DEUS NOT EXORIOR

Объявление

С 25 апреля проект закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » Let me out.


Let me out.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

6-7 июня 2044 г;;
злачные местечки Лондона + местный подпольный бойцовский клуб для подростков

https://31.media.tumblr.com/420a32f7932f527c64012ae15adcd770/tumblr_n27u23muCX1tsxlwbo1_250.gif

Сбежав из дома и едва реабилитировавшись в руках чуткой и заботливой Элеоноры, юный Харпер только-только начал овладевать своей способностью. К сожалению, куда тяжелее держать под контролем завышенные амбиции юного дарования. И не проходит и полугода, как парень, едва окрепнув, но так и не найдя себе душевного покоя, случайно наткнулся на подпольный бойцовский клуб, где подростки от четырнадцати до семнадцати зарабатывали карманные деньги, набивая друг другу физиономии. Волею случая Харпер встречает там Кристофера, знакомство с которым, в итоге, приведет обоих к самому неожиданному финалу.

Очередность:
Харпер, Кристофер

Отредактировано Harper Gates (2014-03-13 22:13:29)

+2

2

Я - 10 лет назад

http://media-cache-ec0.pinimg.com/736x/f5/29/61/f52961476ac66ef8b51018207ca5d0f8.jpg

"Прежде, чем я стал взрослым самостоятельным человеком, мужчиной, способным постоять за себя и своих близких, я прошел череду непростых испытаний, большая часть из которых выпала на мою участь по причине моего юношеского максимализма и железобетонной уверенности в собственной неуязвимости. Наивный идиот. Не знаю, кем возомнил себя. Я считал себя важнее и сильнее, чем это было на самом деле... Не это ли зовется гордыней? Но, в любом случае, именно она, по всей видимости, привела меня к тому, чтобы стать тем, кем я являюсь сейчас.
Все началось 29 июня - в ночь, когда я тайным образом выбрался из дома Элеоноры, которую отныне считал своей матерью. В который раз мне не спалось по причине непонятной нервозности, возникшей на почве постепенного осознавания, кем я теперь стал. Чувство глубокого одиночества, отрицание со стороны близких мне людей. Я ощущал себя совершенно иначе, но до сих пор не мог найти себе места. Все казалось новым и непонятным, а чувство большой силы, шедшей изнутри, не давало мне покоя. Мне требовалось, словно неуемному уличному бродяжке, куда-то выместить свой гнев на мать с отцом и всех друзей, который отвернулись от меня, выместить все, что накипело за это время. И поэтому я не раздумывал особо долго, когда случайно наткнулся на подпольный бойцовский клуб..."

"- Бей! Бей! Бей!
Рев толпы оглушал, постепенно превращаясь в равномерный фоновый гул - нечто сродни мантре, которая стала музыкой для моих ушей. Я практически подчинился зову зрителей, жаждущих крови и расправы, собираясь нанести своему противнику решающий удар в челюсть - мне даже не пришлось бы напрягаться, он уже был передо мной, как на ладони. Я крепко держал ослабевшего Бруно за воротник рубашки одной рукой, а другой собирался нанести финальный удар. Я тогда был слишком глуп и еще не понимал, что он мог стать последним. Секунды растянулись для меня в вечность. Я смотрел на бедолагу, чье лицо было в крови и синяках, словно он был решением всех моих проблем. Вернее, его проигрыш. Как неуемный выпендрежник, я жаждал самовыражения через показуху, чему неотъемлемо сопутствовало насилие.
- Бей, бей, бей!!
Я практически шагнул в пропасть - еще секунда, и я нанес бы удар, - как вдруг...
- Стой... - его слабый хрип, сорвавшийся с уст, подействовал на меня сильнее ушата ледяной воды, если бы его вдруг вылили на меня в ту же секунду. - Не надо...
Бруно смотрел на меня, словно затравленный зверь. Еще бы. Этот рыжий шестнадцатилетний салага еще совсем ничего не видел в жизни. Ему определенно не хотелось остаток дней копить деньги на новые зубы. И это в лучшем случае.
Немного помедлив, я опустил кулак. По толпе прокатился разочарованный вздох. Кто-то даже выругался вслух. Я же, дабы не усугублять ситуацию и понимая в глубине души, что должен отпустить его, ослабил хватку, а в следующий момент пнул Бруно в грудь ногой. Не так сильно, чтобы сломать парнишке кости, но дабы показать, кто победил. Я отвернулся от него, собираясь выйти из круга. И даже почти покинул этот мини-ринг, как вдруг ощутил сильный удар в спину - словно кто-то приложился со всей дури мне по спине доской. Я даже увидел щепки, на которые она разлетелась от удара о мою спину. Но вот что странно - я не упал. Мне было больно, неприятно, но я практически не пошатнулся. Лишь ощутил внезапный прилив силы. И эта сила требовала выхода. Не контролируя себя, я обернулся и, бросив на осмелевшего Бруно нехороший взгляд, ударил его на отмашь. Честное слово, я не планировал причинить кому-либо такой вред, но... Бруно отлетел от меня на несколько метров, словно его ударила не моя рука, а сбила машина. Глухо свалившись на пол, когда толпа резво разбежалась по сторонам, Бруно затих. Помню, как кто-то подбежал к нему и проверил пульс. Дальше все - как в тумане.
Бруно Сальвадор остался жив, но провел два месяца в больнице. А я в тот день привлек к себе ненужное внимание. И я не слышал, покинув круг, как парочка местных авторитетов пришли к выводу, что меня нужно расколоть, а лучше - слить.
Я стоял у грязной раковины, смывая кровь с кулаков, когда почувствовал на себе чей-то взгляд. Мельком посмотрев на парня, что пристально смотрел на меня неподалеку, я хмуро спросил:
- Чего тебе?
Тогда я и познакомился с Кристофером".

пост зачтен медной команде. +2

Отредактировано Harper Gates (2014-03-14 16:10:43)

+2

3

Что же ты хочешь от больного сознания,
В детстве в голову вбили гвозди люди добрые,
В школе мне в уши и в рот клизму поставили,
Вот получил я полезные, нужные знания.

Внеха

http://s8.uploads.ru/t/7N8Ev.jpg

Чему меня научила школа? – Начал я. — Знаете? Не думали об этом? Я скажу вам, чему она научила меня! Лгать, ненавидеть, бояться, матерится и мысленно убивать каждого в этом поганом месте!
В школе нас не учат нормальной жизни. Нас учат той жизни, которую создали одержимые властью и деньгами люди. Вы не думали, что всё могло быть иначе? Многие не позволяют себе такого «лакомства» — думать об этом. Моя мама любит говорить: «Америка открыта сто лет назад. Не пытайся делать открытий!» Но она говорит это из-за страха, потому что полностью подчинена власти. Соглашается со всем, верит всему и вся. И не она одна такая, почти все взрослые люди такие. Они роботы. Живут, чтобы в конце концов сдохнуть.
Например, я вообще не умею готовить. И я в этом не виноват, потому что меня никто этому не учил. Даже в школе на уроках труда готовить учили девочек. Мальчиков учили делать табуретки. И вам не кажется, что умение готовить еду немного неравноценно умению делать табуретки? Хотеть есть и хотеть сесть — немного разные потребности.
А еще эти праздничные выступления и концерты. Когда мне приходилось участвовать в школьных утренниках и смотрах художественной самодеятельности, посвященных чему бы то ни было и сделанных во что бы то ни стало, я перманентно терзался тремя вопросами. Первый: какой восторженный дебил это все писал? Второй: все эти приглашенные гости — они что, и вправду получают удовольствие от нашего коллективного безумия с подвыванием? Если да, то они извращенцы. И третий, главный: почему мне на этот раз не удалось отвертеться?
И так каждый раз.
Вот почему я самостоятельно читал все, что выходило, посещал театры, публичные лекции, слушал, как объясняет Араго явления поляризации света, восхищался сообщением Жоффруа Сент-Илера о двойной функции внутренней и наружной сонной артерии, питающих одна — лицо, другая мозг. Я был в курсе всей жизни, не отставал от науки, сопоставлял теории Сен-Симона и Фурье, расшифровывал иероглифы, любил, надломив поднятый камешек, порассуждать о геологии. Я мог нарисовать на память бабочку шелкопряда, обнаруживал погрешности против французского языка в словаре Академии, штудировал Пюисегюра и Делеза, воздерживался от всяких утверждений и отрицаний, до чудес и привидений включительно, перелистывал комплекты Монитера и размышлял. Я всегда утверждал, что будущность — в руках школьного учителя, и живо интересовался вопросами воспитания, которых в школе мне не давали. Я требовал, чтобы общество неутомимо трудилось над поднятием своего морального и интеллектуального уровня, над превращением науки в общедоступную ценность, над распространением возвышенных идей, над развитием молодежи. Ведь я опасался, что скудность современных методов преподавания, убожество господствующих взглядов, ограничивающихся признанием двух-трех так называемых классических веков, тиранический догматизм казенных наставников, схоластика и рутина превратят в конце концов наши школы в искусственные рассадники тупоумия.
Я всегда все делал самостоятельно, поэтому, как следствие этого, решил начать рано зарабатывать, чтобы как можно меньше зависеть от родителей и иметь собственный доход. Для меня было унизительным просить у них денег на еду, а после – на выпивку и сигареты. Я разносил газеты, стриг газоны, стоял как идиот на остановках и раздавал рекламные листовки – и все это ради хоть какого-то дохода. Нужно было доказать всем, да даже себе, что я способен на многое, если захочу.
И тут я прознал про некий бойцовский клуб для ребят, желающих подзаработать на физическом превосходстве. Я не боялся ушибов и даже переломов, в свое время немало их отхватил по дурости. Да и я был неплохо развит в этом направлении, был выше многих своих ровесников и имел даже некоторую долю мускулатуры в свои семнадцать лет. Я развивал себя многосторонне.
За три дня я заработал там так нехило, успел даже получить какую-то репутацию. Благо, хорошую, мне это однозначно было на руку. Я даже решил спор между парнями постарше, поразив их постановкой своей речи и убедительными доводами. А уже через две недели мне настолько доверяли, что позволили вести суд на некоторых боях. При возникновении проблем их должен был решать я. Так случилось и сегодня, когда новенький отмутозил Бруно настолько сильно, что все даже перепугались, что тот помрет. Ведь тогда всех засадят в тюрьму для несовершеннолетних. Охуенная будет запись на всю жизнь…ндэ. Старшие позволили мне разрулить конфликт, пустив следом за новичком в туалет. Я пошел следом, встал чуть поодаль, всматриваясь в парнишку. Он был моим ровесником, однозначно. Но что меня поразило больше всего, так это сила его последнего удара, которая и сокрушила в концы Бруно.
- Я тут типа судьи. – Кратко ответил я, продолжая смотреть на парнишку, усевшись при этом на край одной из раковин и скрестив руки на груди. – Ты привлек много внимания к себе. И этот…удар. Последний. Где ты научился так драться?

пост зачтен медной команде. +1

Отредактировано Christopher Alan Stewart (2014-03-14 17:30:52)

+1

4

Судья.
Я едва заметно усмехнулся, выключив воду. Судья, значит. Судья Дредд. Все-таки взглянув на паренька, я уперся руками в раковину. Мне не хотелось подбирать нужные слова, словно я был на исповеди у сельского падре. Конечно, если бы у этого типа не было определенной, скажем так, власти в бойцовском клубе, я бы вообще послал его далеко и надолго. Потому что был дерзким засранцем. Потому что не хотел отчитываться перед первым встречным.
Но я здесь был чужаком, "фиш мэн", как они называют это. И любое мое неудачно сказанное слово может повлечь за собой самые неприятные последствия. С другой стороны, я не собирался подстраиваться и прогибаться под всех и вся. И потому обычно занимал достаточно удобную промежуточную позицию - эдакую золотую середину. И слушать готов, на некоторый контакт идти, но ломаться и сгибаться - нет, это не по адресу. С этим - к кому-нибудь другому, пожалуйста.
- Нераскрытый потенциал, - отозвался я на вопрос про "драться". А что еще я мог ему ответить? Что я - новоиспеченный мутант, внимание к которым последнее время и так больше положенного? И не сказать, что большинство приняло новую "касту" с распростертыми объятиями.
Отлепившись от раковины, я повернулся к судье и добавил:
- Слушай, мне не нужны проблемы. Я дал ему шанс остаться с минимальным набором зубов. И этот тип знал, на что шел. А то, что решил вытворить этот рыжик - сугубо его личное дело. Я защищался, а в такие минуты самообороны, сам знаешь, сложно контролировать и удар, и его силу. - Я мельком оглядел свои разбитые запястья. Надо же, я думал, все будет куда печальнее. А тут - едва заметные ссадины. Откуда же тогда столько крови было? Ох, Бруно, Бруно... - И к тому же, если мне не изменяет память, доски и прочий инвентарь запрещен в боях. Так откуда же она взялась там, эта доска? - я внимательно посмотрел на судью, изучая его взглядом. - И кто допустил, чтобы Бруно врезал мне ею со всей дури да по спине? Удар в спину, вроде, совсем не джентльменский прием.
Хотя, какие уж там джентльменские замашки - в этом подпольном клубе малолетних отступников? Да и я далеко не идеал в этом плане. Как раз наоборот. Но все же я считал, что доля праведного возмущения в моих речах была.
- Меня Харпер зовут, кстати.
Хрен знает, зачем я представился ему. Но раз так уж получилось, то решил добавить:
- И я не буду доставлять проблем, уверяю тебя.
К сожалению, тогда я еще не подозревал, что моя судьба уже была решена - и без моего на то желания. Знай я в тот момент, как все захотят провернуть ребята с ринга, ушел бы в тот же миг прочь - и никогда бы не вернулся обратно.
Но я не знал. И потому приходил туда снова и снова, одерживал победы, оставался практически неуязвимым для ударов - на мне не оставалось ни синяков, ни ссадин - но что я мог поделать? Да, это вызывало вопросы и перешептывания, но...
В общем, я был глуп и потому ходил драться.
Пока не настало шестое июня - день, когда парни решили дать своему заговору ход. День, когда кто-то решил проверить свои догадки и, если они подтвердятся, слить меня.
А слить меня - значит убить.
Да, эти ребята были сугубо против мутантов - во всех их вариациях.
Шла седьмая минута моего сражения, когда Алекс - самый главный из всей шайки - сильный и жилистый амиго, - остановил бой и, прогнав того, с кем я бился, вышел в круг.
Я не знал, что этот мерзавец приготовил мне подлянку.  А он вдруг заявил, стянув с себя футболку:
- А теперь давай-ка один на один.
По толпе пронесся "ох". Никто в здравом уме не рисковал биться с Алексом. Ибо он был непобедим. И перекалечил больше народу, чем все мы вместе взятые. Но что мне оставалось делать? Я не догадывался о подставе и потому сказал:
- Легко.
Толпа загудела. Пошел отсчет моего времени.

пост зачтен медной команде. +2

+1

5

Приговор, который вы бросили другим, в конце концов полетит обратно в вашу физиономию и нанесёт ей повреждения.

- Ты выглядишь так, будто продержался двенадцать раундов против цементного блока. – Хмыкнув, заметил Крис, слезая с раковины и обходя парнишку вокруг, становясь при этом ближе к выходу.
- В нашем районе есть правило: ввязался в драку — не думай, упадешь ты или не упадешь на землю, думай, как поступишь, когда опять встанешь на ноги.
Драться можно только одним способом — грязным. Благородством и рыцарством в драке добьешься только одного — очень быстро умрешь. Но никогда не бей в спину, бей ниже пояса, без колебаний пинай лежачего, и тогда, может быть, живой останешься ты. Запомни это. Это не боксерский поединок, здесь нельзя выиграть по очкам.
Грубость — только следствие досады, невозможности выразить гнев словами. Поэтому вместо слов говорят кулаки.
Иногда подростки дерутся без всякой причины и становятся «мы» без всякой причины. Когда подростки становятся «мы», их ещё называют по-другому, «друзья». Только тогда подростки становятся особенными. «Мне кажется, умение драться никак не зависит от того, насколько ты большой. Это зависит от того, насколько много в тебе сконцентрировалось ярости».
- Согласен, в этом ты прав. Доски запрещены и за это Бруно еще заплатит…или уже поплатился. Ты нехило его так ебнул. Но теперь будь настороже, те, что постарше, положили на тебя глаз. И поверь мне, ничего хорошего в этом нет. – Покачав головой, удрученно заметил Стюарт, вспоминая полные решимости лица главных драчунов бойцовского клуба.
- Меня Кристофер зовут. – Уже с легкой улыбкой на губах. – Надеюсь. – Уже серьезно добавил парень, провожая прощальным взглядом победителя. Только вот жаль ему даже стало его. Судьба нелегкая впереди, главное теперь главных уверить в том, что все в порядке и проблема решена.

Спустя время, ребята устроили заговор против Харпа, я честно хотел предупредить его, но он был слишком увлечен боями и зарабатыванием денег. Многие уже стали подозревать, что Харпер мутант. Крису на самом-то деле было пофигу, тем более, что парень он оказался неплохой, очень даже разумный. Если не считать этой мании зарабатывания на драках. В этом смысле они все тут были по-своему больны.
- Я хотел бы вам ударить в зубы, но почему я должен улучшать ваш внешний вид? – Дразнил Кристофер своего соперника, сегодня он был уже в качестве бойца, а не судьи. Деньжата на сиги нужны были позарез.
Кто-кто, а уж Кристофер отлично знал: без удара ногой по яйцам в арсенале самообороны не остается практически ничего. Популярный приемчик с заламыванием руки нападающего за спину смотрится, конечно, эффектно, но в реальной схватке, как правило, не срабатывает. Реальность — это вам не кино. Чем затевать такое без особого шанса на успех, лучше сразу убегать во все лопатки куда подальше. Но Стюарту везло. Он пока побеждал. Но Харпер, конечно же, вел счет.
Внезапно Алекс остановил бой Харпа и вызвал его на специфическую «дуэль». Все охнули, Крис за ними следом. Конец был очевиден. «Твою мать блять, так и не успел предупредить». Драка драками, зарабатывать деньги прикольно, но вот за друга Кристофер готов был идти горой. Потому он подошел поближе к арене, чтобы при случае прийти на помощь к Гейтсу.
- Давай, мордуй его, Харп! – Вот уж чего не ожидали услышать Алекс и его шестерки. Все косо уставились на Криса. Никто здесь не любил мутантов. И огребали даже те, кто был за них или не против их существования в нашем мире.
Судьба ведёт каждого из нас. И есть мир, где все мы связаны воедино и являемся частью великого неведомого нам пламя. Чудо можно встретить повсюду, надо только приглядеться, приглядеться очень внимательно, ибо время и расстояние не то, чем они кажутся нам...
... Что, если каждый из нас уникален, и Вселенная одинаково любит нас всех? Любит так сильно, что искривляет пространство и время, чтобы помочь каждому из нас. И некоторым, повезло стать свидетелями этого.
... Каждая жизнь одинаково важна и всему есть своя причина, всему. Что, если каждый из нас лишь часть сложного плана, который, возможно, мы когда-нибудь сумеем разгадать.
... И придёт день, когда мы выполним то, что было предначертано судьбой. И вознесёмся в небо и соединимся с теми, кого мы так любили. И останемся вместе навечно. Что, если мы станем звёздами?

пост зачтен медной команде. +1

+1

6

Не знаю, куда ведет этот путь... Не знаю, каким путем шел до этого... Право или лево... Да или нет... Нам постоянно приходится выбирать верный путь. Согласие и отказ переплелись в вечной паутине, и я не знаю, какой путь верный.©

Мне был подписан неутешительный приговор - еще до начала этого боя. Сейчас всего лишь начиналась экзекуция, и я уже начал подозревать неладное - самое время для зарождения моей обостренной интуиции, - как вдруг Кристофер спутал все карты.
- Давай, мордуй его, Харп!
Я не знал, почему он крикнул это, зачем решил встать на мою сторону, ведь я все еще был здесь не прижившимся новичком, а он - вполне себе заслуженным судьей, но этот его короткий крик в мою поддержку стал для меня незримой опорой.
Я не забываю того, что сделали ради меня другие люди, какими бы близкими или чужими мы ни были. Я не забываю, на что они пошли и чем пожертвовали, чтобы помочь мне. И даже несмотря на то, что я практически не знал этого парня, но был уверен в одном совершенно точно: будь я на его месте, то поступил бы точно так же.
От Алекса за квартал веет дерьмовщиной, и он даже не пытается скрыть это под своим белозубым оскалом самовлюбленности и напыщенности. Настоящий павлин, который собрал вокруг себя общество доверчивых курочек. Впрочем, свое место он так или иначе заслужил - в этих катакомбах общественности Александр был непобедим.
Но, как это обычно и бывает с сильнейшими мира сего - до поры, до времени.
Я не хотел ничего доказывать - ни здесь, ни в другом месте. Я просто пытался вытрясти из себя гнев и прочий хаос, который мешал мне нормально жить и спать. Но этот парень просто не оставлял мне выбора. Плюс ко всему поддержка Криса стала триггером для моей ни к месту воспалившейся гордости.
- Только... - подал голос Алекс, хитро улыбаясь. - Прежде, чем мы начнем... пожмем друг другу руки. Мы ведь совсем не враги - так почему бы не начать наш дружеский бой?
В гробу я таких друзей видал.
Помедлив немного, я протянул руку в ответ. Но как только рукопожатие свершилось, произошло то, чего я ожидал - мне в лицо полетел кулак Алекса, а сам парень дернул меня на себя, чтобы ускорить рандеву своей конечности с моим лицом.
Хрена с два, белобрысый.
Я вовремя увернул голову в сторону - за секунду до того, как мог произойти удар. И пока Алекс не успел собраться с мыслями, я дернул его за ту же руку, которую он протянул мне, вниз и врезал коленом прямо по его носу.
В толпе пронесся разочаровнный вздох. Но мне было наплевать. Я к этим придуркам в друзья не записывался. Пусть хоть президента Венесуэлы поддерживают, мне все равно.
Но для Алекса этого было мало. Слишком уж силен был их лидер. Не знаю, как, но следующий удар достался мне: вернее, Алекс просто рывком вперед сбил нас обоих на пол. И понеслась возня, в конце которой я оказался прижат к полу, а блондин стал упорно пытаться нанести мне удары. Да, он бил, но никаких повреждений мое лицо не получало. Ни кровинки, ни синяка, ни малейшей ссадины. Словно он обмахивал меня пером из павлиньей жопы, а не лупил, что есть сил.
И кстати о силе.
С каждым новым полученным ударом я чувствовал прилив невероятной энергии. Я ощущал, что сила его удара переходит ко мне и становится моей силой. Да, было больно и неприятно, но с другой стороны...
Раньше мы испытывали с Элеонорой на мне разные виды энергии - в пределах разумного, конечно. Но вот с ударами я еще не разбирался лично. И только сейчас, на этом полу до меня дошло очевидное: эта энергия тоже поглащается моим телом.
Охрененно.
Когда до Алекса дошло, что все его трепыхания идут почем зря, он остановился и, зло дыша, впился в меня взглядом.
- Ах ты, мудазвонище, - хищно процедил он, - мутантский выродок!
Я лишь улыбнулся ему в ответ, а затем, схватив за кофту двумя руками, сбросил с себя, словно пушинку. Приземлившись на пол, Алекс попытался подняться, а когда нам обоим удалось провернуть это - практически одновременно, - он рявкнул:
- Довольно! Схватить эту мразь!
Но никто не рискнул подойти ко мне даже на пару метров. И это еще сильнее разозлило Алекса. И тогда он крикнул теперь уже мне (видимо, оценил тщетность попыток сбить с меня спесь):
- Проваливай отсюда, ублюдок! И если еще раз я увижу тебя здесь - или где-то поблизости, - я клянусь, даже твоя гребанная неуязвимость тебе не поможет! Усёк, сволота?!
Я не удостоил его ответом. Лишь отвернулся и пошел прочь, к выходу. Собственно, мне тут больше и не хотелось оставаться.
Все расступились в стороны, когда я проходил мимо - красная дорожка, епт.
Прощайте, придурки.
Но я рано радовался.
Пройдя квартал, я вдруг встал, как вкопанный. Мне в голову внезапно пришла одна мысль: если они так ненавидят мутантов, то всякий, кто их поддерживает, автоматически попадает под угрозу.
И вот я бегу обратно, очертя голову. Захожу с черного хода, пересекаю несколько коридоров и даже никому не попадаюсь на глаза. Я знаю, где обычно тусуется Крис после боя. И нахожу его там, в раздевалке. Он моет руки, но сразу же открывается от этого занятия, стоит мне появиться на пороге.
- Эй, слушай, ты в... - я пытаюсь перевести дух, чтобы донести до парня мысль, что ему пора валить отсюда, как вдруг кто-то забрасывает в помещение дымовую шашку, а в следующий момент запирает за моей спиной дверь.
Все, допрыгались.

пост зачтен медной команде. +2

+1

7

Время нашего детства коротко. Кажется, только вчера родился, мгновение — и ты уже взрослый. Такова жизнь.
Иногда тебе кажется, что твоя жизнь похожа на долгий сериал, который идёт уже много лет. И вдруг, в какой-то момент, ты понимаешь, что перестаёшь быть главным героем этой истории и вот-вот станешь второстепенным персонажем. В этот момент у тебя несколько выходов: ты можешь смириться с этой участью и расслабиться, можешь на время спрятаться от перипетии этой запутанной истории, а можешь сделать усилие и начать новый сюжет, но сначала реши – хочешь ли ты, чтобы прежний сюжет закончился…
Какая, по-твоему, она — жалкая жизнь? В бедности? В голоде? Ни в коем разе. С гневом, обидной, болью в сердце, с неуважением к родителям, жизнь без обязательств, показуха, притворяться тем, кем не являешься — всё это делает человека жалким.
И этот Алекс…он тоже был жалок, своей ненавистью. Ненависть всегда оправдывает себя реальными или предполагаемыми преступлениями врагов, зверство — ссылками на зверства противника. И тут Крис как христианин, верящий в бессмертную душу, которую можно спасти или погубить, смотрит на вещи совершенно иначе. Если «они» своими грехами губят свои души, значит ли это, что я должен погубить свою? Если «они» нарушают заповеди Божии, значит ли это, что я должен их нарушать? Если «они» предаются ненависти и насилию, значит ли это, что и я должен им предаться? Должен ли я вообще участвовать в этом забеге в ад наперегонки? И главное: кому должен?
Ахиллесова пята насилия в том, что оно — ведущая в пропасть спираль, рождающая именно то, что пытается уничтожить. Вместо того, чтобы уменьшать зло — оно преумножает его. Силой вы можете убить лжеца, но не сможете убить ложь и помочь правде. Вы убьете ненавидящего, но не уничтожите ненависть. Напротив, насилие увеличивает ненависть. И так по кругу…Цепная реакция зла — ненависть, порождающая ненависть и войны, порождающие новые войны — должна быть разомкнута, или иначе мы скатимся в темную пропасть самоуничтожения.
Ах, все бы так считали!
Парнишки с ринга вряд ли это знали, хотя бы малую часть из того, о чем сейчас думал Стюарт. В его голове крутилось множество вариаций развития событий, мысли были словно жернова в мельнице, крутились, крутились…мололи какую-то муку. Но, по сути, получалось одно – Кристоферу теперь не жить. А если он и выживет, то это будет чудом. Защитив мутанта в лице Харпера, он придвинул свою кончину на…лет так сорок-пятьдесят? Он мог бы жить припеваючи, если бы встал как другие на сторону Алекса. Но быть чьей-то шестеркой, тупо следовать приказам и прогибаться  - нет уж, извольте. Успеют это сделать с ними еще в жизни. И уж лучше прогнуться ради куда больше выгоды, чем такая как бойцовский клуб. Здесь тем более лидер не вечен. Меняются частенько. Удивительно еще, что этот Алекс еще так долго держится. Если бы не тупость других, то лидером вполне мог бы стать Гейтс.
Боязнь жизни, боязнь обязанностей и долга, скуки и потрясений! Боязнь жизни заставляет отказываться от ее радостей, чтобы не испытать ее несчастий! Такая трусость Кристофера возмущает, он не может ее простить… Надо жить, жить всем своим существом, жить полной жизнью! Пусть лучше страдания, одни только страдания, чем такое отречение, такое уничтожение в самом себе всего живого и человеческого!
- Хуярь его, даа! Ты можешь, я верю! – Крикнул вновь Крис, когда бой уже начался. Как и следовало ожидать от такой упоротой свиньи как Ал, он поступил нечестно, скрыв под рукопожатием намерение ударить. Трус. Потому что знает, что пойди он в честный поединок – надерут задницу. Больше  всего Стюарта коробило именно это. Несправедливость.
«И вот я думаю: вся моя жизнь — это разрастающийся круговорот пиздеца.»
Особенно это стало очевидно, когда Харпер ушел. Когда он скрылся из виду, все еще долго косо смотрели на Криса. Хмыкнув, пожал лишь плечами и ушел в раздевалку. Он умылся, попытался снять напряжение и понять, где сейчас находится Харпер. Долго ждать не пришлось, он буквально ворвался в помещение, а за ним…дымовая шашка. «Дым от дымовой шашки вредный, так что использовать её можно только на улице и не вдыхать дым. Нда, печаль».
- Ну, все, пиздец! – У них было примерно еще пять секунд, прежде чем дым из шашки начнет валить полным ходом. Крис рванул в сторону запертой двери, со всей силы плечом рубанул по ней, но та не поддалась. Зато плечо теперь нехило так болело, ибо удар был рассчитал не на поражение.
- Харп, толкай! – Крикнул другу, как вдруг попалил дым что есть мочи. Кристоыер закашлялся, рванул теперь к раковине и начал лить воду себе на воротник свитера, чтобы тот размок как можно сильнее. После этого горлышко свитера было натянуто так, чтобы закрыть нос и рот, так будет проще бороться с удушающим дымом.

пост зачтен медной команде. +1

+1

8

офф - при помощи Криса

Я сделал слишком много глупостей, большая часть из которых пришлась на подростковые годы. Все основные синяки, шрамы, уроки я получил именно тогда, когда лишь учился становиться разумным существом. Слишком поздно до меня доходил смысл полученной информации, слишком медленно я реагировал на происходящее. Я был чертовским тугодумом, и это едва не завело меня в могилу. До сих пор не понимаю, как выбрался из всего дерьма, что навалилось на меня.
Но, как ни странно, оно того стоило.
Кристофер сразу же занялся весьма полезной деятельностью, а я решил по делу использовать остатки полученной энергии. В те года я еще был слишком неопытен, слишком слаб и самонадеян. Но уже тогда моя интуиция все же помогала мне ориентироваться в жизни. И благодаря ей и инстинктам, на которые я положился в такой непростой ситуации, мы с Крисом смогли выбраться из этого "могильника". Но это был лишь первый шаг. Все последующие скорей напоминали адскую езду по кочкам да оврагам.
Я еще плохо умел контролировать силу, но сейчас, действую по наитию, мне удалось собрать все "лишнее" со всего тела и направить это в единое место - в кулак, которым я врезал по двери.
Она слетала с верхней петли, что уже было достаточно неплохо.
- Крис! - крикнул я другу, прикрыв рот и нос рукавом. Смочить одежду водой по его примеру я не успел.
Но здесь же я и попался в собственную ловушку. Гордость за выломанную дверь переплелась со злостью на заговорщиков, и в следующий момент, как мы выбрались из уборной, я жаждал лишь одного:
- Я найду этого мудака, - процедил я, быстро идя по коридору вперед. - Я найду его, и он еще триста раз пожалеет о сделанном.
Мы поднялись на первый этаж из подвального помещения, где находились туалеты, и направились прямиком к помещению с мини-ареной. Я потянулся рукой к двери, чтобы открыть ее, но запнулся о шнурок своих кроссовок. Быстро завязав их, я выпрямился и решил продолжить начатое.
- А если этот хрено...- остаток фразы канул в небытии.
Раздался взрыв, прежде чем мы успели войти внутрь. И если бы я открыл дверь на секунду раньше - если бы не чертовы шнурки! - нас бы равномерно размазало по стенам (Криса уж точно, а меня - с небольшой задержкой). Но приоткрытая дверь задержала ударную обжигающую волну, и единственное, что мы смогли сделать - взмахнуть руками, как две куропатки, и отлететь к стене позади нас.
Даже несмотря на то, что я поглотил часть взрыва, меня оглушило - все-таки взрыв был достаточно сильный. Нас с Крисом даже накрыло частью вылетевшего из зала хлама.
Я попытался подняться - но смог сделать это лишь со второго раза. Ноги дрожали и не слушались меня, перед глазами все двоилось, а в ушах стоял дикий гул.
- Крис? - мой голос эхом прокатился в собственной голове.
Шатаясь и спотыкаясь, я хотел откопать из кучи досок и железяк парня, но внезапно потерял равновесие и завалился прямо в зал, где еще недавно проходили бои. Но единственное, что я успел разглядеть перед падением - разрушенное помещение и тела.
Охнув, я все же упал на пол, а затем еле смог повернуться на спину.
Мутный взгляд в потолок, несколько секунд тишины. А затем...
Огненная волна накатила на меня изнутри. Полученная энергия требовала выхода, но я не знал, куда деть подобную мощь, контролировать которую точно мне было не под силу.
И потому единственное, на что меня хватило - ударить обоими кулаками в пол, прямо так, лежа на спине, вскрикнув от жара, который сжигал меня изнутри, заставляя внутренности едва ли не кипеть.
Не знаю, насколько сильным выдался удар. Но когда Крис попытался поднять меня с пола, я едва смог различить его слова:
- Пора сваливать.

пост зачтен медной команде. +2

Отредактировано Harper Gates (2014-03-19 02:58:44)

+1

9

Он давным-давно усвоил основной закон выживания: заставь противника вступить в бой на твоих условиях, ни в коем случае не на его.
«Мне позволено всё, потому что в эту секунду я прекрасно сознаю, что делаю. Я иду на смерть. Я иду не на риск. Я принимаю не бой. Я принимаю смерть. Мне открылась великая истина. Война — это приятие не риска. Это приятие не боя. Наступает час, когда для бойца — это просто-напросто приятие смерти».
Серьезную ошибку совершают родители, уча детей, что бить противника в пах нехорошо. В нежном возрасте слова старших записываются в памяти, порождая идиотские правила, соблюдение которых может стоить жизни в реальном столкновении. Того, кто собрался вас покалечить, нужно калечить раньше, чем он осуществит задуманное. Причем наиболее простыми и доступными способами. Особенно если тот противник вооружен. Бомбами мать твою!
Самым большим шоком после дымовых шашек стал именно взрыв на арене. Кто ж знал что ебанько Алекс настолько ебанько?! Кто знал блять, что у этого чмыря реально граната? «Какой смысл идти в бой, приготовившись умереть? Я не хочу умирать, поэтому я выиграю!». И они выиграют. Любой ценой.
«Нельзя недооценивать своего врага! Смотри, подстраивайся! Бей в полную силу!».
- Харпер, стой! Нужно быть настороже. – Крикнул Стюарт вдогонку другу, пока тот бежал в сторону арены. Время…немного промедление и наступило спасение. Если бы не эта задержка, то было б всем кранты. Налитое тяжестью время накатывает на тебя, как старый запутанный сон. А ты идешь и идешь — будто продираешься сквозь него. От этого времени не скроешься — даже на краю света. Но даже если это так, ты обязан идти туда. Потому что не можешь не идти…
Даже ползти. Нужно идти дальше, выбираться отсюда. Подвальное помещение было заполнено дымом, завалено обломками арматур и прочей строительной бубуйни, которая после смачного бабаха Алекса превратилась в щепки и горы песка и извести вперемешку с металлом.
Бывают ситуации, которые можно пережить только один раз в жизни. Нужны события, которыми отмечен ход времени... События, которых мы ждём, которые переживаем, когда они приходят, и которые мы вспоминаем после. Именно такие события говорят о том, что время движется. Но как предсказать их, эти события, когда твоя жизнь полна неожиданностей? Таким, как сейчас…?
- Хааарпееер! – Позвал, застонав, Кристофер, отскребая свое вялое тело от пола. Это стоило большого труда и сил, терпения, выдержки, чего там еще? Букет в общем.
- Соберись, чувак! Валим! – Собрав волю в кулак, наконец встал, пошатываясь и попер в сторону Гейтса, который тоже валялся на полу. Как показывает опыт, человеческая воля подчас терпит крах. Человек обычно идёт не по тому пути, по какому намеревался идти. Как в данном случае рассуждает европеец? Он думает: «Всё в моей воле, поражение есть случайность». Случайность — это исключение из закона причинно-следственных связей, единственная нецелесообразность, которую может признать свободная воля.
Вот поэтому европейская философия воли несостоятельна без признания фактора «случайности». Случайность — последнее прибежище воли, победа или поражение в игре... Не будь её, европейцы не смогли бы объяснить крушение и поражение воли.
«О чем блять я думаю? Пожалуй, я перечитал прошлой ночью “О пафосе истины” Ницше…или это была книга “Несвоевременные размышления” его творчества?». Стюарт вздохнул, склонился над телом друга и толкнул его в бок.
- Пора сваливать. – Коротко, но ясно. Тело остается не движимо, поэтому Стюарт подхватил Харпа подмышки и стал поднимать его силой. Сам шатался, но чудом только стоял на ногах. Не замечая правда при этом крови, которой были измазаны его лицо, руки и грудина. Его крови. При падении он ударился затылком, потом почесал нос, смахнул пыль с лицо и вот те на – боевой раскрас индейцев Майя готов. А тут еще и всякие ништяки, падающие сверху.
- Бля Харп, давай уже! Я жить хочу. – Хрпилым голосом, уже теряя силы и не зная, выберутся они вапщэ отсюдова аль нет.

пост зачтен медной команде. +1

+1

10

Аманда Хэйл всегда говорила, что я классный. Весь учебный год, что мы встречались - еще до моего побега, был для меня апогеем релакса и саморазложения. Она все делала за меня, во многом помогала и старалась все обставить так, чтобы моя жизнь стала раем на земле. Смышленая юная особа. Хотел бы я сейчас оказаться в том уютном подушечном прошлом, а не валяться, как старый окорок, в груде хлама с единственной мыслью в голове: как бы не выплюнуть свои легкие, которые, кажется, почти сгорели дотла. Это был слишком сильный поток энергии, мне было не под силу справиться с ним на раз-два. И просто чудо, что в тот момент я никому не навредил. И тогда, лежа на полу и тупо пялясь мутным взглядом в потолок, я еще не думал о том, кто вообще устроил этот взрыв и зачем все это было нужно.
Но когда Крис возник рядом и потащил прочь из зала, словно я был свиной бескостной тушей, ко мне вдруг стало возвращаться осознание действительности. И стоило нам обоим покинуть зал "арены", как я вдруг встопорился на месте, словно вкопанный, и вцепился мертвой хваткой в Кристофера. Воздух стал поступать в мою грудную клетку слишком быстро, и от этого у меня закружилась голова, а в следующий момент, не выдержав напряжения и почувствовав тугой комок, подкативший к горлу, я отпустил друга и, шарахнувшись в сторону, да как можно дальше, я согнулся пополам, и меня вырвало прямо под лестницу, которая вела на второй этаж этого старого здания.
Попытавшись отдышаться, я вытер рот рукавом, чувствуя себя просто "на высоте", прямо образцово-показательным подростком, и лишь спустя секунд тридцать обернулся к Крису, выпрямившись и уставившись на него потерянным взглядом. Мне, конечно, стало немного лучше, но в животе по-прежнему вертелась эдакая сумасшедшая карусель "мироздания". Слишком уж велико было ее присутствие внутри меня. Проще говоря, мутило и крутило меня не по-детски.
Показав Крису большой палец и молча кивнув в сторону выхода, я тут же побежал в нужном направлении вслед за ним. Но как только мы выбежали на улицу, то услышали рев сирен: копы и пожарные, вместе со скорой, будут здесь с минуты на минуту.
Валить, валить, срочно валить!
Мы дали дёру к забору, чтобы скрыться с месте взрыва. Не знаю, чего мы так боялись - не мы ведь устроили тот взрыв! Но в наше нелегкое время (особенно то, когда мутантам вообще мало чего доверяли и старались спустить на них всех собак) оказаться главной козлиной отпущения было проще простого. Чихнешь не в том месте - и все, ты уже не простой офисный планктон, а биологический террорист, распространяющий вредоносную заразу в местах массового скопления народа.
Просунувшись между сломанных досок, мы побежали дальше, не собираясь останавливаться. Я даже не замечал усталости и бежал вперед, словно молодой олень, или, скорей, тупой баран, но тут внезапно...

пост зачтен медной команде. +2

+1

11

— Меня избивали в этом переулке. И на этой парковке. И за этой закусочной.
— Вы принципиально не хотели убегать?
— Раз убежишь — и будешь бегать вечно.

Гнездящееся внутри древнее зло всегда будет преследовать нас и никогда не оставит попыток снова вкрасться и овладеть своей главной целью — нашей душой. И лишь мужественная борьба со злом ради удивительной и для многих непонятной цели — чистоты нашего сердца — оправдывают нас перед Богом.
Кристофер упорно верил в это, ровно, как и верил в то, что творит добро, побеждая Его Высочество Злобность в лице Алекса. Крис собрал всю свою боль, и весь остаток своих сил, и всю свою давно утраченную гордость и кинул их на поединок с муками, которые терпел доселе.
- Харп, после всего ада, через который мы прошли, я знаю одно: мы можем положиться друг на друга и достигнуть цели, или погибнуть, если такова цена... Потому что есть вещи, за которые стоит бороться! Я хочу бороться с тобой за равноправие, чтобы тебя и таких, как ты принимали такими, какие вы есть. Мне плевать, что ты мутант, ты по-прежнему мой друг. Просто знай это.
Стюарт говорил все это быстро-быстро, пока Харп проблевывался на лестничной площадке. Зрелище не из приятных, но хотелось все же приободрить друга. Да и после всего пережитого пиздеца хотелось как-то выговориться, что называется в простонародье – выпустить пар. Когда растёшь на улицах, то быстро учишься говорить чуть громче, чем все остальные, если хочешь, чтобы тебя услышали. Ведь на самом деле голос есть у всех, и всегда наступает время, когда нужно кричать, бороться за то, что тебе нужно.
Парни бежали что есть силы куда глаза глядят, лишь бы как можно скорее выбежать из ужасного бойцовского клуба с целью спасти свою юношеские задницы. Вольный, невесомый, как волшебный здешний воздух, напоенный дыханием и ароматом пропитанной солнцем листвы, Крис некоторое время парил на крыльях неведомой ему прежде свободы: какое облегчение — отказаться от борьбы без правил на арене, к которой он вечно себя принуждал, как спокойно на душе, когда проиграл наконец долгую, невообразимо жестокую войну и оказывается, поражение много сладостней, чем битва. Сейчас целью было одно – бежать и наслаждаться этими мгновеньями. Не смотря ни на что, Кристофер не падал духом и искал во всем происходящем свои плюсы. Больше не будет бессмысленного мордобоя, ровно как не будет и денег на пивасик и сиги. Но это уже правда минус. Однако.
Вой полицейских сирен на улице спустил с небес на землю грешную и Стюарт сразу же пришел к выводу, что ни он, ни Харп не горчт желанием быть арестованными. Взрыв однозначно спишут на них, так как наверняка вся дерьмобанда Алекса уже далеко отсюда, в безопасном месте. «Выходит, если побежал, значит, ты уже виноват?». Но копов не переубедить, печальный опыт прошлого ярко выраженно говорил об этом. Ан нет, даже кричал.
Нет надежнее приюта -
Скройся в лес, не пропадешь,
Если продан ты кому-то
С потрохами ни за грош.
«Бег работает, ясно? Я узнал это в очень раннем возрасте. Я убегал от полицейских, от хулиганов, от чувств. У меня отличный инстинкт выживания, без него я бы уже был замучен до смерти в туре для извращенцев». – Убеждал себя Крис, вспоминая предыдущие свои побеги от копов. Ну чо, не в первый и не последний раз. Они с Харпером уже были близки к победе, как вдруг переулок перекрыла выехавшая тачка с мигалками и из машины вывалились два копа с ружьями наготове. Вскрикнув, Стюарт дернул Харпа за рукав и потянул в боковой узкий проулок, куда тачка не сможет проехать. А если копы и ринутся следом, то молодые ребятки все равно будут быстрее. У них тем более костюмы посвободнее, да и нет навешанных на ремне пистолетов с дополнительными магазинами. Минут двадцать кило как минимум. Они прорвутся, они смогут уйти от погони. В конце переулка ждал нелицеприятный сюрприз в виде стальной решетки и мусорки. Не долго думая, Кристофер сиганул на мусорный бак и, оттолкнувшись, перелетел кувырком через забор. Приземлился он правда не очень удачно,  на ногу, неловко подвернув ее под себя. Упал, полетел боков в стену, еще б чуть-чуть и висок ударился бы о стену, но тут Крису снова улыбнулась госпожа Фортуна. Пожалела-таки храброе юношеское сердце.
- Харп, прыгай! – Крикнул другу, чтоб тот поторапливался.

+1

12

Говорят, горная лисица, угодившая в капкан, бывает порой способна отгрызть собственную лапу, чтобы выбраться. Человеку, угодившему в один из множества капканов, щедро расставленных на всяком пути, такой подвиг редко по плечу. Но если не сможешь последовать примеру лисицы, жди охотников, которые придут за твоей шкурой. Они уже в пути.(с)

Мы бежали без остановки. Нам не помешал даже выскочивший словно из ниоткуда полицейский форд, ни копы с оружием, ни вой сирен - а в чем, собственно, нас обоих обвиняли? - Крис вовремя утянул нас в переулок, и мы продолжили марафон, пока вдруг не уткнулись в преграду. Крис первым перелез через забор, но, кажется, слегка повредил ногу. А я затормозил, ни к месту решив позаниматься хрен пойми откуда взявшейся рефлексией на тему "Как же я докатился до жизни такой?". Но с другой стороны, впервые в жизни я чувствовал себя живым. Все окружающие меня детали, звуки, цвета - вдруг стали невероятно четкими и яркими, и с того момента я больше никогда не позволял себе впасть в кому, в которой, как оказалось, жил все это время. Словно проснувшись и сделав первый настоящий вдох, я встряхнулся и лихо преодолел забор. Теперь был мой черед помогать другу, который бросил на съедение волкам всю свою репутацию и безопасность ради малознакомого мутанта. Но неужели у вас не бывало таких моментов в жизни, когда незнакомец становится ближе самых родных людей, которые, как выясняется в конце концов, находятся от вас едва ли не на расстоянии нескольких жизней, плохо представляя, что вы вообще из себя представляете под этой маской семейных отношений.
- Ты как? Сможешь бежать?
А ничего другого нам больше и не оставалось.
Мы преодолели еще пару кварталов, когда ситуация подтвердилась: нам не дадут проходу. Все пути к отступлению были перекрыты. Нас загнали в ловушку, словно мышей. Копы сновали везде и искали двух юнцов, которые только что скрылись с места ужасного преступления. И им было наплевать, что мы вообще были ни при чем. Прошло столько лет, а законы и политиканство остались прежними. Проще говоря, как бы сильно не светились над нами нимбы, мы все равно были в жопе.
- Стой, - я поспешно остановился, схватив Криса за рукав. - Это бесполезно.
Я запыхался меньше, чем мой напарник, но чувствовал себя не многим лучше.
- Они ищут двух паникующих бегущих подростков, блондина и брюнета, - я пытался выразить свою мысль как можно точнее. - Значит, нам нужно сделать все наоборот.
Вот только как?
Оглядевшись по сторонам, я так ничего и не узрел. Ничего полезного.
- Хреновая идея. Бля.
Но тут мне на глаза попался канализационный люк. Кивнув на него Крису, я без лишних слов поднял тяжеленную крышку, словно это была легкая консервная банка. Более интересных предложений все равно не поступило, так что пофиг.
Крис спустился первым, чтобы у меня была возможность вернуть крышку на место - так никто не поймет, куда мы оба делись.
Правда, когда мы спрыгнули с лестницы на пол, то оказались по колено в зловонной жиже.
- Ну охренеть теперь.
Единственным стимулом не бежать обратно наверх были копы, которые так и жаждали схватить нас, во что бы то ни стало. Поэтому - только вперед.
И мы двинулись прямо по грязной воде, то и дело наступая на какой-то мусор. И совсем не подозревали, что впереди окажется проходная труба - та, по которой время от времени, приблизительно раз в десять минут, прогоняют поток воды, который сносит все на своем пути и прочищает пространство трубы.
Но в качестве легкой интриги нас приготовил к этому глухой гул, едва заметно сотрясающий стены огромной трубы и не предвещающий ничего хорошего.

+1

13

Невезучие лишь показывают везучим, что им везет. Если другие невезучи, то, стало быть, ты сам везуч. Люди, к сожалению, слишком поздно осознают, что им везет. Вот, к примеру, Крис и Харп. Вчера их положение было куда лучше, чем сегодня, но они этого не понимали. Сегодня поймут, но уже будет поздно, верно? Люди всегда недовольны тем, что имеют. Подавай им, что было раньше или что есть у соседа.
«Я прекрасно знаю, кто я и что я. Я из тех, кому люди плюют на руки, когда работает, и в тарелку, когда ест. Я из тех, кто глотает шпаги и мрак, сигает из огня в полымя, а моя левая нога не желает добра правой. В одном кармане у меня растет пшеница, в другом – трава, душу свою ношу в носу, а все меня учат чихать. У отца моего только иногда облако набегает на солнце, а мне то дождь льет в миску, то снег валит в кровать. Я из тех, кто вилкой чешется и ножи в землю сажает да растит зубы, потому что ложки у меня не растут, пока я ем…»
- Среди богов наверняка есть парень, который занимается лишь тем, что чинит мне неприятности. – Хрипло смеясь после бега и падения, произнес Кристофер. Он был рад, что Харперу удалось сигануть через забор, да еще и без потерь. Не, ну вот кому уж точно везет, даже со способностью! «Да он ж блять бессмертый!» - осенило Стюарта.
- Ну что, мини Дункан Маклауд, валим дальше! – Прихрамывая, Крис побежал вслед за другом вперед. Теперь вся надежда была только на него и его ориентирование на местности, ибо сам Крис был сейчас несколько сбит с толку после удара о землю. Внезапно, Гейтс остановил его. Его доводы были верны, и Крис не мог не согласиться с идеей.
Жизнь состоит из мгновений, а мгновения изменчивы, так же, как мысли, они бывают хороши и плохи. И хотя человеку, наверное, свойственно на чём-то зацикливаться, всё же бессмысленно останавливаться на какой-то идее слишком надолго. Идеи приходят и уходят, подобно гостям или ненадёжным друзьям. Вот они здесь, а вот, глядишь, уже ушли. И даже те, что задерживаются надолго, всё равно могут исчезнуть в один миг. Мгновения драгоценны, они быстротечны, но можно столько всего успеть сделать: принять решение, спасти жизнь и даже влюбиться без памяти.
Пока что из последних трех исполнилось лишь первые два: принятие решения и спасение жизни. Влюбиться Крис пока не успел, разве что только восхвалял мысленно того человека, который создал люки в городе.
Но…любое спасение временно.
«Веди меня, небесный отец, по дороге добра и справедливости. Я иду в темноте. Покажи мне свет, и я пойду к нему. Позволь мне найти мир в собственном сердце и спаси меня от врагов. Аминь».
Оказавшись в канализации по колено в дерьме, Стюарт решил было уже вылезти обратно, но там были копы. Желание жить было сильнее желания прогнивать остатки своей никчемной жизни в тюрьме, поэтому, сжав нос, чтобы не чувствовать этой жуткой вони канализации, пошел вперед.
Пшш…пшшш….пш….
Стюарт поднял голову и вгляделся вперед. Впереди была огромная труба и звуки доносились прямо из нее.
- ОХ ТЫ Ж МАТЬ ТВОЮ! – Проорал Кристофер, но это ничуть не помогло ни ему, ни Харперу, до которого уже тоже доперло, что сейчас произойдет. Ребята резко развернулись назад и побежали назад, что есть сил. Но двигаться по колено в воде вперемешку с дерьмом было плохой идеей. Деваться некуда. Поток воды не заставил себя долго ждать и рванул что есть силы из трубы. В тот миг, когда его сбило с ног и закрутило в водовороте воды, он подумал о том, что так Черепашки Ниндзя порой плавали у себя в канализациях. «Я чур Рафаэлло». Крис старался не дышать и не глотать воду, хвала Богам все прекратилось довольно быстро. Пару минут мучений и его вместе с Харпером выплеснуло с горкой на уровень ниже. Еще глубже под землю. Еле встав на ноги, шатаясь, пошел в сторону перекладин, которые помогли бы выбраться чуток повыше, на сухое место. Схватившись за металлический прут, просто тупо вжался в него, не имея сил двигаться дальше. Уткнувшись лбом о холодный ржавый прут, просто стоял. И ждал.
- Хаааарпеееер… - Жутким сиплым голосом позвал друга, чтобы убедиться, что тот еще жив. Даже голову лень было поворачивать.

+1

14

[audio]http://pleer.com/tracks/72295303Aq9[/audio]
Как говорят, любые порывы прекрасны, если они не связаны с канализационной трубой. В случае же с Крисом и Харпером все было как раз наоборот. Были и порывы, и канализация, и поток, который сбил их с ног, словно картонных кукол. И полетели они в этом злачном зловонном водовороте так, что вряд ли понимали, что проносится мимо них. И в таком безутешном состоянии даже не успеешь подумать о возможной гибели - так сильно воротит от запаха и от всего происходящего, что даже до смешного доходит.
Наконец этот аквапарк подошел к концу. Их выбило из трубы на более глубокий уровень, где после приземления Гейтс удачно приложился задницей о какую-то трубу под водой. У него там потом будет синяк, размером со штат Айова, но а пока было не до этого.
Попытка встать на ноги в первые два раза прошла неудачно: сначала он подвернул ногу и завалился обратно в лужу с нечистотами, а во второй раз поскользнулся на чем-то, взобравшись немного выше, и свалился в ту же малоприятную жижу. От этого пареньку вдруг стало так смешно, что он, усевшись на торчащую из воды трубу, заржал в голос, как больной конь.
- Это пи-и-изде-е-е-е-ец, - протянул Харпер, не в силах прекратить ржать. Это был во истину заразительный смех, являющийся частично защитной реакцией от всего пережитого.
И когда они все же просмеялись, Гейтс сделал глубокий вдох, выдох, тут же пожалел о содеянном, но, постепенно адаптируясь к окружению, даже нашел в этом некий философский смысл.
Вот и опустился же ты, парниша. Как ты докатился до жизни такой?
Как, как.
По трубе с потоком говна и помой, как.
- Че делать-то будем? - спросил Харпер, наконец-то выбравшись из воды (впрочем, это и водой-то назвать язык не поворачивается).
Вокруг них было достаточно просторное канализационное... эээ... помещение, вот только чтобы выбраться через люк наверху, нужно как минимум уметь летать.
Но тут Гейтс проследил взглядом за прутьями, на которых повис, как груша, Крис, и увидел в другой стороне, но тоже наверху, небольшой люк. И туда вполне смогут пролезть один за одним и Гейтс, и Стюарт.
Кивнув другу на люк, он пожал плечами и полез вслед за Крисом, когда они перевели дух и смогли двигаться дальше. Иного выбора у них вроде вообще не было, так что...
Путь по люку выдался не менее приятным, чем все их канализационное путешествие в принципе.
Внутри было скользко, тухло, малоприятно и узко. Но минут за десять они управились (правда, по пути Харпер - победитель по жизни, - зацепился штанами за какой-то крюк, и ему пришлось ужом извернуться - да так, что парниша едва нос не сломал, поскользнувшись единственной ладонью, на которую он опирался, а другой рукой пытался вырвать штаны из "капкана", и завалившись лицом вниз, - и все это, чтобы суметь выбраться из западни). Крис пихнул решетку впереди, которая настолько прогнила, что даже не стала препятствием на пути к цели.
И вот там их обоих ждал сюрприз. Из-за задницы Стюарта впереди Харп не мог разглядеть, почему его друг и "подельник" замешкался.
- Что там, а? - на всякий случай поинтересовался Гейтс, представив себе дивные картины.
Но кто бы мог подумать, что, выбив решетку, они окажутся перед подземным бомжатником, в котором, как оказалось, будет очень уж много народа.
Хотя, чего им переживать? Среди бомжей парни теперь точно за своих сойдут.

+1

15

Смех «насыщает» не хуже мясных пирожков.
Харпер заливисто захохотал и этот смех — было на тот момент лучшим лекарством. Крис даже подумал над тем, чтобы записать его на диктофон, закольцевать запись и слушать по вечерам, когда делается особенно тошно. Если бы его попросили дать определение счастья, он вспомнил бы про этот хохот. Он — апофеоз, его благословенная награда, дарованный небесами бальзам.
Неврозы являются карикатурами на великие социальные продукты искусства, религии и философии. Истерия представляет собой карикатуру на произведение искусства, невроз навязчивости – карикатуру на религию, паранойяльный бред – карикатурное искажение философской системы.
Крис не знал, что делать им с Харпером дальше. В любом случае, нужно было искать путь наружу, не вечно же торчать в этом дерьмоканале. Когда нервный смех Гейтса прекратился, Крис лишь вяло отцепился от прута, пошатнулся, чуть было снова не грохнулся в говнистую воду, но все же удержался и вылез на перекладину второго уровня.
- Выход. Воздух. Душ. – Процедил сквозь зубы Стюарт. Он даже облизывать их сейчас не мог. Было тошно и противно, Кристофер привык ходить во всем чистом. Не, ну бывало конечно что одежда пачкалась, но настолько….! Нет. Друзья обнаружили решетку и решили пролезть через нее куда-нибудь. Других выходов они как-то не заметили. Не, ну может по дороге дальше что-то и было, но для этого пришлось бы снова идти по колено в говне. Уж лучше по решеткам полазать, извините. Крис попер первым, о чем потом вскоре пожалел. Это не значило, что он бы бросил друга в беде, если б шел позади, но все же увидеть такое…эм…нечто, он не был готов.
- О-оу. – Успел только издать несуразный звук, после чего был взят за шкирдон в прямом смысле этого слова. Та же участь постигла и Харпера.
- Э, э, братцы! Мы свои! – Поторопился заверить волосатых грязных оборванцев Крис, но те были настойчивы в своих стремлениях.
- Во ща Король и решит, свои вы али не. Ясн? Пшол двай! – Получив толчок в спину, Стюарт вынужден был идти вперед, руки ему для верности сцепили меж собой каким-то жгутом. Как в принципе и Харпу.
- Король? Король бомжей что ли? – Ухмыльнувшись, решил съязвить паренек.
- Он самый, епт. Пшол грю! – Снова толчок и Крис даже умолк, шокированный тем, что даже у бомжей есть своя иерархия. Далеко идти не пришлось, после небольшого туннеля вышли на огромную подземную площадь трех уровней. На первом восседал на…э…толчке? Король. Ну уж больно похож был его трон на унитаз, что поделать. Хотя это был и обрубок ванной, или той же раковины. Или гибрид чего-то фарфорового, поверх которой была повешана то ли шкура (что маловероятно, хотя кто знает), то ли чье-то старое тряпье.
- Мы этих пациков подобрали из люка у проходной. О Король, реши, свои иль не те пацики. – С этими словами, Кристофер и Харпер получили каждый по толчку в спину и просто вынуждены были встать на колени после пинка под коленки.
- Глагольте, мелкие воришки! Из какого дистрикта будете? Шпионы, али не? Или хавку пиздить пришли, а?

+1

16

Оказаться в бомжатнике для нас обоих стало не то, чтобы сюрпризом, на как минимум очередным резвым поворотом в этой канализационной истории ночи. Сначала Криса, а затем меня эти гринго вытащили из трубы, словно провинившихся щенят. Конечно, было оплошностью вот так выпираться на чужую территорию, но с другой стороны, кто ж знал? В телепаты я все еще не успел записаться, а все прочие мои таланты не предусматривают владение способностью видеть будущее.
А ведь пригодилось бы.
В любом случае, уже через несколько мгновений наших отбрыкиваний, мы стояли перед самим дерьмокоролем, властелином помойки и
князем нечистот. Он гордо восседал на троне, больше всего напоминал кучу говна в еще большей куче говна. Эдакая лидирующая какашка среди прочих фикалий. И вот эта заросшая вонючая лохматая шуба изрыгнула свое королевское "фи" в наш адрес.
Но если бы я только знал, что лучше не злить зверя - пусть даже такого! Гребанный юношенский максимализм. Как всем подросткам, мне было в кайф показывать свою крутоту, наезжая в ответ на других. Мол, смотрите, какой я крутой и сильный, могу ответить на любой ваш выпад и ни за что не дам себя в обиду! Вот, какой я. Большой, сильный, смелый.
И круглый придурок.
- Вы уж простите, вашество, - сарказм так и сочился из каждого моего слова, им был пропитан и мой взгляд, и каждое движение, пока я стоял на коленях, - но даже несмотря на то, что мы пахнем не лучше ваших оруженосцев, - в тот момент я ехидно надеялся, что эти вонючки хоть немного, но понимают смысл моих слов, - наша одежда выглядит дорогой и не изношенной. А если вы присмотритесь к нам получше, то увидите, что мы в принципе - не уличные создания. Это я к тому, что мы ни в коем случае не посягаем на целостность вашей.... э-э-э... территории. Мы просто хотим выбраться из этой кана.. в общем, отсюда.
"Король" некоторое время внимательно пилил нас обоих взглядом, а затем довольно хрюкнул и произнес:
- Знач так, салаги. Вы мне тут можете долго по ушам ездить - мне по бую ваша хренотень. Да хоть из дольчу и гобану ваше шмотье! Вы одно уясните, тупицы. Вам, поцикам, просто так отсюда не свинтить. Никто не сваливает из нашей территории, так нагло сюда ввалившись.
Я понял, что дело худо. Упрямый попался засранец. Придется драться и бежать. Но одного лишь взгляда хватило, чтобы понять - дубинки этих бомжатников куда сильнее наших кулаков.
- Но...
Ох. Спасибо. О, это спасительное "но"!
-...если вы сделаете кой чего для меня, я, так уж и быть, отпущу ваши костлявые задницы.
Мы с Крисом переглянулись, быстро оценили наши шансы на побег, и таки решили выслушать короля параши. Может, удастся сбежать в процессе выполнения его просьбы. На одно лишь надеюсь: что этот придурок не попросит раздеться и устроить здесь гейские оргии. Лучше уже ногу себе отгрызть и себя этой ногой задушить, чем вот так.
Удостоверившись, что мы готовы слушать, говнокороль начал торжественно вещать:
- Вы вродь крепкие такие поцики, - он прищурился, оценивающе глядя на нас с Крисом. - И цепкие - вон как пихались, как тараканы барахтались, когда вас схватить пытались. Ка-а-а-а-ароче, мне нужны как раз такие, как вы. В фабрике неподалеку отсюда есть подпольные катакомбы - территория Гнилого Фрэнка. Наш главный конкурент, ёпта. И он стащил у меня одну важную вещицу. Она мне принадлежит. Сечете? Хочу ее обратно. Но барыги Гнилого Фрэнка пасут ее день и ночь. И знают каждого из нас в лицо. А вот вас точно не знают. Стащите мне ее - отпущу вас. Смекнули?
Я не сдержался и прыснул.
- А откуда тебе знать, что мы не сбежим, как только выйдем отсюда?
- А вот откуда, - он засмеялся, обнажив всю свою гнилую улыбку, а затем прищурился и щелкнул двумя пальцами.
Надо признаться, я почти ничего не ощутил. Не знаю, как Крис.
- С этого момента у вас есть 3 часа, чтобы стащить то, что принадлежит мне. Стащить и прийти сюда. А коли сбежать надумаете - так сдохнете, как две плешивые собаки. Уяснили?
И тут мне стало не по себе. Наплевав на условности и других бомжей, я вскочил на ноги и заорал:
- Что ты с нами сделал?!
Дерьмо-король заржал, как старый конь.
- Кое-что подкрутил в ваших тельцах, поцыки. Через три часа, если не вернетесь, умрете от внутреннего кровотечения. Не ебу, как это верно называется, но что-то там с тромбом и закупориванием - был тут у нас один медик, но мы его грохнули. Крысой был.
Все бомжи дружно заржали, а я покрылся холодным потом. То, что этот говнобог оказался мутантом - ясно-понятно. А вот что он там намутил с нашей кровью.... бля-я-я-я.... попали, так попали.
Я посмотрел на Криса, не зная, что и сказать. А что еще оставалось?
- Ну че, смазня, согласны?

Отредактировано Harper Gates (2014-03-31 23:29:21)

+1

17

Трон говнокороля Садистов

http://sc.uploads.ru/t/ClN89.jpg

Стоя на коленях, Кристофер рассматривал Короля Бомжей и, в частности, его царский трон в виде унитаза с воткнутыми в него стальными арматурами. Некоторые из них были согнуты на манер мечей или дубин. Прямо как в одноименном сериале «Игра Престолов». Стюарт даже немного завидовал этому чуваку. Сидит себе, в носу ковыряется, велит своим смердам делать то, да сё. «Может свергнуть его» - мелькнула в голове шальная мысль. Но Стюарт немедленно отбросил ее в сторону. Здесь уже все свои…разве что только найти предателя. Но нет, если он и будет королем бомжей, то только со своей личной стаей, в которую будет проходить жесткий отбор. И вообще, будут они с Харпом править вместе, а если что, Гейтс сразу из них дурь вышибет. С потрохами. Заговоревшись идеей, Крис начал подавать знаки другу, но тот уже весь заговнился, так что…шанс был упущен. Никакой тебе дипломатии теперь. Все надежды рухнули.
- Воу воу, палехче. – Возведя глаза к верху, уставился на грязный потолок канализационного помещения, будто ожидая, что огромный кусок арматурины сейчас свалится с неба и раздавит Короля Бомжей вместе с его клопами. «Ах, спасение! Ну где же ты?!».
- Мы не ввалились. Нас потоком говна принесло. Неужели ваш пророк не предсказал появление двух воителей с небес? Мы принесем с собой страх, боль и разочарование, ежели нам не преподнести жертвоприношение.
Стюарт попытался было запугать бомжей. Как никак, они ж неучи, вдруг поверят. Ан нет, Король их был  не промах. Походу жук навозный тот еще. «Ах ты ж хуй сортирный».
- Чо над сделать? – С энтузиазмом вопрошал Кристофер, но ответ не устроил ни его, ни Харпера. Печаль печальная, оба влипли в дерьмище по уши, во всех смыслах этого слова. «Нуебтвоюжмать». Территория какого-то Гнилого Фрэнка, ох, да еще и катакомбы. Не, ну зашибись теперь просто. Теперь снова в дерьмо какое-то идти, выживать. Мало им бойцовского клуба что ли было? «Напомнило печально известные Голодный Игры. Не хватает только слов этого мудилы на унитазе “И пусть удача всегда будет с вами”!».
- Смекнули, давай ближе к делу, пупсик. – Крис вздохнул, на всякий случай делая наклон вбок, дабы избежать возможного шлепка  по башке от одной из шестерок этого жирного хрена. Ничего, пронесло. Король продолжил говорить дальше. И чем больше узнавали ребята, тем меньше им верилось в их спасение.  Особенно после щелчка. Крис ощутил вздутие живота. Что-то было не так, особенно из-за этой едкой ухмылочки Короля Бомжей.
- Шо за уйня? Шинима уйня! – Стюарт с ненавистью уставился на мутанта. Да, это был именно он. И он че-то намудрил с ребятами. Оставалось узнать что именно.
- Ш…што блять? Кишки? Ах ты ж хитрая жопа! – Не удержался Стюарт и таки получил затрещину. Фыркнув, хмуро посмотрел на Харпера. Обмен взглядами, мыслями. Слова здесь были не нужны, чтобы понять - они должны выжить любой ценой.
- Мы согласны. – Ответил сразу за двоих. Один жест короля и ребят отпустили. Чуть ли не с конвоем довели до выхода в другой части залы, куда шла прямая дорога во владения так называемого Гнилого Фрэнка. Калитка со скрипом была заперта вслед за мальчишками, так что остались они наедине с крысами и летучими мышами.
- Ну заебись. Он даже не сказал что искать. Мы экстрасенсы что ли? -  Возмутился вслух Крис. Потом вспомнил, как кто-то шурнул его по карманам джинс. Сунул руку в правый карман и вытащил оттуда потертый говнистый кусок картона, на котором была нарисована крыска. Видимо куском дерьма, вряд ли фломастером или ручкой.
- Вряд ли ему нужна любая крыса. Та чем-то особенна. О, у нее три глаза. Фу бля. – Отшвырнул кусок картона в сторону, вытирая руки о джинсы. А что толку-то. И так все грязно уже. Парни пошли вперед, пока не наткнулись на обрыв. Но обрыб был под наклоном, скажем так, с гладкой поверхностью, так что по ней можно было съехать как с горки.
- Вниииз! – Спрыгнул первым Крис, ибо хотел побыстрее добраться до места назначения. Тик так. Тик так. Крис ощущал, что внутри него происходят перемены. Не к добру. Скорее бы уже Гнилого Фрэнки встретить. После горки шел поворот влево и вправо. Правый был завален камнями, так что выбора в принципе не было. Крис ступил ногой вперед и…в следующую секунду висел вверх тормашками. Вокруг его ноги была обвита веревка, которая вздернула его как мешок с картошкой ввысь.
- Я слишком молод, чтобы умирать! Я еще не трахнулся с Карлитой! – Бац, и веревку кто-то перерезал. Голодранец вышел из-за угла, смахивая скупую мужскую слезу.
- Пацик, ты тронул епт. Ценю ащще, сочту за грех мешать развитию молодого организма. Гнилой Фрэнк против онанистов. Вы кто такие будете? И почему со стороны Короля Садистов идете?
- Он фашист, заворот кишок нам устроил ради трехглазой крысы! Я теперь навеки девственник из-за него,  не успею к Карлите на свиданку! – Всплакнул Кристофер, который вошел в роль несчастной жертвы.
- Ваа! Да та сучка укусила Гнилого Фрэнка и мы ее Бегемотику отдали. Нашему коту королевскому. Но Фрэнк милосерден, он не раз спасал тех, кто пострадал от Великого Садиста. Псс, ребят, за мной.

Отмечено 13.04

Отредактировано Christopher Alan Stewart (2014-04-13 01:21:40)

0


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Прошлое » Let me out.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC