DEUS NOT EXORIOR

Объявление

С 25 апреля проект закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » В пасти темных улиц


В пасти темных улиц

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

5.10.2054, вечер;
одинокая машина в переулке

Два дибила - это сила, нет ума - зато Мишель © Ос
А вообще не очень просто вновь заниматься делами Волков, когда на тебя при каждом удобном случае направляют пистолет, но поддержка мощных союзников ой как нужна - приходиться терпеть недоверие с двух сторон и импровизировать на ходу.

Очередность:
Steven Huxley, Michelle Stafford, Aldous Lindermann
Присутствие ГМа:
нет

+3

2

Тут, наверно, должно оговориться пару слов о том, как Стивен Хаксли, бывший Туз Пик и один из создателей Волков, вернулся к стае после четырех лет отсутствия и сразу влился в дела, на ходу вникая во все проблемы. Только вот ничерта подобного не случилось - мужчина до сих пор удивлен, как не расчленен на части фирменной пилой нынешнего главаря террористов и не закрыт у него в сундуке, спрятанном в самом темном углу комнаты. А что - теперь точно никуда не вляпается и ничего не раскроет, даже если захочет, только самому Стиву этот план особо не нравился, поэтому пришлось ограничиться сломанным носом (который благополучно вправили), ссадиной на лице и подбитым глазом. Потом Хаксли это надоедало и приходилось покрываться хотя бы алмазом или деревом, пока кое-кто особо нервный не успокаивался. Только Олдос ничерта не успокаивался, впадая от крайности в крайность, перемешивал его мозги страхом. Лучшие друзья, почему бы и нет? И Стив принимал это, потому что в глубине души был убежден - это его вина.
Хаксли посмотрел в зеркало заднего вида на Туза, сидевшего на заднем сидении, и с удовольствием для себя отметил разбитые бровь и губу - единственный глаз совести не хватило тронуть. "Как два пацана, вымещающие свои проблемы друг на друге",- подумал Стивен, а после задумался, что в тюрьме последний год выглядел лучше, чем в данной момент в машине.
Опуская подробности последних дней приключений Управляющего в логове, стоит вернуться к нынешней ситуации. Вообще Арбитр до сих пор удивлялся, что Олдос выпустил его куда-то. Точнее, вообще выслушал, хоть и с едкими комментариями, но без ударов по исстрадавшемуся телу . Стивен понимал, что это вполне логичное поведение Олда - подозревать даже свое собственное отражение в зеркале и не только там, а Хаксли четыре года пробыл в логове врага, и только Стив полноценно мог знать, чем сейчас занят его собственный разум, и кому, как не ему знать, что просто так его друг не успокоится. Признаться, сам Управляющий до сих пор злился на Олдоса за то устроенное в тюрьме представление, за что сам и навалял в ответ. И при этом их считали взрослыми и самодостаточными людьми. Но как истинная супружеская пара, прожившая добрые десяток с лишним лет вместе, после серьезной ссоры они потихоньку начали примиряться.
Психолог помнил о Мишель Стаффорд, юной посетительнице его скромной персоны в тюрьме, стратегически правильно предложив пачку сигарет, а потом и вовсе самой оказавшейся мутантом с весьма интересной способностью. Дико захотелось сразу курить, но если делать лишние телодвижения в сторону завалившейся пачки, той самой, что несколько дней назад Олдос протянул ему, можно было охватить по лицу в очередной раз. Но Линдерманн выслушал его историю о девушке из МИ-5, которая весьма перспективна - Стивен действительно так считал - и вот оба сидят и выжидают недавний объект обсуждений. Пусть основы её способности он сам не знал, но Стаффорд могла быть полезной не только ею. МИ-5 был бы неплохим союзником, и оба это прекрасно понимали, а также осознавали, что черта с два все пройдет гладко.
Время приближалось к десяти вечера, улицы становились более пустыми, и Хаксли старательно выслеживал знакомую фигурку среди редких прохожих, сам сидя на водительском сидении. Странно, что Олдос согласился на эту авантюру, хотя теперь у них есть Анаис, которая может манипулировать памятью. Да, пожалуй, Арбитр до сих пор не может внятно уложить в голове произошедшее за последнее время - отголосок прошлого предстал перед лицом в самой, пожалуй, неожиданной роли.
- Только пушкой особо не размахивай, когда она окажется в машине. Мы вроде хотим сотрудничество, а не запугивание,- спокойно, как и всегда, напомнил Олду Стивен, а сердце предательски сжалось чьей-то невидимой рукой. Линдерманн не доверял ему, и Хаксли это больше чувствовал интуитивно, чем понимал головой. Мужчина вовремя цепляется за знакомый силуэт, и едва девушка оказывается недалеко от автомобиля, без лишних предупреждений выходит, не закрывая за собой дверь.
- Мишель, здравствуй,- тихий голос разрубил тишину вечерних улиц, едва его тело встало на пути пресс-секретаря МИ-5. Конечно, она знает, что Стивен Хаксли, бывший Туз Пик и один из основателей террористов уже разгуливает на свободе. Ну, как на свободе - если прогулки из угла в угол можно было так назвать.
- Давно не виделись,- улыбка скользит по губам вместе со стальными нотками в голосе,- нам нужно поговорить. Мы не причиним вреда,- но хватка на локте дает понять, что никаких отпирательств тут никто не потерпит. Виновато поджав губы, Стивен быстро усаживает девушку на заднее сидение, закрывая за ней дверь, и через мгновение оказался на водительском месте, быстро заводя двигатель и блокируя двери.
- Мишель, это Олдос, мой друг,- начал он, выруливая на дорогу,- Олд, это мисс Стаффорд, о которой я говорил.
Они отъехали на несколько кварталов, свернули в переулок, который явно не мог похвастаться освещением, и уже там Хаксли заглушил мотор и выключил фары, погружая все вокруг во мрак. Предстояло вытерпеть ярое недоверие с двух сторон и не дать Линдерманну кого-то случайно убить.

+3

3

Поначалу ничего не предвещало подобного развития событий. Я листала очередную сводку происшествий за день, и когда на глаза попалась до боли знакомая фамилия, я не поверила своим глазам. Из тюрьмы строгого режима совершил побег.. Стивен Хаксли.
Меня бросило в жар, и я не смогла справиться с нервами, беспокойно постукивая ручкой по столу, я смотрела на имя и фамилию и не могла поверить, что это был  не обман зрения.
Что я знала о нем? То, что он бывший глава террористической группировки и на его счету много преступлений. То, что он самый опасный преступник, которому грозило, по меньшей мере, лет двадцать, а то и больше. То, что именно он главный организатор и куратор всех террористических акций, совершенных их организацией. И он мутант.
Все это я знала из его досье, которое изучала перед тем, как посетить его в этой самой тюрьме строгого режима.
Официальная версия всех дел и личности мутанта по имени Стивен Хаксли пестрила пугающими заголовками, но там не было основного, то, что я узнала, встретившись с ним лицом к лицу.
Умен, сдержан, тактичен. Эти качества сразу бросаются в глаза. Уверен в себе. И даже находясь за решеткой, не теряет этой уверенности. И еще он спокоен, чертовски спокоен. Меня выбила из колеи, его спокойствие и сдержанность. Он контролировал все свои действия, и даже находясь под цепкими лапами моей способности, мог соображать и действовать. Верилось с трудом, но он смог.
Я не знаю, какого черта, но встав из-за стола и направляясь в кабинет шефа, я улыбалась. Полный идиотизм.

Что делает Правительство и руководство спец.служб, когда происходит такое «вопиющее» событие и глава террористов ускользает из их лап? Молчит. Тянет до последнего и не выпускает эти новости дальше толстых стен высоток. Там закрывшись в кабинетах на внеочередных заседаниях, схватившись за головы, они решают, как быть дальше. Мечутся как рыбы об лед и думают, как его захапать назад и сделать так, чтобы об этом никто (повторяет громко глава Ми5, почти, что влезая на стол и ударяя кулаком об него) никто не должен знать.
Эта новость взорвала всех похуже бомбы. Руководство металось, полетели важные шишки с толстыми пузами, с насиженных мест. Творился хаос, который больше напоминал маленькое поражение всех. За головы схватилось не только ее начальство, девушка была уверенна, что многие сейчас точно также заседали и думали, как быть дальше.
Ее веселило все это, муравейник зашевелился.
Больше всего ее позабавило лицо шефа, когда он узнал эту новость. Его лицо вытянулось, а губы свернулись в трубочку, и вскочил из-за стола и с диким воплем «Чтоооо» он покраснел, став как помидор. Она уважала свое начальство и более того, считала, что лучшего специалиста в своем деле не найти, но в последнее время мутантов беспощадно давили, и чем чаще это происходило, тем сильнее колотилось сердце по утрам.
Прошло достаточно времени, чтобы суета немного улеглась, и она успела переключиться на совершенно другие проблемы.
В тот день 5 октября, Мишель задержалась на работе. Домой ехать совершенно не хотелось, ей нужно было по пути заскочить в исследовательский центр для мутантов и обговорить с Брайном одну мысль, которая не давала покоя ей уже несколько дней. Их совместные дела довольно успешно развевались, что не могло не радовать девушку.
Погасив свет в кабинете, и подойдя к окну, Мишель взглянула на город, который сиял и мерцал в ночи. Она обожает такие вещи, когда перед тобой весь город как на ладони, и это сейчас почти вселенная. Это чувство щекочет сердечко, хочется оставить все замечания на жизнь за этими стенами и умчаться куда подальше.
Она это и делает, выходит и громко хлопает дверью, так, что из соседнего кабинета выскакивает уборщик и удивленно смотрит на нее
- Вы уже уходите? – она, молча, кивает головой, проходя мимо него, улыбается.
На улице было прохладно, типичный осенний Лондон, который навивал тоску. Постоянные дожди и пасмурность, от них не скрыться, они повсюду. Тучи весели огромными кусками, темными, противными и пахло сыростью, пожухшей листвой, которую не успели убрать с тротуаров. Мишель поежилась, когда вышла из здания, и быстрым шагом направилась в сторону исследовательского центра. Брать машину не хотелось, слишком ценны были минуты, проведенные на тихой осенней улице, пусть и такой мерзкой от дождя. Она идет, постукивая каблучками, и резко останавливается, чувство, что на нее кто-то смотрит, не покидает.
Ей становится чуточку не по себе, но она быстро успокаивается и берет себя в руки. К концу дня сдают нервы?
Дыши глубже.. Кончики пальцев ледяные, и она не сразу поняла, что произошло в следующий момент.
Улица стихла, машин практически не было, и когда к ней резко подъехала машина, а из нее вышел мужчина и направился прямиком к ней, Мишель не сразу поняла, что происходит. И кто это? Фонарь, который освещал его со спины, не сразу дал разглядеть его лицо, и только голос. Боже..
Он стоит перед ней, кажется, стал еще выше, чем там в камере, больше, мощнее. Голос, который невозможно забыть и взгляд.. Девушка не понимала, что он здесь делает? И только, когда его крепкая рука схватила ее за локоток, она очнулась. Попыталась высвободить руку, но хватка была мертвой, сопротивляться ему было бы бесполезно, и это она прекрасно понимала. 
- Больше полугода – она огромными глазами все еще смотрит на него и не может поверить, что это он, действительно он -  Стивен Хаксли, стоит перед ней. Словно увидела призрака из прошлого. Мишель резко оборачивается на темную улицу и видит, что вокруг ни души, она покорно идет за ним в машину и когда он отпустил ее руку, она наконец-то смогла спокойно вздохнуть.
В машине было душно и темно. Сердце колотилось, выдавая какой-то чужой ритм. Мишель повернулась в сторону и увидела, что рядом с ней сидит мужчина. Она вздрогнула и отсела в сторону, грудь разрывает от волнения. Он говорил о ней? Это настораживало. Что он говорил и зачем они здесь сейчас?
Девушка молчала всю дорогу и, отвернувшись, молча, смотрела на город, который проносился мимо.
Вопросы и мысли, их было столько, что она не знала, за какую именно ей хвататься. И когда машина остановилась и мужчина, заглушив мотор, развернулся  вполоборота к ней, она вдруг поняла, что абсолютно спокойна.
- Вы читаете криминальную хронику? – она посмотрела на Стивена – Вы теперь главная причина бессонницы моего шефа.  – Мишель улыбнулась, но улыбка быстро сошла с лица. Ей не нравилось, то место где они находятся и ей не нравилось, что она не понимала по какой причине.
- О чем вы хотели со мной поговорить?

+3

4

Никто не обещал, что будет легко. Никто не обещал, что при возвращении Стива все встанет на свои места. Никто не обещал, но все надеялись, особенно те, кто был при Стиве. Была ли стая рада возвращению Хаксли? Вопрос интересный и спорный, но Олдос мог с уверенностью сказать, что – да. Рада. Единственная управа на него. Единственный, кто может усмирить его гнев всего парой фраз. По крайней мере, так было раньше. Сейчас же в их дружбе произошел раскол. Раскол, обещавший превратиться в грандиозный апокалипсис локального масштаба. Но оба они были слишком гордыми, чтобы идти на мировую. Точнее, Ос был слишком горд и параноидален, чтобы просто так поверить Стиву о его не-предательстве и вечной вере Волкам. Не обошлось и без драк. А как же иначе? Они взрослые и состоятельные люди. Такие по-другому свои проблемы не решают. Разбитая бровь и губа немного болели, а костяшки неприятно ныли, все же бывшими военные не бывают. Каждый раз вспоминая о ссадинах хотелось еще раз врезать мутанту, но чего греха таить, Олдос сам начал эту драку, а Арбитр просто не выдержал, поначалу просто покрываясь алмазом и деревом, а потом все же ударив несколько раз нерадивого параноика.
Сейчас, сидя на заднем сидении машины, Пик думал о том, как он вообще согласился на авантюру, и почему вообще эту авантюру предложил именно Стив, ведь из них двоих ебнутым и нелогичным (что было грубой ложью) всегда считался именно Ос. Но, так или иначе, сейчас они сидели в машине и поджидали какую-то бабу, работающую в МИ5. Это, кстати, было еще одной причиной нежелания ввязываться в авантюру. Связываться с людьми из правительства не самая лучшая идея. Правда Олд тактично умолчал о том, что сам связался с тайной организацией, что возглавляла милая женщина со своими заебами; ибо, поразмыслив, Линдерманн понял, что пока об этом не стоит знать никому. Пистолет, до этого мирно приставленный к затылку лучшего (бывшего?) друга, теперь покоился на коленях, выжидая своего коронного часа, а в берцах находился нож. Сам не зная зачем, Олдос решил прийти на эту встречу во всеоружии, хотя Хаксли заранее предупредил, в чем состоит сила Мишель. И что скрывать, сила Тузу понравилась даже очень. Она была своеобразной, и ее можно было развить, доведя почти до идеального уровня. А какой дурак откажется иметь в рядах ходячие феромоны, что способны и на секс развести, и запугать до смерти. Поэтому сейчас Линдерманн сидел в машине, глядя на то, как Стив хватает девушку за руку и ведет к ним, а не в логове, круша, ломая и избивая все, что попадется под руку. Слишком много потрясений за эти четыре года.
Мишель оказалась довольно миловидной и даже совсем не испуганной. А фраза, что произнесла она, как только села в машину, заставила Оса ухмыльнуться и чуть меньше ненавидеть этого мутанта.
- Не только шефа. Бедный Сезарь вряд ли рад, что Хаксли все же удалось выбраться наружу. Бедный глава Ориджа. Это настолько жалко, что даже не хочется издеваться над ними.
Последующему покерфейсу, с которым он глядел на Мишель и крутил на пальце пистолет, мог бы позавидовать любой игрок в покер. Сейчас мутант был предельно спокоен вдали от чужих глаз и камер. Эти двое не представляли никакой угрозы и, если бы Стив вдруг решил подставить, то отбиться именно сейчас не составило бы особого труда.
- Для трупа ты слишком говорлива. – Очаровательная улыбка, что могла бы привлечь любую женщину не младше двадцати пяти лет, сейчас выглядела как-то неуместно и от этого еще более неприятно. Включать дипломата мирового уровня Олдос даже не пытался. Она не такая уж и высокая особа, чтобы перед ней вести себя как-то по-особому.
- Пока говорить буду я, а ты поправляй меня, если что, хорошо, любовь моя? – Линдерманн хлопает по плечу бывшего Туза Пик и поворачивается к девушке. – И так. МИ5? Стиви, а ты умеешь выбирать друзей. Сначала Сезарь, потом эта вот из МИ5? Успел ее трахнуть, а? А нет, камеры мешали. Что же, еще успеется. Но к делу. – Туз Пик кладет пистолет между ними, не отводя взгляда со Стаффорд. – Видишь этот пистолет? Он заряжен двумя пулями. Хочешь сыграть в игру? О, правила ужасно просты. По очереди будем стрелять вот в того идиота, а кто первый пустит пулю ему в лоб имеет право на дополнительный ход. – Ос чуть наклонил голову, проводя рукой по повязке, что закрывала глаз. – Ладно, я вижу, что не хочешь. Тогда слушай, Мишель, у нас с ним, но в основном у него, есть к тебе одно интересное предложение. И я надеюсь, что ты ответишь согласием, иначе тебе придется стирать память об этой встречи или просто умирать. Это так мууууторно. Не усложняй нам жизнь.

Отредактировано Aldous Lindermann (2014-03-03 04:27:48)

+3

5

Темнота вокруг давила посерьезнее всеобщей обстановки вокруг, точнее, в салоне одинокой машины, в которой вынуждены сейчас теснится три человека, причем все трое являлись мутантами, двое из которых уже были обнародованы как враги мирного населения. Роль третьего как раз решалась в этот момент.
Они изначально договаривались, что Мишель сядет рядом с Олдосом, и он будет вести разговор. Ну, как договаривались - на попытку возразить Линдерманн демонстративно махнул дулом пистолета в сторону, что вопросы отпали разом. Эти чертовы дни после тюрьмы не были похожи друг на друга, и Стив все еще немного терялся в те мгновения, когда надо было в действительности просто ловко осадить своего лучшего друга.
Вопреки ожиданиям, Олдос начал беседу относительно приемлемо, пусть и в своем репертуаре, но к такому возможно приспособиться быстро. Более того, Хаксли не сдержал улыбки на фразу о Сезаре, хотя сомневался, что именно он страдал бессоницей. Вряд ли это в его духе - глава Ориджин всегда казался ему разумным человеком, чтобы вот так позволить себе поддасться потоку обстоятельств. В конце концов, вина не его, что бывший Туз Пик все-таки дал деру из своей клетки, в которой его относительно бережливо держали люди.
- Только вас, Мишель, кажется, не очень расстроили переживания начальства, - выхватив паузу из начала монолога друга, сказал Арбитр, попытавшись разглядеть девушку на сидении через зеркало заднего вида, но было чересчур темно. Оно на руку - камеры не смогут распознать их лица в самый неожиданный момент.
Дальше было хуже. Дальше был Ос. Фраза про трупа стандартна - привык, поэтому даже не дернулся, разве что задумался о том, как неплохо было бы предупредить Мишель о некоторых странностях его друга.
"Любовь моя" - это тоже было нормально, и до тюрьмы Стивен частенькон подыгрывал Олдосу, но не в серьезных разговорах и не сейчас. Выходило довольно забавно, и Линдерманн всегда был доволен, но сейчас Управляющий от этого несколько отвык.
Да, Хаксли действительно умел выбирать друзей. Проявляя завидное терпение, Стивен продолжал сидеть ровно на своем месте, не забывая посматривать по сторонам, но с каждым произнесенным словом Олда было все труднее сдерживать желание расшибить себе лоб алмазной ладонью. Но не будучи столь радикальным по отношению к себе, бывший Туз Пик просто приложил руку к лицу, вопрошая про себя: "Мироздание, за что ты так со мной? Неужели в прошлой жизни я был педофилом извращенцем и воровал у миленьких старушек между главным грехом своим. Боже, я раскаиваюсь, пусть он прекратит нести эту херню". 
А Олдос продолжал играть роль звездливого ящика номер один в этой машине, и Стивен поражался - как Мишель его еще не прервала. Он бы уже точно во второй глаз всадил, не взирая на совесть. Это одноглазое недоразумение, пожалуй, было единственным, что могло выбить почву из под ног психолога, при этом совершенно не прибегая к своей силе. Даже Ультимма не была столь опасна в этом вопросе, как Олдос, который уже закончил нести ересь про пистолет, почти подходил к делу, но и тут не смог не побыть собой. И спрашивается, куда делся его внутренний дипломат и как за эти четыре года никто еще не выбил ему пару зубов? Но насчет последнего стоило признать, что Стив бы расстроился, если бы кто-то, кроме него самого, осмелился это сделать.
"Он все еще продолжает её нести. Вот почему я не верю в Бога".
В любом случае, несмотря на желание, Хаксли не бил себя тихонько ладонью по лбу за каждое произнесенное слово в этой машине, а очень хотелось.
- Все, закройся,- терпение лопнуло, как шарик с водой, и Стивен повернулся к ним, точнее сначала к Линдерманну,- пожалуйста, перехвати покрепче свой даже не полностью заряженный ствол и внимательнее наблюдай своим единственным глазом по сторонам. За нами вполне может быть хвост,- а уже потом развернулся к Мишель, сжав пальцами переносицу и прикрыв на секунду глаза, чтобы собраться с мыслями и разгрести то, что мужчина натворил,- будем считать это лирическим вступлением. Теперь по делу. Мишель, я не буду тянуть кота за причинное место, просто потому, что ты не выглядишь глупым человеком. Я хочу предложить тебе стать одной из Волков.
Зерно было посеяно еще полгода назад на их первой встрече. Стивен понял это, когда прощался с пресс-секретарем МИ-5, оказавшейся мутантом. На сколько оно проросло вполне может было судить сейчас, но Хаксли уже видел ростки, говорящие об одном - он не ошибся.

+2

6

Он сверлил ее своим глазом и даже в темноте машины, Мишель ощущала этот холодный, пронзительный взгляд. Становилось не по себе от его слов. Голос был тихим, но внушительным, и она боялась даже представить, где и каким образом он лишился своего второго глаза. Повязка на лице явно ему мешала, он постоянно прикасался к ней руками, девушка отметила и его не сдержанность, которая, скорее всего, была вызвана недоверием к ней.
При всей этой обстановке Мишель старалась выглядеть спокойной, не смотря на небольшую панику внутри.
И ее настораживал не только его вид и оружие в руках, которое он учтиво положил рядом с девушкой, но и напряженность между ними. Девушка взглянула на Стивена, а после на мужчину сидящего рядом, между ними искрился воздух и это чувствовалось.
Она все еще не понимала, какого черта она находиться не понятно где (судя по всему на каком-то пустыре) и не понятно для чего. Мишель взглянула на их призрачные силуэты в темноте и в ее голову начинали закрадываться жуткие мысли. И они с каждой секундой были все страшнее.
Ей, скорее всего, следовало бы сообразить, по какой причине она находится здесь, но в голову лезли только нелепые домыслы. Ей все время хотелось спросить «Почему вы на меня так смотрите?», но вместо этого девушка внимательно слушала его и старалась понять причину ее уединения с ними. И еще она хаотично вспоминала, все, что знает о них.
В голову лезли сводки и цифры, но только цифры были не простыми, это был счет жертв. . Их цели никогда не были понятны девушки, но сейчас.. Ох как она понимала этих мутантов, которые бьются (и убивают) за свои права.
Она улыбнулась, подумав, что ее братец с удовольствием сыграл бы в русскую рулетку, а Брайн был бы жутко доволен, если бы получил образцы крови этих двух мужчин. Мутацию Стивена Хаксли Мишель не понимала до конца, но увидев однажды, запомнила на всю жизнь. Брайну определенно понравится его мутация, такого он еще не видел. Эта мысль заставила девушку беспокойно взглянуть на свою сумочку, в которой лежал телефон. Ее древний ученый наверняка ждет ее, сколько времени она провела в машине. Минут сорок?
Она повернула к нему голову, когда он закончил свою пламенную речь и, убрав прядь волос с лица, ответила.
- Ближе к делу, если можно – глаза почти привыкли к темноте, и она видела лица мужчин – Олдос, если я не ошибаюсь? О каком предложении идет речь? - последние его слова заинтриговали, она даже перестала обращать внимания на царившую вокруг атмосферу и мысли о том «где я нахожусь» отошли на задний план. Теперь она сверлила его любопытным взглядом, но в этот момент речь перехватил Хаксли.
В тот момент, когда он произнес главные слова, Мишель ощутила, что у нее перехватило дыхание и ей тут же захотелось вдохнуть свежего, холодного воздуха и здесь было слишком душно.. слишком.
Она замолчала. Молча, смотрела на него и думала.
Во – первых она не верила своим ушам. И если бы она услышала это еще полгода назад, то, наверное, давно бы запаниковав, попыталась выкрутиться из этой ситуации. Что там обычно делают? Рыдать, умолять, ползать в ногах и просить «не убивать». Но сейчас..
Сейчас девушка думала и мысли, которые витали в ее голове, ей не нравились. За эти полгода столько всего произошло, что если ее темные дела вскроются, то она будет не только по одну сторону закона с ними..
Во-вторых, предложение мутанта было столь неожиданно, что девушка растерялась. И хотя мозг сейчас работал в утроенном режиме, она была шокирована. До этих слов, предположений в ее голове была масса, но, ни одно из них не дотягивало до такого.
«Как ты вовремя» - не произнесла вслух, но подумала.
- Будет проще, если ты объяснишь мне, по какой причине такое предложение поступило мне. И что я получу от этого? - она повернулась к Олдосу и, улыбнувшись, произнесла – Ты тоже захочешь меня трахнуть, если дашь мне немножко поиграть с тобой – Мишель откинула волосы назад, было видно, что сейчас она нервничает. Нет, она не испугалась его предложения и угроз мужчины. Она нервничала потому, что догадывалась, какой ответ даст.
Олдос сидел совсем близко с ней, и она могла поклясться, что слышит его дыхание. Неприятно? Да что там… когда тебе в затылок дышит мутант, у которого в руках оружие – это истинное удовольствие.
Ее больше всего бесило то, что она ответит ему. И это не просто бесило – это злило.
- Ты что-нибудь слышал об опытах, которые ставят на мутантах. Скрытые лаборатории, в которых взрослые дяденьки играют в докторов?  - она на секунду прикрыла глаза, пытаясь успокоить свое дыхание  - Их скальпеля уже совсем близко проносятся над моей головой. – Мишель грустно улыбнулась 
- И если он перестанет махать своей пушкой, я готова к диалогу.

офф

простите за пост, это все выебудни(

+3

7

Первой не выдержала Мишель, что, в общем,  было довольно логично.  Бедная девчушка, пока не привыкшая к Тузу Пик. Но странное было то, что Стив сорвался следом за ней с промежутком в одну фразу. Обычно он держался дольше. Тюрьма, как оказалось, не лучшим образом влияет на людей. Последовав совету-приказу Хаксли, Ос заткнулся, прехватывая пистолет и отворачиваясь к окну. Конечно, поставить его смотреть, а вдруг кто появится, было самой гениальной идеей.  Ведь это не он лишился глаза и теперь угол обзора сокращен на больше, чем хотелось. Конечно, совсем не он. Ясное дело, что Стив хотел его просто заткнуть, но не придраться было невозможно. Вместо того, чтобы смотреть по сторонам, Олдос откинулся на сиденье машины и закрыл глаза. Сейчас ему просто стоит прислушаться к страхам исходящим от людей и тогда вычислить преследователя будет проще простого. Арбитр уже завершал свой диалог, а никого подозрительного не было в радиусе 20 метров. Это огорчало. Он бы, как этот ни странно, не отказался бы от драки. Хорошей. Со вкусом, толком,  расстановкой. Выпустить весь негатив и накопившиеся нервы, так сказать. Но ни драки, ни потасовок сейчас можно было не ожидать, ибо только полный идиот будет ездить по этому пустырю, любуясь местностями. А еще он не чувствовал страха. И это было хорошо. Это удовлетворяло. Это радовало. Мишель шла не боялась ни тогда, когда ее впихнули в машину, ни сейчас, несмотря на то, что в нее тыкали пистолетом и предлагали вступить в группировку, не отличающуюся моральным принципами и уголовным послушанием. Речь ее четкая, но в голосе слышится нервозность,  что совершенно нормально для данного состояния и положения. Медленно, но верно, эта странная девочка из МИ5, которая так удачно задурила голову Стиву,  начала симпатизировать и Олдосу. Это казалось странным, почти подвохом и появилось подозрение,  что Мишель использует свои силы, но нет. Туз точно знал, что они играют по-другому. Бедный Хаксли прочувствовал это на себе. А фраза про поиграть привела главного параноика в неописуемый восторг, что обычно возникал редко и исчезал мгновенно.
- Держи, зануда. - Он дает легкого подзатыльника своему другу и кидает тому на колени пистолет. - Видишь, моя дорогая Мишель, никакого оружия. Только ты, я и сила. А Стив... ну, он в качестве интерьера. Почему тебе? - Ос наконец-то поворачивается к девушке всем телом, снова невзначай касаясь повязки. - Твоя сила, твоя невинность в плане ее использования, она не может не привлекать. Особенно сила. Наши почти похожи. Совсем чуть-чуть,  Мишель, но похожи.  Прислушайся.
Линдерманн улыбается и двигается ближе к Стаффорд. Кладет руку ей на щеку аккуратно и даже нежно, чтобы не отпугнуть. На губах расплывается улыбка чуть добрая, успокаивающая. Такая, которой невозможно не поверить, увидев ее впервые в жизни. Туз смотрит ей прямо в глаза, будто глядя в душу. Заставляет в голове Мишель возникнуть голос Стива. Не громкий, но отдающий паникой. Голос кричит, что их настигли МИ5 и что пора убираться отсюда. Рука, лежащая на щеке, не дает повернуть голову и проверить так ли это. Молчит ли Стив? Или это конец их приключению? Олдос аккуратен и добр. Он выискивает самый слабый ее страх и пускает, слово личинку празита, ей в мозг. Правда то, что силу этого страха он увеличивает до не плохой такой паники совсем другая история.
Все прекращается мгновенное, в отличие от того, как начиналось. Страхи исчезают, а голос замолкает.
- Что же,  поиграйте со мной, миледи.

офтоп

Когда-нибудь я напишу хоть один годный пост, но это уже другая история.

Отредактировано Aldous Lindermann (2014-03-09 03:36:29)

+2

8

Даже за несколько лет отсутствия постоянного общения с Олдосом, психолог не разучился чувствовать его силу, пусть даже столь незначительную по сравнению с теми сумасводящими атаками, которыми друг щедро оградил его за эти дни. Конечно, подобное позволяло лучше отслеживать людей, чем обычная слежка, ведь чужой страх почувствуешь и за кирпичной стеной - насколько знал сам Стивен, такие преграды не были помехой Тузу Пик - да мужчина так же понимал, что лучше пусть Олд будет занят "сканированием" местности, чем выносом мозга.
Мишель же отреагировала на удивление спокойнее ожидаемого, и Хаксли был доволен - кажется, они очень вовремя разыскали её. Не забывая посматривать на физиономию Линдерманна, психолог не отметил на ней ни раздражения, ни злости, зато было заметно любопытство. Что же, расклад неплох. Хаксли только хотел раскрыть рот и продолжить, как почувствовал толчок в районе затылка и на автомате недовольно фыркнул, тут же перехватывая полученный пистолет.
"Ну что же, лед начал таять. По крайней мере, уже даже оружие доверил",- подумал Стив, отворачиваясь от заднего сидения, но продолжая наблюдать за Мишель и Олдосом через зеркало заднего вида. Сейчас мужчина мог расслабиться, что он, собственно, и сделал, потому что Линдерманн втянулся в нужный ритм ведения беседы, пусть все равно сейчас продолжит скакать галопом по Европам. Но тут такие методы уже были полезны, и Хаксли это отчетливо понимал. В голове мысли текли стабильно и ровно, означая одно - Линдерманн действительно сконцентрировался на Стаффорд, а значит теперь придется быть внимательным самому Стиву. Психолог скользит взглядом по местности, но, как и прежде, никого нет, что определенно вселяет больше уверенности на благополучный исход этой встречи. Останавливать Олда мужчина не собирался, потому что если Мишель примет их предложение, ей действительно стоит знать, с кем она будет вынуждена иметь дело, если согласится вступить в их скромные ряды. Даже Стивен не мог ей доверять, и с Осом действовали они по наитию, банально даже не зная - будет ли Мишель возвращаться домой одна или нет. Но раз они здесь втроем, значит, все не так плохо, как полагал Хаксли в худших вариантах исхода событий. Вновь оказаться в тюрьме едва сбежав ему не хотелось - вот во что психолог верил на все сто процентов.
Когда Олдос заканчивает свое представление, Стив бросает на них взгляд и говорит, напоминая ненадолго о своем присутствии.
- Покажи ему,- это звучит больше как рекомендация, чем приказ, да и Хаксли не думал о повторном перехвате руля у Линдерманна. Мишель наверняка может столкнуться с проблемой того, что Олдос тот еще крепкий орешек, поэтому ментальные воздействия в его сторону не столь продуктивны, как физические. Психолог задумывается о том, что Линдерманн все же развился в своем недуге, и это беспокоило Арбитра. В первую очередь, как друга, который должен был оказывать поддержку, пусть незаметную для кого другого, чтобы держать стабильность. Только все вышло через задницу, как обычно.
Выждав несколько секунд, Хаксли продолжает:
- Кажется, ты интересовалась, что ты от этого получишь? Что же, в первую очередь, защиту. Не припоминаю случаев, когда мы оставляли наших в беде. Ты мутант, и это рано или поздно создаст проблемы, связанные в отношении окружающих к тебе. Конечно, с заглохшей на середине пути машиной тебе вряд ли помогут. Во-вторых, развитие твоей силы, включая более легкий контроль. Природа твоей силы не так сложна, как может показаться на первый взгляд. В-третьих, мутация не должна быть твоей единственной защитой, к чему мы тоже все стремимся,- психолог замолкает, давая переварить девушке информацию.- А теперь можешь действительно показать свою силу. Ты же совершенствовала её с момента нашей последней встречи?
Улыбается уголками губ и отводит взгляд. Остается надеяться, что теперь демонстрация способности Мишель пройдет гладко и без лишних проблем.

+2

9

Девушка сидела в кабине, развернувшись к Олдосу и прижавшись локтем к сиденью, ей нравился его голос, все такой же тихий и вкрадчивый. Он был похож на зверя, который готовится сделать прыжок. Единственный, но верный.
Мишель еще не догадывалась, что жертва его прыжка  - она.
Стаффорд опускает голову, пряча лицо, она всегда так делала когда была озадачены, предпочитала думать в одиночестве, но сейчас ответы на вопросы мозг выдавал быстрее, чем обычно и она удивленно подняла на него глаза. «Прислушайся? Я не ослышалась? К чему?»
И дальше вроде ничего не изменилось, она все так же сидит, развернувшись к нему, темные волосы спадают на лицо, и он аккуратно дотрагивается до ее щеки, всем своим видом извиняясь за это. Она недоверчиво смотрит на его руку, которая приблизилась к ней, но тут, же поднимается к его глазам и уже не может оторвать взгляда от глаз напротив.
Ее ударило током, от его касаний, таких эмоций она от себя не ожидала, шумно выдохнув, она попыталась отпрянуть от него, но ей почему-то не удавалось это сделать. Его рука была ледяной, как кусок льда, что произошло дальше, Мишель не сразу поняла.
Она слышала голос Стива, отчетливо и громко, он кричал, что за ними следят и это агенты Ми5, сердце бешено колотится, и она пытается повернуться, посмотреть в ту сторону, откуда доносится голос Хаксли, но не в состоянии оторвать взгляда от Олдоса, его глаза были как магниты, как воронка, которая засасывала ее. Голос звучал все звонче, и она шумно втягивала воздух, ощущая, как потеют ладошки. Страх, она испытывала самый настоящий страх. И это было не просто беспокойство, сейчас барометр был на отметке – паника. С каждой секундой он становился все сильнее.
Мишель, она пытается делать, что шепчут ей тихие голоса, которые, то умолкают, то с новой силой твердят ей, нашептывая ее же страхи. Они говорят ей – беги, но тело совершенно ей не подвластно, рука мужчины все так, же трогает ее лицо, но теперь она не ледяная, а теплая, самое приятное ощущение из всех, что она сейчас испытывает. 
Шумно выдыхает и, зажмурив глаза, шепчет – хватит.
В этот момент, она была не в состоянии понять, что Олдос демонстрирует ей свою способность, она была дико испуганной и если бы, не ступор мыслей, девушка давно бы кричала так сильно, что сбежалось бы пол квартала.
Но ведения в голове и голоса замолчали как по щелчку, девушка, пытаясь отдышаться, смотрит в темноту, с ужасом на Олдоса и с вопросами на Хаксли.
Ее словно вывели из транса.
Еще никогда она не испытывала на себе такую силу мутанта и теперь понимала что – черт возьми - это сильная штука.
Она никогда не задумывала, как ощущают себе подопытные, которых подбирал Брайн, но теперь с полной силой могла себе это представить. Страх был сильным оружием, и у этого мутанта он был идеален, она боялась даже себе представить, что будет если он «включит» способность в полную мощь.
В голове мысли сейчас творили что-то невероятное. Они были как удары – бам –бам-бам и так по кругу. Она мысленно на себя закричала и попыталась сосредоточиться, все так же с опаской поглядывая на мутанта, который минуту назад показал ей мини фильм ужасов, с ней в главной роли.
В глазах читалось немое восхищение, она его опасалась, да, но восхищение..  Если бы не темнота, то мужчина, сидящий напротив, увидел бы, как ее глаза сияют от любопытства.
Она все еще с дрожью во всем теле вспоминала Стивена и его руку, когда посетила его в тюрьме, и теперь переводя взгляд от одного к другому, не смогла сдержать улыбки.
- Твоя игрушка мне нравится больше – Мишель улыбается и смотрит на Олдоса, свои мысли и панику она оставила при себе, не жалея вдаваться в подробности того, что испытала от его воздействия. На этом она замолчала, глянула на Стивена, она задумалась и покачала головой. Он все говорил правильно, и то, что петля все сильнее сжимается вокруг, Мишель ощущала давно и сейчас, ощущение становилось еще сильнее. Она отвернулась к окну и решила, что все раздумья она отложит на потом, медленно повернулась сначала к Олдосу, после к Стивену
- У меня отличный тренер – Мишель подумала о том, что ее доктор пока должен оставаться в тени, возможно, после..
- Я больше не теряю сознание – девушка повернулась к Олдосу и тихо проговорила, обращаясь к Стивену – Выйди, оставь нас вдвоем.
Мишель не хотелось затронуть Хаксли своим потоком, и, дождавшись, когда дверца машины хлопнула, подняла руку и забрала волосы на одну сторону.
Он сидел напротив, Мишель расслабилась и лишь улыбнулась уголками губ, сейчас это было куда проще, чем раньше. Она лишь на секунду прикрыла глаза, и ощутила, как ее способность, тоненькой паутиной ползет к мужчине, касаясь его, обволакивая словно туман. Невидимый аромат проникает к нему в мозг, затрагивая нужные рецепторы, и он должен ощущать желание, которое не в состоянии побороть. Девушка наклоняется к нему, касаясь рукой его ладони, проводит по ней ноготками и отстраняется, чуть отодвигаясь. Его глаза напротив и зрачки расширены, учащенное дыхание и она начинает дышать так же часто, как и он. Откидывает локон с лица, и едва шевеля губами
- Сейчас ты хочешь меня – голос немного дрожит, ей нужно контролировать и не переборщить, мысли как заводные скачут, эта встреча ее завела. Она управляет им, заставляя теперь почувствовать не только похоть и влечение, но и страх. Мишель меняет, показывая ему все доступные желания, дергая нужные рычаги, агрессия, страх, влечение, и так по кругу.
Вдоволь насладившись, Мишель откинулась на спинку сиденья и спокойно на него посмотрела, дыхание в норме и она может спокойно говорить, все друг другу все показали, на этом демонстрации можно считать оконченными – приступить к делу, вот что важно сейчас
- Мне нужны гарантии, что никто из моих близких никогда об этом не узнает, я не хочу вмешивать их в свои дела – Мишель с досадой закусила губу, подумав, что если они узнают обо всех ее делах, то будет худо. Простят ли?
–  Я так понимаю ответ «нет» - не принимается?  - девушка многозначительно посмотрела на Олдоса

пост зачтен медной команде. +1

+2


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » В пасти темных улиц


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC