (2014-03-06 15:56:17)

+3

15

Скрипнув зубами, Эддингтон мысленно позволил себе тяжело вздохнуть. Все то, что происходило в его жизни, сейчас, было просто феерическое фиаско. Он, как шпион, как верный слуга своего народа, не сумел справиться со своей главной задачей, подставляя под удар не только себя, но и своих родных. Неудача влечет за собой еще большие неудачи и даже потери. Йену не хотелось ни того, ни другого. Он и так уже потерял достаточно, чтобы понять тяжесть слова "потеря". Секундная слабость духа, всего лишь секундная, а сколько смятения она вызвала! Веспер знал, что, если он позволит себе сейчас расслабиться, то он провалит свое задание, пусть даже перед этим кэннаи, который никакой настоящей власти над ним не имел. Казалось бы пустяк, что его раскрыли, что ткнули носом в его плохо сработанную схему прикрытия, но этот пустяк задевает самолюбие,а с ним шутки плохи. И пусть теперь мистер Одеир не плачется, поплатившись за обиду нанесенную ему.
- Вы так уверены в своей правоте, мистер Одеир. - саркастически ответил на выпад Йен. - А что Вы скажите на то, что Вас попросту банально могли дезинформировать? - пустяковые слова, но даже они должны возыметь эффект взорвавшейся бомбы, потому что кэннаи и без того был несколько взбешен. Тут и к ауризму прибегать не надо, у этого идиота все и так на лице было написано. Йен самодовольно хмыкнул себе под нос, но в остальном виду не подал, даже, когда Одеир вольготно откинулся на спинку его дивана. Вывести Йена из равновесия сейчас, когда он уже пришел в себя после внезапно привалившегося счастья в виде Норина Одеира, было самым трудным делом. Но за попытку можно было пожать руки, жаль, что у весперов это считается дурным тоном. Так что театральный жест, которым сопроводил кэннаи свою речь, не возымел должного эффекта.
- Знаете, мистер Одеир, я сделал лишь вывод из ваших же слов, поэтому да, лучшая защита это нападение. - несколько самодовольно ответил Эддингтон. Пожалуй, самодовольство в исполнении Йена сильно задевало кэннаи, потому почему бы не подействовать ему на нервы еще чуть-чуть? По телу веспера при этой мысли прошла волна дрожи удовольствия, которая несколько смутила Йена. Никогда прежде ему так не нравилось доставлять кому то дискомфорт, но этот экземпляр человечества был исключением. То что видел Эддингтон, наблюдая за гримасами отвращения, злобы в собственный адрес, то что он мог вызывать всю эту бурю негативных эмоций доставляла удовольствие. Он мог управлять, раздражать, злить и выводить из себя Одеиром одними лишь словами. Это давало ему неоспоримую власть на ним. И это Йену чертовски нравилось. Чертовски...
- Как и вам, мистер Одеир. Каждому есть, что скрывать. Но секреты на то и секреты, чтобы оставаться в тайне. - философски изрек Йен снова нацепив на свое лицо отстраненное и холодное выражение. Норин Одеир безуспешно пытается снять с Йена маску, но весь секрет Эддингтона в том, что под маской находиться еще одна маска, и только самые приближенные к Йену знают, под которой из них он настоящий. Одеир не преуспеет в своем начинании до тех пор пока сам Эддингтон не поддастся ему, что Йен категорически не хотел делать. Ведь никто и никогда не облегчал задачу самому весперу, он достигал всего сам. Но все это можно было отложить на потом, потому что после последней фразы сказанной Эддингтоном, Йен заметил в ауре Одеира кое-что что непосредственно угрожало целостности его лицевых костей. Через секунду ауризм заработал на полную, чем сильно помог Йену, потому что движения Одеира были достаточно стремительно, чтобы застать веспера врасплох. Кэннаи вскочил со своего места и справой руки попытался достать Йена прямым ударом в голову. Не будь Йен готов к этому, удар такой силы сбил бы его с ног. Но, увы и ах, Великий Дух наградил своих детей даром ауризма. Эддингтон увернулся и, нырнув под его руку, снизу вверх провел прямой апперкот в подбородок. Удар вышел мощным, отчего костяшки на правой руке заныли от боли. Хорошо, что за столько лет, он не разучился держать хороший удар.

музыка для атмосферы

[audio]http://pleer.com/tracks/5795134NCoK[/audio]

Отредактировано Ian Addington (2014-03-16 12:03:22)

+2

16

Норин много чего не должен был делать, не должен был вообще два месяца назад влезать в это дело, не должен был тогда приходить к Эддингтону, и ему бы жилось намного спокойнее, и сейчас он бы не выслушивал весь этот скользкий оправдательный бред в, что уж тут сказать, потрясающем исполнении Йена. Когда Одеир во второй раз шерстил досье подозреваемого, то наткнулся на интересный пункт, который сразу как-то упустил из виду, учился в Королевской академии драматических искусств. Ну что ж актёр он был, действительно, прекрасный, хоть тут явно и примешивалось уже простое возмущение. И как Норин раньше не обратил на это внимание, хотя что бы это изменило, он только меньше бы ему верил, вот как сейчас. «Дезинформировать говоришь? Конечно, мои глаза меня дьявольски подставили, когда я смотрел ту запись». Боже, ну что он несёт? Как же всё достало! Одеир поморщился от этой фразы с таким видом будто говорил «Да ты серьёзно что ли?» Сейчас слушая явно направленные словесные удары от Йена, Норин понимал, что ему уже не так важно шпион этот весперианец или нет. Теперь ему просто хотелось стереть эту гаденькую ухмылку с его лица, ну или просто довести засранца до белого каления, потому как на нервы за всё это время Эддингтон подействовал на славу.
«Вывод он сделал, молодец, ничего не скажешь». Здесь и, правда, был лёгкий прокол, но Одеир был в таком сейчас состоянии, что с трудом вообще выстраивал фразы, еле сдерживаясь, чтобы не вцепиться весперианцу в глотку, так что ну что ж, Йен сразу встал в позу, забаррикадировался в своей крепости и теперь его уже оттуда не выманить, как и ничего не вытрясти. А так ли нужна Одеиру сейчас правда, да будь Эддингтон хоть трижды невинным, он его достал, достал так, что ещё одно слово, хоть маленький выпад в его сторону и вся та злость, что копилась на протяжении последних двух недель, вырвется, сокрушая всё на своём пути. Подозревал ли об этом Йен, вряд ли, и это грело душу. Норин даже позволил себе улыбнуться этой мысли. Эддингтон как всегда в своей любимой манере начинал плотную словесную оборону, а значит, Одеир вряд ли справится с кипевшей внутри яростью, да особо и не хочется.
Норин вложил в удар максимум силы, такой бы и слона свалил. Но чёртов весперианец оказался слишком быстр, скорее всего, тут ему на руку сыграл ауризм, Одеир не учёл этого, и тут же поплатился. Йен приложил ему так, что искры посыпались из глаз, Норин пошатнулся и застонал от боли. Несколько секунд он пытался прийти в себя от удара, никак не мог сфокусироваться, перед глазами всё плыло. Кто бы мог подумать, что у этого хиляка столько силы. Ну, ничего, чем меньше тумбочка, тем дальше летит. Одеир, наконец, пришёл в себя, а затем снова попытался достать весперианца, но тот уже отскочил на приличное расстояние. Та самая гостиная, обставленная на «мизерную» зарплату, сейчас играла на руку Эддингтону, как будто он её специально обставил так, чтобы сам в случае чего мог спокойно и быстро перемещаться. Да, в «стройности» Йена было определённое преимущество, парень как молния сверкал из стороны в сторону, чем ещё больше выводил Одеира из себя. Норина накрывала ослепляющая ярость, сейчас главное все чувства перевести в удары, чтобы не затмевать разум, чтобы просчитать очередной ход весперианца, но как нанести удар, когда этот гад так и мельтешит перед глазами. Сейчас Норин был сосредоточен как никогда, никакой неприязни или ещё чего, только холодный расчёт, однако, в таком состоянии было трудно удержаться. Йену явно помогал его пресловутый ауризм, интересно, что он видит, как чувствует ауру, знать бы это и тогда Одеир с лёгкостью смог бы обратить это его преимущество в свою пользу. Надо бы попробовать затмить Эддингтону «взор», хотя в Норине сейчас было столько ярости, что скорее всего, Йен и так был в шоке от того что видел, должно быть его аура светилась как прожектор на стадионе.
После нескольких неудачных выпадов, они оказались разделённые стеклянным журнальным столиком. Норин видел, что Йен готов к чему угодно сейчас, но явно не к тому, что последовало после. Одеир резко присел и, подхватив стекло снизу, одним движением перевернул столик, швыряя его в Эддингтона. Оглушающий звон стекла, однако, чёртов скользкий тип в последний момент увернулся, стол задел его только краем. Но и этого было достаточно, чтобы выбить парня на доли секунды из равновесия. Воспользовавшись замешательством, Одеир подскочил к нему и, схватив за рубашку, со всей силы швырнул в книжный шкаф, из которого тут же на голову весперианца посыпались какие-то старые тома, а пару украшающих статуэток, возможно бронзовых, так как они не разлетелись вдребезги, с грохотом рухнули на пол. Норин прижал Йена к шкафу и процедил, смотря ему в глаза:
-  Лучше бы ты сразу всё мне рассказал, - а потом снова схватил его за грудки, приложил о книжные полки и отшвырнул на пол, однако, в этот раз весперианец хоть и отлетел, но удержался на ногах.
Не давая ему как следует очухаться, Норин снова провёл свой коронный удар с правой, учитывая то, что парень может опять скользнуть ему под руку. И в этот раз удар пришёлся точнёхонько в цель. Одеир пожалел, что вложил в него мало силы, однако нос весперианцу всё же удалось разбить. Норин ликовал, этот гад, наконец, получил что заслуживал. Как всегда он говорил новобранцам, которых приходилось иногда наставлять по долгу службы, никогда не теряй концентрации и не радуйся победе пока бой ещё не завершён. И вот какого чёрта сейчас он забыл об этом, подставился как глупый мальчишка. Скорее всего, Норин просто не ожидал столь стремительной реакции от Йена, которому сейчас кровь заливала лицо. Одеир даже не успел сообразить что конкретно произошло…мощный удар, а затем темнота…

пост зачтен медной команде. +1

Отредактировано Norin Odair (2014-03-13 13:35:36)

+2

17

Да, он не заручился держать удар, но все же можно было и лучше бить. Если бы удар был более правильным и более сильным и резким, этот шкафина сразу же вырубилась и повалилась назад, приложившись головой о край столика и диван, предоставив Йену бесчувственное тело уже сейчас. Выругавшись про себя на всех доступных ему языках, Эддингтон отскочил назад и встал в оборонительную стойку. Еще где-то на краю его сознания маячила надежда, что кэннаи после этого удара остынет и уберется восвояси, но это было практически невозможным, потому что Йен видел с каким лицом Одеир заносил свою руку для удара. Ему было нестерпимо жарко от нахлынувшей от этого идиота ярости, злости и, как оказалось, собственного бессилия перед ним. Ведь будь Норин Одеир чуть умнее, он не кидался бы на веспера с ауризмом с кулаками. Йен это оценивал, как крайнею степень тупизма и неадекватности. И Эддингтон не сильно удивился, когда кэннаи открыл свои глаза, затуманенные болью и задетой гордостью, и посмотрел на него с неистовой яростью. Йен поднял руки выше и поближе к лицу, сжимая свои кулаки до хруста суставов. Ему все еще было душно от того, что он чувствовал и был готов практически ко всему. Ноги запружинили сами, тело вспоминало, как это двигаться бою. Тренер говорил всегда, что лучше легко порхать, как бабочка, нежели топтаться на месте, как слон. Одер сейчас был похож немного не на того зверя... Он был быком, которому перед глазами выкинули красную тряпку, и он следить своими налитыми тупой яростью глазами, следит и поджидает удобного момента, чтобы протаранить Йена своей бычьей головой без рогов. Эддингтон облизал пересохшие губы. Что это было? Волнение, нетерпение или страх? А может быть все вместе? Он закрыл лишь на секунду глаза, а когда открыл, понял, что в него летит его стеклянный столик. Веспер пытается уклониться, прыгнув в сторону, но скорость была недостаточно большой. В несколько глуповатой позе, вытянув правую руку в полете его правое плечо обожгло болью. Столик достиг цели - он сбил Йена с намеченной траектории и причинил боль. Всего пара секунд замешательство стоили Йену разбитого стеклянного столика, практически опрокинувшегося шкафа с книгами и тупой болью где-то в виска. Эддингтон сначала и не понял, что Одеир его швырнул и что он летит, а потом уже было не до осознание сего факта. Книги, безделушки посыпались градом на голову Йену. Он безуспешно попытался прикрыть ее от ударов. Одна из его сувенирных статуэток, которую ему подарили толи на работе, толи друзья, прилетела точнехонько в правую бровь, рассекая ее.
-  Лучше бы ты сразу всё мне рассказал, - Йен мало соображал о чем говорил Одеир, да и не до этого ему было, потому, как кэннаи схватил его за грудки, приложил его еще раз к шкафу, а потом опять попытался швырнуть, но только уже на пол. Наверное, чтобы было сподручнее добить. Но слава Великому Духу, что тот не позволил Эддингтону свалиться с ног. Веспер попытался снова встать в оборонительную позицию, но не успел. Ауризм вместе со всеми прочими рефлексами были заторможены. Йен не смог прочесть намерения Одеира и получил таки прямой удар в нос. Боль расцвета, словно алая герань на подоконнике у матушки. Из разбитого носа тут же потекла кровь. Она стекала на подбородок, а с него на одежду, расплываясь большими темными кругами на ткани. Вдобавок из рассеченной брови тоже шла кровь, заливая весперу глаза. Должно быть осознание того, что он пропустил столько много ударов, что он позволил кэннаи так обращаться с собой, сделали Йена злее и куда решительнее, чем в начале их драки. Эддингтон сплюнул на пол кровь и посмотрел на довольное лицо Одеира. Что ж, этот идиот рано радуется... Он вложил в свой последний удар всю свою силы, потому что знал, если не вырубит его сейчас, то потом ему придется вытаскивать из своей квартиры человеческий труп. Да-да, у него был припрятана старая Беретта, старая добрая подруга, которая никогда не подводила. Кулак с хрустом врезался в челюсть, но не выбивая ее. Кэннаи пошатнулся, непонимающе посмотрел на Йена и упал, распластавшись на полу.
- Eskaa...* - Эддингтон посмотрел на Одеира с отвращением. Даже в этом безобидном состоянии он его раздражал. Йена передернуло и он отвел взгляд, пытаясь вытереть кровь с подбородка. Он попытался перешагнуть через тело Одеира, но запнулся о него своими ватными ногами и наступил всем своим весом ему на руку.
- Уппс, извини, кэннаи. - с садистскими нотками воскликнул Йен, ухватившись за спинку дивана, чтобы окончательно не потерять равновесие. Шатаясь, он добрался до кухни, распахнул дверцу морозильника, чтобы достать оттуда пакет со льдом. Шлепнул до дрожи холодный пакет себе на лоб, запрокинул голову вверх, и в таком положении отправился в прихожую. Пошарив в кармане куртки, Йен выудил из него телефон, поднял его на уровень глаз и, покопавшись в контактах, позвонил единственному весперу, к которому можно было обратиться с такой проблемой.
- Vahar tae, Synghor. - поприветствовал Йен Втрого Советника. - У меня возникла небольшая проблема с твоим другом, Норина Одеиром. Ты не против, если я его тебе домой привезу? - он дал понять Крейну, что дело серьезное, поэтому тот ответил согласием. Эддингтон пообещал, что приедет минут через пятнадцать. Не обращая внимания на тело в гостиной, Йен прошел в ванную, достал аптечку. Отложив, пакет со льдом, он посмотрел на себя в зеркало. Это было, пожалуй, самое пугающее зрелище, что доводилось ему видеть. Фиолетовая кровь залила пол лица и запеклась в уродливом подобие маски. Не обращая внимания на боль, он отмыл лицо от крови и попытался обработать рассеченную бровь и нос. Как только он закончил с этим возится, он переодел футболку, накинул сверху куртку и, вернувшись в гостиную взвалил тушу Одеира к себе на плечо. Да, он был действительно тот еще бык, тяжелый до умопомрачения. Эддингтона беспокоило только одно, как он с эти увальнем доберется до парковки незамеченным. Размышлять над этим долго Йен не стал, так и отправился, неся его на плече. Великий Дух и здесь подсобил, и Йен никого не встретил по пути к своей машине. С трудом открывая заднюю пассажирскую дверь, веспер бесцеремонно затолкал каннэи на заднее сидение, закрыл дверь и сел за руль. Было, пожалуй, удивительно, что он еще не очухался, но тем лучше для Йена и меньше проблем. Как Эддингтон и обещал, добрался до дома Крейна за пятнадцать минут. Затормозил у дома, оставив ключи в зажигании, он не планировал задерживаться надолго.
Ты должно быть не знаешь, что он пытался самостоятельно найти крота в наших рядах? - Эддингтон заговорил без приветствия, сгибаясь под тяжестью тела, которое он снова взвалил на свое плечо. - Он пришел ко мне с претензиями, обвинил в сливе информации и начал драку, когда я ему отказал в ответах. - Йен прошел в гостиную Советника, чтобы свалить Одеира на его диван. - Как видишь, дело кончилось не очень хорошо. Надеюсь, он больше не будет меня беспокоить... - и с этими словами вежливо удалился из дома Советника, надеясь, чтот вправит своему другу мозги на нужное место.

______________
* Eskaa [эск'а]- мудак

Отредактировано Ian Addington (2014-03-16 15:18:52)

+2

18

Норин с трудом открыл дверь своей квартиры, всё тело отзывалось болью, а голова гудела как корабельная сирена. Одеир скинул верхнюю одежду, правая рука тут же отозвалась болью, костяшки саднили. Он прошёл на кухню к холодильнику и достал бутылку пива, а затем вернулся в гостиную. Нужно было срочно сесть, тело совсем не слушалось. Норин практически рухнул в кресло, в висок тут же ударила острая боль, не сдержал стона. Откинулся на спинку, глубоко вздохнул и приложил бутылку к виску. Боль потихоньку угомонилась, и Одеир вздохнул с облегчением.
У него до сих пор не укладывалось в голове разговор произошедший утром со Скалигером, хотя сейчас всё гудело так, и было чудом вообще, что он хоть что-то воспринял из слов друга. От этого чёртового звона мысли разбегались по углам и никак не желали собираться в кучу. Хорошенько же ему приложил Эддингтон. От мыслей о весперианце Одеир сморщился как от зубной боли, кстати, зубы тоже ломило, но это скорее из-за того, что вся голова была как чугунная.
Пробуждение у Норина было не из приятных. Последнее, что он запомнил из вечерней «беседы» его близость к победе. Оставалось всего пару ударов, и Йен бы лёг посреди своей уютной гостиной. Но потом вдруг резкая боль и темнота. Кто бы мог подумать, что этот хиляк может свалить его, это тоже не укладывалось в голове и задевало самолюбие. Норин был сам виноват, подставился по крупному, как последний салага. Очнулся он уже в доме у Скалигера. Крейн сидел мрачнее тучи. Если сейчас мысли до сих пор не удаётся собрать, то когда Норин только пришёл в сознание, он вообще с трудом соображал, где находится и чего это друг смотрит на него как на врага народа. Но тот не стал ходить вокруг, да около, что ж, в этом они были очень похожи. Одеир с самого начала знал, что если Крейн узнает об этом деле, то расправа будет кровавой, вот только он не думал, что эта расправа будет над ним. В эти почти два часа полоскания его многострадального мозга, Норин сто раз пожалел о том, что поддался порыву и рванул вчера к Эддингтону домой. Ему просто нужно было пойти к шефу и дать всё, что он нарыл на этого весперианца. Не, никто не говорит, что разборок не будет, они были бы такие же как сейчас, Норин изначально подписался на это в случае провала своего расследования, и прекрасно понимал, что если он ошибся, то всё этим и закончится. Но, по крайней мере, Одеир бы выслушивал всё это в более вменяемом состоянии, и голова не раскалывалась бы на две части. Ну и мог хотя бы привести доводы, почему он собственно так ополчился на Эддингтона. Он ведь не просто так к нему сорвался, подозрения, этот ореол тайны, окутывавший весперианца, не давали ему покоя эти недели, информация ускользала как песок сквозь пальцы, да и сорванная операция, не просто же так противнику стукнуло в голову «а давайте-ка сегодня усилим меры безопасности, а то что-то давно мы их не усиливали». Ну что за бред?! Крейн оторвался на нём по полной. Стыдно, перед шефом было очень стыдно. Одеир пытался хоть что-то вставить в свою защиту, притом что даже сейчас, в состоянии полного не стояния, интуиция говорила Йен не так прост, что-то там всё равно не чисто. Да и совесть молчала, если бы Норин поступил неправильно, то сейчас чувство вины грызло бы его со всех сторон, а так было очень стыдно только за то, что подвёл доверие друга. Да, нужно было всё рассказать, сразу выложить подозрения, но разве Одеир не знал Скалигера, тот бы мигом устроил охоту на ведьм с последующим сжиганием на кострах всех неугодных, причём, скорее всего, в прямом смысле. Норин не мог позволить, чтобы пострадали невиновные, да и вообще проверять своих последнее дело, грязное это было расследование и неправильное, но ведь что-то толкнуло Одеира на этот шаг. Хотя сидя перед Крейном, пока тот всё больше расходился и уже начинал сыпать весперианскими проклятиями вперемешку с английскими, Норин думал, что может всё-таки стоило покончить с подозрениями, когда они только появились. И почему такие мысли приходят как всегда вовремя.  Сейчас выходило, что Одеир третировал невинного весперианца, да ещё и нос ему разбил. Скалигер так рьяно его защищал, да вы что какие подозрения могут быть в сторону Йена. Похоже, друг был уверен в Эддингтоне не меньше чем на двести процентов, знал его лично и уже достаточно давно. И слышать не хотел никаких оправданий. От этого на душе было ещё гаже, потому что Норин-то Йена до этого в глаза не видел, а тут оказалось, что он ещё и хороший знакомый Скалигера. В общем, ситуация была неприятная, и это ещё мягко сказано. В итоге Норин вернулся домой с жуткой головной болью, которая не проходила до сих пор, с отвратительным ощущением в душе, с таким чувством вины, что хоть вешайся, но вина эта была исключительно перед другом. Как бы Одеир не старался, по отношению к Йену он этого не чувствовал, с полным ощущением того, что вот там он как раз поступил правильно. Пусть Скалигер и взывал к стыду, как так, ведь весперианец не причём, ничего внутри не шевельнулось. Интуиция редко его обманывала. Скользкий тип был этот Эддингтон, это он знал точно, хотя сейчас это знание и глушило гадкое состояние на душе. Хорошо хоть Скалигер не отправил извиняться, а то это было бы уж совсем плохо. Однако Норину всё равно вечером, когда уже более-менее прошла головная боль, пришлось вернуться к дому Йена, там остался его мотоцикл.
Забирая своего железного коня, который, слава Богу, целым и невредимым дожидался его на парковке, где и был оставлен, Норин окинул взглядом здание и, примерно вычислив расположение квартиры Эддингтона, поёжился.  У Одеира не было причин не верить другу, если честно, он ему только и мог верить, и если уж он так ручался за Йена, ну что ж, допустим, весперианец действительно не крот, и вообще весь из себя агнец божий. Значит, тем лучше, Норин, наконец, сможет вздохнуть спокойно. Всё что мог он уже сделал, даже перестарался. Мысль о возможном кроте Крейн понял, и, как надеялся Одеир, принял это к сведению. Да, повздорили они крупно, Скалигер промыл мозги с металлической щёткой. И это сейчас больше всего тяготило Норина, он мог лишь надеяться, что сможет очистить свою репутацию перед другом. Да оступился, да слишком рьяно приступил к обязанностям, хотел как лучше, получилось, как обычно…
Норин вздохнул и сел на мотоцикл. Не хотелось здесь задерживаться ни минуты. Если Советник так доверяет Йену, пускай, это оспаривать он не имеет права, тем более без конкретных доказательств. Надо будет, Крейн сам во всём разберётся. Сейчас у Одеира было лишь одно желание, больше никогда в своей жизни не видеть Эддингтона.
Не оглядываясь, Норин надел шлем, повернул ключ в замке зажигания и рванул обратно домой, надеясь больше никогда не вернуться по этому адресу.

пост зачтен медной команде. +1

+1


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Закрытые эпизоды » Да, я неизвестный герой! Ничей герой...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC