DEUS NOT EXORIOR

Объявление

С 25 апреля проект закрыт.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Закрытые эпизоды » Je sais que tu sais


Je sais que tu sais

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

21 ноября 2054; около 18-00
Небоскреб "Да Винчи", зал для переговоров №14, 35 этаж.

Ориджин приглашает к сотрудничеству. Примерно такой смысл несло в себе официальное письмо на имя Главы Наудай. Скалигер откликнулся на приглашение Легатов, подтвердив встречу. На повестке дня стоял непростой вопрос о временном сотрудничестве против Люпус Риктус. И все бы ничего, и все бы слава богу, если бы не чьи-то острые глаза и вселенская ненависть.

Очередность:
Seagh Seoras
Craine Scaliger
Norin Odair
Cezar Torregrosa
Henri Lefevre
Присутствие Мастера Игры:
да

_________________________________________
Je sais que tu sais - Я знаю, что ты знаешь.(фр.)

+1

2

Небоскреб "Да Винчи"

http://jpegshare.net/images/ab/74/ab745fefce3591e403d7f52102ec1c7b.jpg

Зал для переговоров №14

http://nubb.ru/an_oval_negotiating_table_in_56.jpg

0

3

Слова «Ориджин» и «переговоры» никак не удавалось поставить в одно предложение так, чтобы оно имело смысл.
О дипломатия.
Дело Первого Советника, безбожно перекинутое на Второго, который сопротивлялся всеми силами желанию Крейна приобщить его к тем делам, что имели место быть за пределами наудайских стен.
О дипломатия…
Доброе слово и пистолет всегда лучше просто доброго слова; меня никогда нельзя было убедить трёпом. Не верю я вам, вашим словам и глазам, подписанным договорам и пожатым рукам. Например, потому что рук мы не пожимаем вовсе.
- Добрый вечер, господа.
«Господа?»
Бегло окинув взглядом помещение, Шауг вопросительно покосился на поздоровавшегося Крейна – мне казалось, их должно было быть двое?
Сезар Торрегроса, конечно, и за троих сойдёт при должном упорстве, но всё-таки хотелось придерживаться означенного плана.
А вот и подвох…и, Великий Дух, пусть всё этим и ограничится…
- Мой коллега слегка опаздывает, прошу извинить его за это, тем более что, если мы начнем, а он присоединится чуть позже, ничего страшного не произойдет. Я уполномочен решать вопросы самолично, и, хочу обратить ваше внимание, в правлении "Ориджин" царит полное взаимопонимание и уверенность друг в друге. Так что, прошу, - Легат широким жестом предложил присутствующим занимать места.
Мне казалось, читать мысли – это наша прерогатива.
Шорас пустил Скалигера вперёд, занимая место по правую руку от него, и утыкаясь взглядом в Торрегросу.
Он сначала даже не понял, в чём дело, вглядываясь в сто тысяч раз виденное в газетах лицо, а когда осознал, то удивился, почему это осознание не пришло раньше.
Бросив мимоходом взгляд на Крейна с Норином, он убедился в своей догадке и вновь зашарил взглядом по залу, ища источник проблемы.
Дело шло наперекосяк с самого начала.
Играть на ваших условиях? О нет.
- Я прошу меня простить, мистер Торрегроса, – Шорас, как, пожалуй, наиболее нервничающий из-за кажущийся двухмерной и нарисованной картинки, заговорил первым. – Но присутствие в зале мисс Леррой вносит некоторую…напряжённость, которая, боюсь, может помешать переговорам, – он извиняющееся улыбнулся Пантее. – Мы были бы вам обоим очень признательны, если бы вы вернули нам привычное видение мира...
Люди без аур были игрушечными, ненастоящими и очень, очень, очень непонятными. Ещё более непонятными, чем обычно.
Блокированный ауризм позволил бы лгать веспериан в глаза без боязни быть уличёнными во лжи, и вообще держать перевес на своей стороне.
А позволить этому случиться было никак нельзя.
- ...и перестали блокировать ауры.
В ответ на просьбу Сезар не повел даже бровью, лишь слегка улыбнулся, не выказывая удивления или недовольства, и кивнул Тее. 
- Прошу прощения, господа. Это вынужденные меры, обусловленные скорее суровой необходимостью, чем недоверием к вам. Мисс Леррой является нашим незаменимым помощником, ей мы доверяем безоговорочно, но если ее присутствие вносит какой-то дискомфорт, я готов пойти и на такие жертвы.
Торрегроса повернулся к Тее, та слегка склонила голову и направилась в выходу. В дверях она столкнулась с человеком в маске, несильно сжала его пальцы в знак приветствия, и удалилась. 
Человек прошел через зал, чуть кивнул головой присутствующим, усаживаясь рядом с Сезаром.
- Добрый вечер, господа. Прошу простить меня за задержку. Полагаю, мы можем начать... – он расслабленно откинулся на спинку кресла, закинув ногу на ногу.
Люди. Вы скрываете лица под масками, тела под одеждой, притворяясь, бесконечно притворяясь; ваши глаза и губы говорят разные вещи, вы говорите слишком много и слишком витиевато, пряча подлинные намерения в море слов, топя их там, выплёскивая в лицо слушателям, оставляя их ползать по берегу в поисках истинного смысла. 
Дёрнув уголком губ, подаётся чуть вперёд – на миллиметры, едва заметно.
Да вы что, издеваетесь, да? Издеваетесь?
Всматривается в стену, глядя сквозь ауру.
Это что же, значит, я – выиграл? И все сокровища земного мира – к моим ногам? И повержен мною же придуманный враг?
Закусив губу изнутри, Шорас посмотрел на Крейна – говори. О, клянусь Великим Духом, говори, отвлеки их и меня, эта треклятая тишина наэлектризована так, что сейчас волосы встанут дыбом, или я сейчас сорвусь, жахнув кулаком по столу с застрявшим в горле криком «вы издеваетесь?!»
Но нельзя.
Смотри.
Слушай.
Жди.
Глаза начали болеть от того, как яростно он впивался взглядом в ауру, словно бы желая разодрать её на кусочки вместе с её обладателем.
Лгут глаза – насмешливо-холодные, внимательные, льдисто-голубые.
Лгут губы – искривлённые в вечной усмешке.
Лгут руки – спокойно лежащие на подлокотниках, способные касаться клавиш и сжимать револьвер.
Заныло колено.
Аура не лжёт.
Огненно-холодная аура, идентификатор личности получше сканированной сетчатки и отпечатков пальцев; подпись, которую невозможно подделать.
Казалось, если помахать рукой в воздухе, он – воздух – будет густым и вязким, как кисель.
И ты всё это время…
Поджав губы, смотрит прямо в глаза, в прорези маски.
Всё это время…
Смотрит пять бесконечно долгих секунд. Потом переводит взгляд на Торрегросу, правдоподобно делая вид, что ничего не произошло, не происходит, и не будет происходить.
Всё это время.
Коротко сухо откашлявшись в кулак и порассматривав стол, силясь успокоить участившееся от смешанных чувств дыхание, Шауг поднял абсолютно спокойные глаза на ориджиновцев.
- Итак?..
Как же ты…dyleen mar.
Если ты думаешь, что это сойдёт тебе с рук – ты ошибаешься.

пост зачтен титановой команде. +1

+6

4

С момента становления главой ты потихоньку привыкал читать множество писем. Одни чрезвычайно эмоциональные, другие наоборот - излишне сухие. Если в первые дни ты еще пытался вдумываться в смысл написанного, то уже на следующие сутки ограничивался весьма дежурными фразами. Как бы не ощущала остро твоя душа чужие проблемы, все она вместить не могла. Словом, к пестрым конвертам и листам ты с каждым днем относился все спокойнее и спокойнее. Лишь иногда, со скуки, которая обуревала в часы спокойствия в просторном кабинете, полном света и солнца, ты закрывал дверь на ключ, закидывал ноги на стол и читал все попадавшиеся под руки листки. Иногда в них находил ты нечто забавное и даже смешное, ведь в общем-то для этого и вычитывал рукописные строчки.
А вот в один из хмурых дней поздней осени (которая, как бы, больше походила на зиму) ты натолкнулся на весьма занятную вещицу. Перво-наперво внимание обратил на себя конверт - чем-то от него веяло... не то чужим, не то колко-холодным. Да, ты всегда любил применять ауризм на неживых существах, так как порой пара бумажек может рассказать о человеке больше, чем его собственная изменчивая и непостоянная аура. Этот возникший на пустом месте интерес к загадочному посланию и заставил тебя вскрыть его.
«В связи с последними событиями считаем необходимым довести до вашего сведения, что складывающаяся ситуация ставит под прямой удар не только нас, как расу, но и может коснуться вас...».
Ну, конечно, от чего еще может так нести, как не от писем Ориджина. Мда, ты был не удивлен. Равно как и написанному. А ждал, что там будет сибирская язва, крошечная самодельная бомба... Совсем стало скучным это противостояние. У тебя отчего-то даже настроение поднялось, хотя чему тут было радоваться? Если уж Ориджин взывает к врагам, то радости здесь, воистину, немного.
«Считаем необходимым достичь некоторых соглашений для того, чтобы избежать ненужных противоречий, а, возможно, и жертв».
Идея с переговорами была не просто подозрительна, а очень подозрительна. Хоть и в каждом предложении так и сквозила необязательность согласия, что-то внутри тебя кололо - отказываться нельзя. Иначе поставишь на кон слишком многое, открыто оскалившись в лицо. Да и забери Великий Дух, как говорят люди - кто не рискует, тот не пьет шампанского! Ну и ввиду того, что идти в логово Ориджина (да, всего лишь небоскреб Торрегросы, как ты после узнал) одному тебе не позволят, а Норин, одним из первых узнав о готовящейся затее, прилип как банный лист и всюду ходил следом, пришлось искать компаньона, да и две пары глаз увидят больше, чем одна. Выбор новоназначенного Главы пал на Шораса. Хоть тот и был лишь Вторым Советником, твоим преемником, и ко всяческим переговорам имел косвенное отношение, в силу своего внезапного хорошего настроения ты выбрал именно его. Потом разберешься, почему и зачем сделал это, но сейчас это была истинно прихоть Патриарха. Не поддающаяся логическому объяснению и больше похожая на детское хочу.
В назначенное время, перед этим за несколько часов еще раз созвонившись, ваша троица прибыла к подножию небоскреба. Да, Одеир так и не отлип, не взирая на ехидно брошенное Шаугом «а туда без костюмов не пускают», потому что через два часа исполнитель уже стоял в пиджаке и белой рубашке, словно он так каждый день и ходит, да и не отходил никуда.
Но вообще, надо заметить, хоть и «Да Винчи» переполнен офисами всевозможных фирм, почерк в строительстве и наполнении истинно в духе Apple, и никакие лишние элементы не могли затмить того, что было вложено в само здание. Ты, пожалуй, слишком любишь чувствовать эмоции неживого... Для тебя здесь и каждое стекло в окне - распахнутая книга чувств.
- Добрый вечер, господа.
Игнорируешь недоуменный взгляд Шораса, пытаясь хоть как-то донести до него необходимость играть чужие роли, одевать маски и костюмы. Только так выйдет все хорошо. Однако как бы мы были без подвоха со стороны Ориджина - стоило лишь побыть пару минут в зале для заседаний, столь заботливо уготованном Легатом в единственном лице (все страньше и страньше, их должно было быть двое), как ты резко ощутил себя каким-то неполноценным. Подобным образом себя наверняка чувствуют глухие, когда мир теряет свой объем и становился плоским, ненастрящим, бесчувственным. Глупое и одновременно страшное ощущение собственной беспомощности. Шау в своей привычной манере, граничащей между неприкрытым хамством гопника из подворотни и идеальнейшей вежливостью английского сэра, показал свое отношение к ущемлению способностей и, может быть, в чем-то лично к мисс Леррой, и, слава Великому Духу, был услышан. Ты бросил ему короткий взгляд, едва только мир начинал приобретать свою живость и цветность, всем своим видом пытаясь его урезонить.
Маска. Костюм. Роль.
Ни шага в сторону, иначе завтра вас распнут на крестах, а по городам будет плыть едкий дым от костров, на которых вас будут безжалостно жечь живых.
- Вы говорили об угрозе, господин Торрегроса, но не о прямой угрозе для веспериан. Какое мы имеем ко всему этому отношение? Все же, поясните.
Весьма безразлично ты оглядел человека в маске. И было же в нем что-то, что не позволяло считать его человеком хоть относительно светлой и немного чистой души. Или ты просто не доверяешь тем, кто прячет свое лицо?..

п.с.

простите, несет не по-детски :D

+6

5

Ориджин идёт на переговоры с Наудаем, да ладно?! Вы серьёзно? Что же такого случилось у легатов, что они добровольно готовы просить помощи у ненавистных им веспериан. Когда Норин узнал об этом сомнительном в своей выгоде предложении, то не поверил своим ушам. В принципе, сейчас, когда глава Крейн, то к нему можно было обратиться с такими просьбами, но всё же…
Тут явно за версту веяло подставой. Однако Скалигер не мог отказать, дипломатия, мать её. И тут уж не отговорить. Одеир не мог отпустить друга одного в логово врага. Пусть тот теперь «путеводный свет» для всех веспериан, задача Норина, чтобы этот свет не погас. Их десятилетняя дружба никуда не делась, он слишком хорошо знал, насколько Скалигер любит влезать в опасные для жизни ситуации. Поэтому после вступления в новую должность шефа безопасности главы, работы у Одеира прибавилось выше крыши. И как бы Крейн не ворчал по поводу того, что Норин теперь таскается с ним повсюду, такая уж теперь у него служба, зато новоиспечённый глава целее будет. Да и чего он возмущается, сам назначил, вот теперь пусть терпит, как будто он не знал, что Норин скорее сам под удар полезет, чем оставит друга в беде.
Вообще Скалигер как-то странно реагировал на предстоящие переговоры, радовался что ли. Ни тени тревоги… Хрен его разберёшь. Чему тут казалось бы радоваться, хотя, у Ориджин могло быть, действительно, всё плохо, раз они пошли на мировую с весперианами, что явно льстило самолюбию главы. Но в то же время это могло оказаться умело расставленной ловушкой, и тут надо быть готовым к любому развитию событий. Норин часто слышал в свой адрес, что ведь Ориджин это организация людей, а он человек, и странно, что он так ненавидит представителей своей расы, да ещё большинство близких друзей у него веспериане. Но здесь дело вовсе не в расовой принадлежности или чего-то в этом роде. Неважно какой ты расы, Одеир всегда судил по поступкам. И мутант может оказаться лучше всякого человека, и весперианец, в чём он не раз убеждался за время своей службы в Наудае. В каждой из рас есть свои паршивые овцы, а в людской их за всю историю было более чем достаточно. Он служил Наудаю, разделяя идеи веспериан, веря в то, что землянам многому стоило бы у них поучиться. И отношение к Ориджин это всего лишь политические убеждения. Люди одно, а противоборствующая группировка, постоянно вставляющая палки в колёса Наудаю, это совсем другое. От легатов можно было ожидать чего угодно. И эти переговоры тоже могли оказаться очередным гениальным планом, отвлекающим манёвром. Да, Норин был ещё тот параноик, особенно когда дело казалось безопасности близких людей.
Услышав едкое замечание по поводу костюма, Одеир лишь нахмурился и покачал головой, будто он и сам этого не знал. Тем более под пиджаком так удобно прятать оружие. В его кабинете в шкафу висела парочка запасных костюмов, так что много времени переодевание не заняло. Поверх рубашки он надел кобуру для скрытого ношения и взял из сейфа свою любимую беретту. Накинув пиджак и посмотрев в зеркало, Норин остался доволен, оружия не было видно, но он его и не собирался особо скрывать. Одеир телохранитель в конце концов, ему по статусу положено. Остальное время он посвятил изучению здания и зала переговоров. Интуиция пока молчала, может, правда, это просто очередной пиар ход, что-то вроде видите веспериане мы вам не враги сейчас. И вот это «сейчас» смущало как никогда, потому что неизвестно, что будет потом.
В назначенное время они прибыли к небоскрёбу «Да Винчи». Шауг заметно нервничал, Норина самого не отпускала тревога. Но сейчас он не мог точно сказать предчувствие ли это, или просто осознание того, что они находятся на территории противника, где очень мало возможностей для манёвра. Однако Крейн был на удивление спокоен, похоже, ему действительно нравился тот факт, что Ориджин попросили о встрече.
Всё сразу пошло не по плану, тайный легат опаздывал. Интересно кто же он? Да, сейчас бы Норин всё отдал, чтобы, наконец, увидеть этого человека, словно тень постоянно маячившего рядом с Торрегросой, и абсолютно неуловимого.
Скалигер вёл себя рассудительно, как и подобает главе, и Норин немного успокоился, что ж, если друг осаживает Шауга взглядом и ещё до сих пор не вцепился в глотку Сезару, значит на сегодня у него нет планов накалить обстановку до предела. Обычная беседа двух заклятых друзей. Обычная? Если бы. Похоже, ориджинцы тоже подготовились к этой встрече. Однако лишать веспериан ауризма, это то же, что лишать человека зрения. Норин был уверен, что Торрегросе вряд ли бы понравилось разговаривать с ними с завязанными глазами. Но это был хитрый приём, мутант в человеческой организации, также необычно, как и человек среди веспериан. Одеир лишь усмехнулся про себя, провожая взглядом мисс Леррой. А вот и, похоже, последний участник их встречи. Норин окинул взглядом человека в маске. Ничем особо не примечательный, это мог быть кто угодно. Определить личность не представлялось возможным.
Одеир выдохнул и сосредоточился, итак сейчас они участвовали в событии поистине исторического масштаба. И главное, чтобы это всё не закончилось в духе старого вестерна.

офф

http://s3.uploads.ru/pqRTc.gif

пост зачтен медной команде. +1

Отредактировано Norin Odair (2014-03-20 16:27:58)

+5

6

look

http://jpegshare.net/images/8a/09/8a09fa8818cd0cf0e22efc479369afec.jpg

Почему Сезару вспомнилась коррида? Он не мог четко ответить на поставленный вопрос. Дело скорее всего было в ассоциациях и записях на подкорке. Итак, они выкурили из норы волков — это плюс, но большая часть осталась жива и разбрелась по городам и весям, чтобы резать их паству — это минус. А неприятнее всего было то, что раненная озлобленная тварь опаснее, чем живая и сытая. Опасна непредсказуемостью. Цезарь потер подбородок и пустил бумажный самолетик в стеклянный шкаф. Ход сложный и простой до гениальности. Объединится с врагом, чтобы сломать хребет другому врагу. Просто. А потом предать и союзника, потому что в конечно итоге остаться должен только один. Великий Цезарь встал.
- Я нервничаю? - поинтересовался он у, молча наблюдавшей, Пантеи.
- Да, - ответила та просто.
- Ты это видишь?
- Вижу.
- Значит и веспы увидят, дьявол их дери, - испанец повернулся к препозиту, - Что делать?
Пантеа пожала плечами, отвела глаза к окну, а потом вернулась к Цезарю.
- Подумай о чем-нибудь, что ты не разрешаешь выпускать себе. О том, что похоронил.
Сезар улыбнулся:
- И что?
- Пусть лучше они видят печаль Великого Цезаря, чем неуверенность.
Мадонна, благослови эту женщину! Сезар подошел к Пантее и дотронулся пальцем ее точенного подбородка. Иногда ему казалось, что сложись в жизни все по-другому, и они могли бы быть счастливы. Но, увы, не в этой жизни.
Таким образом весперианцы застали Великого Цезаря в спокойном, даже расслабленном состоянии с четким планом и отсутствием эмоций. Он просто подумал о матери...
- Вы говорили об угрозе, господин Торрегроса, но не о прямой угрозе для веспериан. Какое мы имеем ко всему этому отношение? Все же, поясните.
Сезар встал. По молчаливому договору с Анри, говорить должен был именно он. Легат окинул взглядом собравшихся, отмечая про себя кое-какие мелочи. Скайлигер явно расслаблен и настроен на позитив. Доволен, что мы пришли на поклон? Чувствуешь свое величие? У небритого всклокоченного советника бегают глаза. Нервничает? Боится? Третий... Торрегроса усмехнулся. Вояка и есть вояка. Сезар откашлялся и начал свою речь чисто с хорошо поставленной интонацией, уж кому-кому, а ему опыта было в этом не занимать.
- Начну с того, господа, что я, не кривя душой, рад видеть здесь всех нас за одним переговорным столом. Это вселяет в меня надежду, говорит о том, что раз каждый из нас стремится к решать вопросы мирно — еще не все потеряно. И еще... я гарантирую что из этих стен не выйдет ни одно слово, прослушка исключена.
Сезар обошел стол и встал в его главе, расслаблено, слегка шевеля пальцами, продолжая наблюдать. При достаточно длительной и бурной истории Ориджин Торрегроса очень редко сталкивался с веспами. Поэтому зверь для него был неизведанный и загонять его нужно было крайне осторожно. Байла! Бык на арене.
- А теперь к делу, - Торрегроса сел в кресло, закинул ногу на ногу, показывая, что хозяин здесь все-таки он, - Ориджин разворошили осиное гнездо. С одной стороны это было правильное наше решение, - Сезар легким движением кисти указал сначала на себя, а потом на Анри, -  с другой — оно оказалось не продуманным до конца. Иными словами, мы прищемили волкам хвост, создали прецедент и доказали, что мутанты не так уж и всесильны, как казалось. И разозлили их. Мы уже несколько раз получали угрозы от их главы, не говоря уже о точечных террактах. Некоторые мы успеваем предотвратить, но я не ошибусь, если скажу, что Люпус Риктус активизировались. Они готовятся к войне, в этом мы уверены и наши источники это подтверждают.
Торрегроса на какой-то момент замолчал и пробежал глазами по собравшимся, пытаясь оценить какое впечатление произвели его слова на присутствующих. Веспериане напоминали ему индейских вождей, их пергаментные лица даже не менялись, глаза туманились и невозможно было понять, что за рыбешка гоняет по их дну. Хорошо хоть Анри смог вырваться из своих заседаний. Присутствие молчаливой фигуры в маске придавало Сезару уверенности. А еще он хорошо понимал, что как на него Кенар действует умиротворяюще, так и на этих троих давит на нервы своей маской. Торргероса еле сдержался чтобы не ухмыльнуться в голубые глаза друга.
- Мне неприятно в этом признаваться, но Ориджин не готовы дать полный отпор врагу. К сожалению, у нас пока не достаточно возможностей для того, чтобы развернуть полномасштабную акцию. Да и просто это было бы неразумно. Проблема в том, что говоря о разумности, мы подразумеваем Ориджин и Наудай в большей мере. К волкам, увы, эта характеристика не применима. Итак, - он поднял ладонь, - я подошел к сути проблемы. Ни для кого из вас не секрет, что масштабные террористические акты не выбирают жертв. Наши расы соседствуют — пострадают и люди, и весперианцы, что совершенно естественно, хотя бы исходя из процентного соотношения заселения Земли и Лондона в частности. Надеюсь, никто из здесь присутствующих не хочет крови своих соотечественников. А теперь кульминация собственно...
Сезар встал, зашел за кресло и оперся на спинку:
- Уничтожив нас, они возьмутся за вас. И вам нечего будет им противопоставить.
Торрегроса сощурился и отвел взгляд к окну. Он хотел, чтобы эта фраза как можно лучше укоренилась в мозгах этих неизвестных животных. Осела там, заняла свою нишу и начала разбрасывать метастазы, отравляя жизнь. Он хотел, чтобы веспы заболели этим, он хотел их страха.
- Иными словами, господа, мы предлагаем вам военную коалицию. Мощь и масса Ориджин вкупе со знаниями весперианцев.

пост зачтен титановой команде. +1

+5

7

Черный, как сам черт, Майбах едва успел остановиться у центрального входа в "Да Винчи", как тут же, почти одновременно, распахнулись все двери. Из одной из них выскочил Джек, прикрывая собой салон, окинул округу опытным взглядом телохранителя и, убедившись в безопасности, распахнул дверь, выпуская босса. Лефевр вырвался из бронированного чрева, как птица из клетки и широким шагом направился в здание, окруженный вышколенными псами. Перед распахнувшимся лифтом Джек уверенно оттеснил намеревавшихся было войти вовнутрь нескольких представителей бизнеса:
- Прошу вас дождаться следующего лифта, господа, - если у бизнесменов и вертелись на языке какие-то возражения по этому поводу, то не замедливший ни на секунду шаг Анри их не услышал, входя в сверкающий стеклом и хромом скоростной лифт. Развернувшись и уперевшись спиной в дальнюю стенку, он безучастно взглянул на оставшихся за закрывающимися дверями людей поверх плеч и голов выстроившейся перед ним стены из охраны и в задумчивости прикусил губу. Торпеда рванула ввысь, Кенар устало прикрыл глаза.
В идею коалиции с весперами он до конца не верил. Не верил, что иномирцы пойдут на сотрудничество. Слишком уж разные менталитет и цели. Если только ради того, чтобы заручиться поддержкой в надвигающейся войне, общими усилиями додавить недобитых Волков, загнать мутантов в угол, уничтожить особо несговорчивых и агрессивных, указав, таким образом, остальным, какая участь ждет тех, кто возомнит себя высшим звеном эволюции и опрометчиво попытается занять крайнее звено в пищевой цепи. Их сожрут. Растерзают в назидание остальным, оставив кости сохнуть на солнце мрачным памятником дерзнувшим. "А после можно будет заняться "союзниками"...
Лифт мелодично звякнул на требуемом этаже и маленькая человеческая армия десантировалась в просторном холле. Мановением руки Кенар остановил телохранителей перед входом и вошел в приемную, без промедления направляясь к стилизованному антикварному столу у дверей. Из резного ящичка была извлечена золоченая маска, скрывшая лицо депутата и, как надеялся Анри, его сущность, оставляя на обозрение лишь равнодушный безэмоциональный лик Бауто. Выдохнув, как перед прыжком, Кенар расправил плечи, распахнул двери и с высоко поднятой головой шагнул в зал. "Делайте вашу игру, господа!"
Легкое прикосновение Теи отдалось в руке приятным теплом. Скользнув по ее лицу нежным взглядом, Кенар широкими шагами преодолел расстояние от входа до кресел, усаживаясь рядом с Сезаром:
- Добрый вечер, господа. Прошу простить меня за задержку. Полагаю, мы можем начать..., - Тайный Легат обвел взглядом весперианскую делегацию.
Скалигер - вот кто интересовал его в первую очередь. Самодовольством от главы разило за версту и Кенар презрительно дернул верхней губой, мысленно взывая к спокойствию. Этого следовало ожидать, пусть тешит себя. Француз перевел взгляд левее...
В первые мгновения ему показалось, что он оглушен. Укутал в душный плотный кокон, не пропускающий ни звуков, ни воздуха. Все, что он мог слышать, был оглушающий стук сердца, бьющееся все быстрее по мере того, как приходило осознание надвигающейся катастрофы. Взгляд прямо в глаза, испытывающий, уверенный, полный торжества, не оставлял никаких сомнений. Затылок пронзила боль, будто в него с размаху вонзили раскаленную иглу. "Наверное, так и случается инсульт", - мысль промелькнула совершенно отстраненно, без волнения, просто констатация факта. Анри под прикрытием маски до боли прикусил губу, концентрируясь на привкусе крови на языке. Задыхаясь от внезапной духоты, он переводит взгляд на заговорившего Сезара.
"Говори, старик, говори. Отвлекай, переводи огонь этих мерцающих глаз на себя, как ты делаешь уже десять лет, и дай мне время... время осознать, что это конец. Или нет?"
Запланированная речь вылетела из головы, оттесненная волнением и шоком и Тайный, перехватив взгляд Торрегросы, намеревавшегося передать слово, едва заметно качнул головой и шевельнул пальцами правой руки, ставшей внезапно настолько тяжелой, что, казалось, поднять ее с подлокотника невозможно. Говорить он не будет. Не сейчас. Цезарь поймет. Благо, они знают друг друга достаточно долго, чтобы обходиться без слов.

пост зачтен титановой команде. +2

+6

8

- Я гарантирую что из этих стен не выйдет ни одно слово.
Я надеюсь, хотя бы мы из этих стен выйдем?
Он досчитал до ста. Потом ещё раз. Попытался и ещё, но на третий остановился где-то на пятидесяти шести, потому как Торрегроса окончил свою пламенную речь.
- Готовятся к войне?
После тяжёлого молчания голос звучал непривычно сухо и хрипло, и ему пришлось прочистить горло ещё раз, перед тем как продолжить.
- Война идёт уже пятнадцать лет. Просто сейчас она вошла в более, мм, активную фазу.
Мы стойко дрались за придуманные цели, вырезая врагов и водружая свои изодранные и окровавленные знамёна на захваченные башни до тех пор, пока башен не осталось ровно три, и всё пространство между ними не было усеяно трупами виновных и невинных, а руки всех без исключения не были перемазаны в фиолетовой и алой крови.
И твои тоже, Лефевр. Твои в первую очередь.
- Вы хороший человек, мистер Торрегроса. Без сарказма – хороший. Профессионал своего дела. Вы убедительны…хотя в чём-то прискорбно наивны.
Шорас едва сдерживался, чтобы не расхохотаться Сезару прямо в лицо, то ли от нервов, то ли от торжества, а, может, и от того, и от другого разом.
- Думаете, Наудай держал бы нейтралитет столько времени, если бы не мог себя защитить, обернись какая-то из сторон против него?
Он чувствовал на себе взгляды всех четверых, но не обращал на этом ровным счётом никакого внимания – пусть.
Пусть. Пусть, я дорвался. Я буду говорить, и эту ухмылку с моего лица ничто не сотрёт.
- Жизнь – такая интересная штука.
Задумчиво смотрит в пространство между Сезаром и Анри.
- Никогда не знаешь…никогда ничего не знаешь, собственно.
Шорас положил руки на стол, переплетая пальцы.
Я не верю ни единому вашему слову, и вы не должны верить моим.
- Тебе кажется, ты защищён неприступными стенами со всех четырёх сторон, кажется, что с тобой ничего не может случиться, потому что на твой стороне всё. Информация. Власть. Сила. Мы все считаем себя такими сильными, мистер Торрегроса, что я не устаю этому поражаться. Напрочь забываем о том, что все наши империи столь же устойчивы, как карточный домик.
Криво улыбается.
- Не сочтите это обвинениями в слабости Ориджин.
Крейн, дружище, держу пари, ты сейчас хочешь оторвать мне голову.
Равно как, пожалуй, этого хочет и Лефевр.
Он время от времени поглядывал на ауру, ухмыляясь верности своих догадок и колкости из ниоткуда взявшихся слов, бьющих по Анри хуже пощёчин. При физическом оскорблении можно было хотя бы перехватить руку, сломать её, да что угодно…тут же он был вынужден сидеть и выслушивать.
Придумывай себе эпитафию, дорогой.
- Но раз вы говорите, что кучка мутантов может поставить под угрозу ваше существование…А, ну, хотя, да. Вы правы, – еле заметно усмехнувшись, Шауг вновь встретился взглядом с Лефевром, обращаясь только к нему. – Никогда не недооценивайте своих врагов.
Я говорил тебе об этом? Говорил. А ты не слушал. Тогда, в кровь разбивая твою самодовольную рожу, говорил, пытался вдолбить в твою голову эту простую прописную истину, потому как, возможно, я бы и не стал гоняться за тобой до края земли.
Ты ведь почти добился своего, языкастый чёрт. Уболтал меня, безбожно уболтал, усыпил подозрения на какие-то жалкие секунды, часы, дни…
Кинуть кубики.
Кинуть их и смотреть, как катятся по столу, по раскрытым картам, по планам, испещренным разноцветными стрелками, мимо стаканов с недопитым виски.
Если бы выпал чёт, спустя месяц-другой, может, и полгода, я бы оставил тебя. Отложил твоё дело в долгий ящик и не поднимал бы, пока ты не дал бы весомого повода. Ты обивал мой порог, старательно уводил от себя все возможные и невозможные подозрения, и в итоге почти убедил меня…почти.
Но выпал нечет.
- Но простите за лирическое отступление, – он переглянулся с Крейном.- Ваши условия?

офф

Простите, не удержался  http://s3.uploads.ru/TCYiF.gif Чур язык не отрезать
И Сезар, дружище, прекрати пропускать запятые, штырь тебе в забрало!

пост зачтен титановой команде. +1

Отредактировано Seagh Seoras (2014-03-22 20:30:34)

+6

9

Наверное, скоро нефть и золото обесценятся, а на рынках и в магазинах будут продавать знания за баснословные деньги. Богачи не станут больше коллекционировать монеты и вываливать миллионы на старую марку. Они будут искать по всему миру только знания.
Постепенно, в общем-то, до тебя доходило и без их фальши, для чего подобной организации Наудай. Веспериане владели тем, что людям было неизвестно. У них были свои способы борьбы, свои тактики и возможности. Это выглядело запретным плодом для землян, ибо иномирцы делиться этим не спешили. Они бережно хранили это за своими стеклянными стенами, хоть и внешне хрупкими, но на деле те оказываются прочнее стали. И будут еще долго беречь от глаз тех, кому ни к чему знать тайны вашей расы.
Шауг сегодня явно не в силах был молчать. Хотя, по сути, поступал правильно. Советники правят общиной - Глава лишь неукоснительно следит за их деятельностью. То ли Шорас это так хорошо понимал, то ли был рожден для подобной должности, то ли ему банально рассказали, что теперь пнуть и подвинуть его будет некому, и теперь пользовался правом говорить в неограниченном количестве. При этом стоит заметить, что он совсем не умолкал, выдавая порой вещи, которые можно было ценить двояко.
Великий Дух, Шау! Они не те, с кем можно ходить по лезвию ножа, перебрасываться словами и считать, кто сорвется быстрее. Сейчас они те, кто держит этот нож, и если они его уронят, то на нас.
Ты пытался показать ему взглядом, аурой - выбирай выражения. Иначе навлечешь больше бед, чем их было над весперианами за все пятнадцать лет. Он тычет их носом как нашкодивших котят, пытается выразить в речи, мимике и поведении все отношение к ним. Будь мы в иной ситуации - я бы тебя поддержал. Кому же хоть когда-то был по душе Ориджин, с его скользкими Легатами, которые, даже если их схватить за горло, извиваются подобно змеям и все еще норовят тебя ужалить?
- Ran-cauere Tafod,* - шикнул ты на него негромко. Прости, что мне приходится удерживать твою правду на расстоянии - я бы безо всякого сомнения позволил бы тебе вывалить ее. С врагами сражаются их же оружием.
Ты чуть приподнял голову выше и встретился глазами с Цезарем. Говорят, в земной истории был легендарный император с таким именем, покоривший многие народы. Хочет ли он повторить судьбу своего тезки? Там только один минус - Юлия все равно зарезали свои же.
Не боишься ли ты, Сезар, такой же участи? Не забросают ли камнями тебя твои потомки? Не проклянут ли твой род твои же мать и отец?
- В данном случае их можно понять - звери скалятся, звери защищаются. Вы сами ведь начали против них открытую войну, теперь они будут злы. Вы хотите от нас содействия и поддержки? Вы уже немолоды и достаточно умны, чтобы отвечать за свои поступки.
Ты не сказал ни «да», ни «нет». Просто в некотором роде продолжил то, что говорил Второй Советник, но несколько смягчил, переводя разговор в другое русло, не переставая смотреть в глаза Торрегросе. Но ты смотрел не как сидящий и покорный воле хозяина зала. Ты высокомерно поднимал голову вверх, вглядывался в темные зрачки и знал, что тебе незачем вставать, чтобы быть выше его. Это был вызов, вызов на поединок между двумя львами.
- Наш народ не станет брать в руки оружие, пока не появилась прямая угроза нашему благополучию и безопасности. Мы не станем основываться на ваших словах, ибо что стоят слова? Покажите нам, где веспериане становились неслучайными жертвами мутантов, где гибли сотни наших братьев по их вине, господин Торрегроса, и мы пойдем с вами. Иначе же ваша просьба беспочвенна и абсолютно нам не интересна.
Просьба. Одно такое звучание этого слова было музыкой. Вам даже не надо было унижать Ориджин - он сам почти стоял на коленях. Да и весьма царственная окраска твоих слов никак не ставила вас на одну и ту же ступеньку лестницы. Наудай показывал, что будет только так как они пожелают.
A erre un errei, anuet!
A erre un errei...
_________________________________
* Попридежи язык (веспер.)

п.с.

http://s3.uploads.ru/pqRTc.gif

+5

10

Интересно, долго Легаты взвешивали все за и против, пока не решились на переговоры. Норин сидел за столом рядом с Крейном и наблюдал за происходящим. Ему вряд ли бы кто дал слово, да оно ему и ни к чему, не для этого Одеир присоединился к их маленькой делегации. Его главной задачей было обеспечить безопасность Главы и Советника и пока, вроде, угрозы не было, исключая то, что все они сейчас находятся в логове врага, и это уже по умолчанию самая большая опасность. А разговор, тут и без него хорошо справлялись. Пламенная речь Торрегросы вызывала даже некое подобие уважения, всё-таки оратор он от Бога, ну или откуда там. Ориджин разворошили осиное гнездо, какого они вообще сунулись к Волкам, думали перебить кучку мутантов эсперитовыми пулями, хотя, наверно, имея таких кадров как мисс Леррой, отключающих способности, они явно надеялись на безоговорочную победу. Но Волки они на то и Волки, их было много, это очевидно, потому как в это неспокойное время редкий мутант не озлоблен на весь мир, хм, и иногда даже редкий весперианец. Норин поёжился, вспомнив кровавое воскресение, судный день Наудая, но тут же прогнал эти мысли, нельзя было сейчас отвлекаться, и снова сосредоточил всё внимание на говорящих, продолжая думать о теперешней угрозе от Волков. Озлобленные и потревоженные людьми, пришедшими в их логово с оружием наперевес, мутанты… да, если до этого Волки постоянно устраивали какие-то акции и теракты, то сейчас подбитые и озверевшие от ярости, они будут мстить и мстить пока вдоволь не напьются крови, пока не удовлетворят свою жажду и это будет страшно. Ориджинцы не продумав свою операцию, недооценив Волков, разбудили дремавшего зверя, и теперь он выходит на охоту. Понятно, что Легаты уже начали получать угрозы, и скорее всего, скоро они осуществятся. Вопрос в том, как, конечно? Потому что сейчас мутанты разбиты, рассеяны, и вряд ли у них хватит сил на что-то масштабное. Однако на кого-нибудь из сидящих напротив они явно найдут и время, и силы. Тем более это же мутанты, кто знает, какие способности сосредоточены у Волков. Эта группировка внезапна, никогда не знаешь, что ждать. Они весьма хитры, их тактика террор, их цель заставить людей и веспериан понять, кто хозяин на этой планете, хотя у каждой группировки такая цель, различие лишь в методах. Видимо это и имел в виду Сезар, говоря о неразумности, что Волков вряд ли вот так усадишь за стол переговоров, они мстительны, непредсказуемы, и плевать хотели на всю эту дипломатию. С одной стороны их можно понять. Интересно, что бы делали ориджинцы, если бы их штаб квартиру снесли к чертям, Одеир считал, что явно продумывали бы изощрённые планы мести.
Он снова окинул взглядом Легатов. Человек в маске молчал и, кажется, нервничал, это можно было списать просто на необычность ситуации, всё-таки не каждый день заклятые друзья вот так собираются вместе. Однако тут явно было что-то не то, потому, как и Шауг вёл себя достаточно странно. В его словах так и сквозил неприкрытый сарказм и ирония, это был открытый вызов Легатам. Волновался ли он или его просто напрягала обстановка до такой степени, что хотелось вцепиться в глотку каждому из глав Ориджин, Норин сейчас не мог понять причины. Но его фразы, словно были направлены точно в цель. Он правильно говорил, насчёт того, что Наудай всегда сохранял нейтралитет и, как подозревал Одеир, какие бы условия не предложили Легаты, сейчас тоже останется в стороне, а пока люди и мутанты заняты друг другом, позабывшие о весперианцах, Наудай спокойно будет заниматься своими делами. Такова политика и это самое логичное решение. Одобрял ли это Норин, он пока ещё не решил. Но из всех решений нейтралитет менее хлопотное. Вопрос, конечно, в том, как он потом им всем аукнется, если Волки встанут у порога Наудай хэеса, но, похоже, что Крейн, что Шауг, либо об этом не думали, либо продумали ситуацию намного дальше.
А Шорас всё продолжал бушевать, прямым текстом опуская и Легатов, и Ориджин. Да, дипломатии ему явно сейчас не хватало, но с чего вдруг? Решил добить уже упавших врагов, но зачем? Чтобы показать насколько веспериане сейчас выше их. Норин думал, что Легаты и так это понимали, зачем тыкать этим в лицо, зачем накалять и без того непростую обстановку. Хотя во многом и соглашался с ним, и знал, что эти слова поддерживает Скалигер. И ладно сейчас бы они сидели в одном из залов Наудай хэеса, там, конечно, можно было позволить такие выражения, не опасаясь удара в спину. Но здесь, во «владениях» Торрегросы, когда не знаешь, что ожидает тебя в следующий момент, лучше придержать свою ненависть. Тем более Легаты прекрасно знают, как и кто из присутствующих к ним относится. И, в конце концов, они сюда пришли не для того, чтобы порушить хрупкое равновесие, потому как для этого достаточно было просто продумать то же покушение и свалить всё на Волков. И учитывая нынешнюю ситуацию, все бы поверили в это. Поэтому, Шауг, хватит… не сейчас…
Не даром про них с Крейном говорили, что они буквально читают мысли друг друга, потому что в ту же секунду, как Норин подумал об этом, Глава осадил Шауга и взял слово. Скалигер, в принципе, говорил то же что и Шорас, но более тактично. Одеир до сих пор был удивлён спокойствию Крейна, думая поначалу, что скорее Скалигер будет выплёскивать на Легатов всё то, что он о них думает.
Ну, вот нейтралитет, как и думал Норин. Наудай уходит в сторону, потому как весперианам по сути выгоднее наблюдать за резнёй врагов, чем кому-то из них помогать. Он посмотрел на глав Ориджина, ожидая реакции, и был готов поклясться, что исключительно та самая «разумность» удерживает их сейчас от того, чтобы не пустить им всем по пуле в лоб. Потому что от мёртвых Главы и Советника веспериан проблем будет гораздо больше, чем от живых.

пост зачтен медной команде. +1

Отредактировано Norin Odair (2014-03-24 13:35:10)

+7

11

Анри промолчал. Великий Цезарь даже не предпринял попытки построить предположения на этот счет. Настолько сильно в нем укоренилась мысль, что свои чувства нужно скрывать, что все лишнее он моментально отсекал на корню, помещая в самый дальний ящик сознания. Анализом он займется позже. А дальше заговорил тот самый всклокоченный весп.
Сезар выслушал Шораса внимательно, не перебивая и не меняясь в лице. Полыхнувшую было ярость Легат задавил на корню, вернувшись к беспристрастному созерцанию Что происходит? Это парень ведет себя так, как будто войну уже выиграл и на пьедестале... В другое время, он бы выставил взашей всех троих, возомнивших себя благодетелями. Союз с инопланетным мусором был важен для Оридижн, но не настолько, что терпеть трех зарвавшихся гаденышей. Останавливало Сезара только то, что в этом зале, обстановка внезапно стала душной, плотной и почти осязаемой. Здесь происходило нечто большее, чем дерзкие слова весперианца-пропойцы. Он провоцировал и это Великий Цезарь понимал, как никто. Испанец просто щурился, украдкой рассматривая свои ногти, во время речи Советника.
Что ж, не один он заметил, что Шорас весьма перегибает. Казалось, его коллеги были обескуражены побольше Сезарового. Крейн даже прошипел что-то на их жабьем языке. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять это. Лицо Великого Цезаря на какой-то момент даже посетила улыбка, какая-то благодушная, так обычно улыбаются шкодливым детям. Что ж, может Анри и выбыл из игры, но Явный Легат, на то и Явный, чтобы держать удар. Так было задумано изначально.
- Наш народ не станет брать в руки оружие, пока не появилась прямая угроза нашему благополучию и безопасности. Мы не станем основываться на ваших словах, ибо что стоят слова? Покажите нам, где веспериане становились неслучайными жертвами мутантов, где гибли сотни наших братьев по их вине, господин Торрегроса, и мы пойдем с вами. Иначе же ваша просьба беспочвенна и абсолютно нам не интересна.
Сезар выпрямился и чуть отошел от стола, возвышаясь теперь над всеми, давая понять кто здесь хозяин положения по прежнему, несмотря на гонор гостей. Просьба? Твою ж мать...
- Я правильно понимаю, господа? Вы намерены подождать масштабных жертв среди своего народа, прежде, чем поверите на слово людям?
На слово «люди» Легат сделал особое ударение, но посмотрел при этом не Скалигера, а на Шораса. Пристальный взгляд казался просто мельком, но Великий Цезарь пытался предугадать следующий ход. Что там за мыслишки в твоей голове, пьющая старушка?
Он разжал губы и обратился уже так очевидно в Советнику, что все это должны были понять.
- Вы спрашиваете считаю ли я Наудай слабым звеном? Откровенность за откровенность, Советник. Да, считаю. Иначе, вы бы не вели себя так тихо, памятуя о вашей, увы, почившей планете. История говорит сама за себя. Хотя, кое в чем вы, несомненно правы: нельзя терять бдительность и думать, что обезопасил себя навсегда. Это касается всех нас.
Легат обвел взглядом слушателей, улыбнулся и продолжил:
- Мы охотно верим, что эм... сложные отношения наших организаций затрудняют восприятие нашего предложения, вы ищите подвох. Я бы сам так делал, будь на вашем месте.
Испанец отвел взгляд к окну и впервые за все время на его скуле дернулся желвак. Перенапряжение давало о себе знать. Сезар потер переносицу указательным пальцем левой руки, словно невзначай поиграв кольцом Легата на свету. Нужно заканчивать...
- Условия просты, господа. Для начала ничего сложного. Мы подписываем пакет документов, в котором обе стороны гарантируют военную поддержку друг другу в случае агрессии от Люпус Риктус, создаем совместные тренировочные лагеря и не трогаем друг друга до часа икс. Надеюсь, он и не настанет, и никому из нас не придется пользоваться чужой помощью... Дружеской помощью. Проекты документов перед вами.
Легат указал ладонью на планшеты, лежащие перед каждым собравшимся. Пока весперианцы принимались за чтение, Сезар поймал взгляд Анри. Что-то не так, что-то настолько не так, что не стоит настаивать, пусть катятся... Кенар как-будто кричал об этом. Желвак еще раз дернулся.

пост зачтен титановой команде. +1

Отредактировано Cezar Torregrosa (2014-03-24 20:20:03)

+5

12

Понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя от шока, вынырнуть на поверхность со дна и глотнуть живительного воздуха. Пока Цезарь говорил, Тайный успел привести в порядок мысли и на заговорившего Шораса реагировал уже с искренним изумлением, что, впрочем, не мешало ему медленно закипать. "Ведь ты же не идиот, Шорас! Так что ты творишь сейчас? Вместо того, чтобы изо всех сил делать вид, что я для тебя не более чем некто в маске, ты буквально швыряешь мне в лицо моей же тайной и открыто упиваешься триумфом. Ты же не можешь не понимать, что сейчас не просто дергаешь тигра за усы. Ты разжал пасть голодному дикому зверю, положил в нее голову и ждешь, когда тигр сомкнет зубы! Тебя спасает сейчас лишь то, что ты - делегат. Но едва вы покинете здание, твой статус тут же сменится с парламентера на мертвеца. И ты не можешь этого не понимать..."
Подлокотники кресла до боли впивались в ледяные влажные от напряжения ладони, зубы изнутри сомкнулись на губе, когда внешне спокойный, невозмутимо - холодный человеческий взгляд встретился с весперианским.
- Никогда не недооценивайте своих врагов.
Отлично сказано, mon ennemi.* Помнится, тебе это нравится. "Мне нравится, как ты меня недооцениваешь..." Твои слова. Я запомнил. Я вообще многое помню. Запоминаю, анализирую и делаю выводы. И сейчас могу сделать один. Неутешительный для меня, правда, но и тебе он не поможет. Хочешь знать, как он звучит? Я слишком великодушен и осторожен. Но больше этой ошибки я не совершу. Ты труп, Шорас. Можешь начинать отсчитывать свои последние часы жизни.
Все с той же внешней невозмутимостью Судья перевел взгляд на Скалигера. Ответ не застал его врасплох. Нечто подобное он и ожидал услышать, даже стало скучно от предсказуемости Наудайского Главы.
Когда весперы погрузились в изучение документов, он слегка сменил позу, переплетя пальцы и сложив руки на колене, чуть покачивая ногой и всем своим видом изображая человека, заскучавшего от бесмысленного ожидания и посмотрел на Сезара. Заканчивай, старик. Если и был мизерный шанс на успех, то сейчас это не более, чем химера. Выдохнув, Судья подался вперед и вырвался из объятий кресла:
- Господа, я выслушал доводы всех, благодарю. - Анри мягко шагнул за кресло, неосознанно повторяя позицию Сезара, упираясь в спинке локтями и расслабленно чуть свесив переплетенные холеные кисти рук. - Мне ясна точка зрения всех заинтересованных сторон. В свете вышеизложенного мы не настаиваем на подписании соглашения, но хотим гарантий, что вы по-прежнему будете соблюдать нейтралитет по отношению к каждой из сторон. - в равнодушную спокойную интонацию Судья позволил себе добавить капельку яда. Да, ваше согласие не принципиально, справимся без вас. Главное, не путайтесь под ногами!
Обведя взглядом каждого из присутствующих по очереди, Кенар остановился на Шорасе и улыбнулся под маской. "Прощай, мон ами..." Коротко кивнул головой Торрегросе и вновь занял свое место, снова превратившись в молчаливую статую. До конца встречи он больше не проронил ни слова, не участвуя в дальнейшей беседе, будто совершенно абстрагировался от окружающей действительности. Лишь когда делегация направилась к выходу, чуть наклонил голову в знак прощания.
Тяжелая дверь закрылась за троицей и Кенар медленно поднялся с кресла, снимая маску и поворачиваясь к Цезарю, являя взору друга покрытый испариной лоб, искусанные губы и пунцовое от едва сдерживаемой ярости лицо. Со сдавленным рыком француз со всей дури швырнул маску об стену и тонкая работа венецианских мастеров разлетелась по залу. Лефевр зарычал, задыхаясь от душащей его ярости:
- Сесо... Мне нужен Грин. Я объявляю сезон охоты на веспов. Мне нужен Шорас, вернее, его голова. В рамочке, чтобы я мог повесить ее на стену в своем кабинете!
___________________________
* мой враг (фр.)

+6

13

Он покосился на ауру Крейна – прости.
Прости, я не знаю, что на меня нашло.
Точнее, нет.
Смотрит на Анри.
Очень даже знаю.
- Нейтралитет.
Покончив с вчитыванием в мелкий шрифт бесполезных документов, Шорас лишний раз уверился в заведомой предсказуемости итога этих переговоров: Торрегроса знал, что веспериан не нарушат и без того хрупкий нейтралитет, как знал это и Крейн, и он сам, так что, сегодняшняя встреча была не более чем формальностью. Желанием посмотреть друг другу в глаза.
И вот он – посмотрел.
И ему – посмотрели.
От улыбки Лефевра он вздрогнул. Еле заметно для окружающих, но по коже побежали мурашки, потому как эта улыбка могла значить только одно – я знаю, что ты знаешь.
И я убью тебя.
- Ваше предложение заманчиво. Мы ценим то, что в трудные времена вы обращаетесь за помощью именно к нам, и мы всегда готовы её предоставить. Но на настоящий момент веспериан в целом и Наудай в частности не грозит прямой опасности, и мы склонны продолжать занимать третью, нейтральную сторону в этой войне.
Точнее, ту сторону, что выше двух других; Гильдия, наблюдающая с неба за копошением на земле. Одно движение руки – и ни Ориджин, ни Волков…
Если бы это было так.
Если бы.
Они оказались скорей меж двух огней, чем над ними.
Он замолчал, и хранил напряжённое молчание до последних слов переговорщиков.
Как-то очень необычно было осознавать близость собственной смерти.
Успокоиться было сложно; всё это начисто выбило его из колеи, заставив захлебнуться в неожиданно прорвавшихся наружу эмоциях и чувствах, которые, как оказалось, всё же у него были, и даже могли торжествовать над разумом, что сейчас и происходило.
Ему бы молчать, но откровенная ненависть, перемешанная в диком коктейле с отчаянием и отчаянностью, осознанием собственной правоты, злостью и нервами, не давала закрыть рот и держать на лице маску, подобную лефевровской.
Вы не поверите, но мы тоже – живые.
Его трясло, и огромного труда стоило с максимально доступной в этой ситуации бесстрастностью дождаться конца собрания и степенно покинуть зал следом за Крейном и Норином, не оборачиваясь и не ускоряя шаг.
Когда за ними закрылась дверь, его всё же прорвало.
Он ухватился за Скалигера, чтобы не упасть.
Я спокоен. Спокоен. А, бездна, катись оно всё!..
Шорас с силой сжал плечо Крейна.
- Так…я ростом метр восемьдесят восемь. Плюс тридцать сантиметров. Гроб, пожалуйста, попроще.
Он прижал ладонь к глазам, продолжая цепляться дрожащими побелевшими пальцами за пиджак Главы.
- Жить мне осталось, думаю, пару дней как максимум. Что ж, это всё равно должно было как-нибудь закончиться.
- О чём ты? – Скалигер встряхнул Шауга, вглядываясь в глаза. – Что происходит?
- Лефевр.
Часто дышит, словно после километровой пробежки.
- Анри Лефевр. Тайный Легат – это Анри Лефевр.
Он, кажется, мог повторять это имя бесконечно.
- Депутат Палаты общин…ах ты сука, а…невинная овечка… – он коротко и отчаянно-нервно рассмеялся. – Всё это, блять, время…
- Норин, в машину. И быстро.
Крейн едва ли не волоком вытащил его из здания; Шорас слабо помнил своё перемещение по казавшимся бесконечными коридорам и лестницам, равно как и голос Норина, то ли укорявший, то ли успокаивающий, а может, и то, и другое одновременно.
Резинка, державшаяся натянутой все переговоры, была отпущена и лихо ударила по обоим концам: он чувствовал себя выжатым, как лимон, и с трудом отражал реальность. Пятилетний груз навалился на плечи повышенной тяжестью, и перед глазами нет-нет, да и всплывала фигура в маске.
Наверное, Больше-Не-Тайному Легату впору было бы со злости разбить её о стену, потому что больше она ему не пригодится никогда.
А в том, что Лефевр сейчас был зол, как чёрт, и даже хуже, Шауг не сомневался.
В машине он прижался разгорячённым лбом к стеклу, закрывая глаза, переводя дыхание и продумывая дальнейший план действий.
Из хаэс теперь было не сделать ни шагу; любой выход на улицу грозил обернуться деревянным ящиком два на шестьдесят. В том, что у Ориджин длинные руки, которые рано или поздно до него доберутся – и скорее рано, чем поздно – он не сомневался. Теперь это был лишь вопрос времени. Лефевр не позволит ему остаться в живых и уйти с его тайной.
Значит, нужно предать эту тайну огласке. Как можно более скандальной и широкой.
Dana naarei.*
- Мы должны его похитить.
Не открывая глаз и обращаясь в пространство.
- Заставить во всём признаться. Крейн, мы не можем это так оставить. Нарушим нейтралитет. Прошу.
Я же должен успеть перед смертью сделать хоть что-то хорошее…Если, конечно, похищение человека входит в понятие «хорошее».
- И находиться подле меня вам теперь опасно, – невесело хмыкнув, качает головой. – Я…я сделал всё, что смог.
- Неужели ты думаешь, что мы тебя бросим?
Он поднял голову, сумрачно всматриваясь в лицо Главы.
Ты знаешь, бывают те, кто просто…не достоин.
Но вслух не сказал.
- Отсчёт пошёл, Скай.

_________________________
* букв. «намечающаяся гроза», предчувствие беды

Отредактировано Seagh Seoras (2014-03-25 17:58:09)

+7

14

Эти переговоры изначально были далеки от обычной встречи, а сейчас и вовсе становились всё страннее. Здесь происходило что-то ещё, обстановка накалялась с каждой секундой. Нет, дело было не в конкретных словах обеих сторон, что-то сквозило между строк. Но что? Норин то и дело бросал взгляд на Шауга, который сосредоточил всё своё внимание на человеке в маске. И Второго Советника явно напрягало не то, что тот скрыл своё лицо. Но что же происходит?
Похоже, Легаты изначально понимали, что Наудай сохранит нейтралитет. И даже сейчас Торрегроса своей речью лишь давал понять, кто здесь главный, а не настаивал на подписании договора. Эта встреча нужна была главам вроде как для успокоения. Может, конечно, они и допускали мысль о возможном сотрудничестве, но не это было главной целью переговоров. Ориджинцы лишь хотели убедиться, что веспериане не полезут в их маленькую войнушку с Волками и не встанут на сторону их противника. Потому как все прекрасно понимали, стоило Наудаю оказать поддержку мутантам, и их ярость плюс знания веспериан смели бы Ориджин с лица ОЕГ навсегда. Но Наудай никогда бы не пошёл на сотрудничество ни с одной из группировок. Выгода нейтралитета очевидна, пускай мутанты и люди разрывают друг друга на куски, ослабляя, изматывая. И даже неважно кто из них в итоге победит, главное, что Наудай останется целым и невредимым, в то время пока остальные группировки будут на грани уничтожения.
Поэтому насчёт невмешательства Легаты могут быть спокойны. Веспериане устали от войн на своей планете, теперь пытаются сохранить мир здесь, и пока, как сказал Крейн, ни один весперианец не пострадал в этом противостоянии группировок, Наудаю незачем лезть на рожон. Намного удобнее просто наблюдать. В итоге этой борьбы у них останется только один сильный соперник, а какой, это неважно, главное, что будет только одна группировка, способная нанести удар, пока другая, ослабленная, будет восстанавливаться после потерь. И такой исход более чем приемлем для веспериан.
Человек в маске, наконец, подал голос, выражая, в общем-то, ту самую цель, для которой они здесь и собрались. Пока Шауг и Крейн читали в принципе бесполезный договор, Норин наблюдал за Легатами. Эта встреча, похоже, вымотала их. Оно и понятно, напряжение такое, что воздух ножом можно резать. Однако если до этого человек в маске заметно нервничал, то теперь словно пришёл в себя. Уверенный и спокойный голос, Тайный Легат снова хозяин положения. Будто то, что происходило в этом зале помимо переговоров, наконец, разрешилось. Но что происходило? Что могло выбить из колеи этого человека? Причём не его одного, Шауг явно был как на иголках всё это время.  Окончательное решение, наконец, озвучено. Ну что ж, всё это было достаточно предсказуемо.
Стоило только выйти из зала переговоров, как накатило такое облегчение, что и словами не передать. Желание покинуть поскорее небоскрёб «Да Винчи» усиливалось с каждой секундой. Пора было уходить, хотелось уже сесть в машину и вернуться в хэес. Одеир всё ещё был сосредоточен, ожидая подставы за каждым углом. Нет, успокоиться окончательно он сможет только тогда, когда будет далеко отсюда. Сейчас Норин надеялся лишь на то, что их выпустят из здания. В общем-то, причин для их задержки не было, но кто знает, что у Легатов на уме. Одеиру всё не давало покоя то, что происходило в зале. Норин никак не мог понять, в чём же была причина странного поведения Шауга, он только повернулся к нему, чтобы спросить, как тот изменился в лице и схватился за Крейна.
- Так…я ростом метр восемьдесят восемь. Плюс тридцать сантиметров. Гроб, пожалуйста, попроще…Жить мне осталось, думаю, пару дней как максимум. Что ж, это всё равно должно было как-нибудь закончиться.
А вот теперь Норин окончательно перестал понимать, что происходит.
-  О чём ты? – они с Крейном сказали это практически одновременно.
-  Анри Лефевр. Тайный Легат – это Анри Лефевр.
Одеир даже дар речи потерял на несколько секунд. Ему было знакомо это имя, депутат палаты общин, важная шишка. Всё это время именно он скрывался под маской, и именно он был неуловимой тенью Торрегросы. Уму не постижимо… Тайный Легат был у всех на виду. Хочешь что-то спрятать, положи на видное место и скажи, что это не то, что ищут. Свой человек в правительстве это огромные возможности, поэтому они так тщательно и скрывали его личность. «Твою мать…сукин сын...»
Так вот в чём дело. Шауг узнал его, и, похоже, все эти словесные выпады были направлены конкретно в сторону Лефевра. Ох, друг, что же ты не сдержался. Наудай мог знать личность Легата, но об этом бы не подозревал сам депутат. Теперь же он в курсе, что его тайна раскрыта, а значит, сделает всё, чтобы сохранить свой самый главный секрет. Отсчёт пошёл…
Норин подхватил Шораса под вторую руку и они вместе с Крейном фактически волоком вывели его к машине. Одеир сел за руль, и вскоре они уже направлялись к хэесу. Он не мог подобрать слов, в голове был полный хаос. Случилось невероятное, они теперь знают личность Тайного Легата, вся верхушка Ориджин сейчас как на ладони, но цена этому знанию оказалась слишком высока.
Похитить?! Норин от неожиданности чуть не пропустил нужный поворот. Он сначала подумал, что ему послышалось или это его воображение играет с ним злую шутку. Потому как в голове сейчас творилось чёрте что. Но нет, похоже, Шауг был настроен серьёзно.
-  И находиться подле меня вам теперь опасно. Я…я сделал всё, что смог
-  Шауг, ты в своём уме? – Одеиру, наконец, удалось хоть немного упорядочить мысли. – Мы не отдадим тебя на растерзание, - взгляд на Шораса через зеркало заднего вида. – Наудай своих не бросает и так просто не сдаётся.
Вот тебе и переговоры о возможном сотрудничестве. Никто и предположить не мог, что эта встреча может закончиться вот так. В их руки попала самая ценная информация, успеть бы только ею воспользоваться и спасти жизнь другу. Шауг просит нарушить нейтралитет, да какой к чёрту нейтралитет сейчас?! Очевидно, что и Анри в этот самый момент уже спускает своих цепных псов. Итак, охота началась…
Теперь главное успеть первыми.

+3

15

Осколки маски хрустели под ногами, становясь мелким крошевом, перетираясь в пыль. Лефевр стремительно прошелся по залу, выпуская пар и высвобождая накопившуюся энергию, сжимая кулаки, до боли впиваясь холеными ногтями в ладони. Наткнувшись на испытывающий взгляд Торрегросы он прервал марафон, уперся ладонью в стену и хмуро кивнул, буравя глазами одну точку на стене:
- Все с самого начало пошло наперекосяк. И это начало случилось даже не вчера. Тout est de la merde...* - очередной осколок хрустнул под каблуком громко, как выстрел.
- Объясни все толком! - в голосе Цезаря сквозило едва сдерживаемое раздражение. Анри поднял голову и посмотрел другу в глаза долгим взглядом, будто никак не мог решиться на откровенность:
- Это Шорас. Советник. Чертов Шауг Шорас. - в устах француза имя весперианца звучало, как грязное ругательство, - Этот весп преследует меня уже несколько лет. Он одержим и я для него просто какая-то идея фикс. К черту бы все, его удавалось пускать по ложному следу, но сегодня... Твою мать, его не должно было быть здесь!
Рывком оттолкнувшись от стены, Кенар прошагал к столу и замер над своим креслом, барабаня пальцами по спинке и не сводя голубых глаз с места, за которым только что сидел весперианец.
- Он ведь узнал меня, Сесо.
- Ты уверен?
- Более чем, старик... Более чем. - опустившись в кресло, Кенар достал из выуженного из кармана пиджака портсигара тонкую сигариллу и долго прикуривал от маленького огонька зажигалки. Пальцы от волнения дрожали и не слушались, от частого и глубокого дыхания пламя норовило погаснуть раньше, чем займется табачный лист. Затянувшись наконец, он набрал полные легкие горьковатого дыма настолько поспешно и судорожно, что едва не раскашлялся и, переведя дыхание, откинулся на спинку кресла, закрывая глаза и собираясь с мыслями, - Он сорвался. И зарвался. И он не должен разгуливать по свету с такими знаниями. Ты же понимаешь это, верно?
Полуобернувшись, он покосился на Сезара, выпуская дым через широко раздутые ноздри. Ситуация была просто из ряда вон. Вся легенда, тщательно выстроенная по кирпичику идеальная башня могла рухнуть в одночасье, погребая под собой десятки лет работы. Да что там работы. Сведения о Тайном Легате, теневой фигуре, попавшие в руки Наудай, могли отправить на эшафот его карьеру. А то и его самого. Кенар внезапно осознал, что это небольшое личное дело между ним и Шорасом, которое он привык воспринимать как забавную, иногда раздражающую, но не более, чем досадную, помеху, в какой-то неуловимый момент вылилось в необъявленную войну между ним и всем Наудай. И эта война грозит обернуться настоящими военными действиями. Пушки откалиброваны, заряжены и наведены на цель. У Анри встал ком в горле и возникло стойкое ощущение, что на лбу загорелась точка от лазерного прицела. Страшно тебе, Кенар? Невесть откуда взявшийся в голове ехидный голосок застал француза врасплох. Страшно ли ему от предчувствия надвигающейся катастрофы и краха? Пожалуй... Он не был уверен, можно ли назвать страхом это скребущее в горле ощущение, фантомной болью отдающее куда-то в район солнечного сплетения и завязывающее нутро в тугой узел.
- Теперь ты у меня под колпаком, Кенар! - тон Великого Цезаря не допускал никаких возражений. Впрочем, возражений у Лефевра на данном этапе никаких не было.
_________________________
* Все дерьмо.. (фр.)

+2

16

Несколько лет... Несколько лет?! Сезар почувствовал, как бешено запульсировала жила на виске. Несколько гребанный лет, которые Тайный Легат молчал, явно не принимая очевидную опасность за опасность. Великий Цезарь ушам поверить не мог. Как так вышло, что Анри, перестраховщик в квадрате, политик, юрист так легкомысленно отнесся к их ОБЩЕЙ тайне. Торрегроса в тихом бешенстве наклонился и поднял обломок маски. Ты подставил не только себя, Кенар... Ты подвел под удар меня, наших людей, наше дело и все человечество. Теперь какой-то грязный глумливый весп будет думать, что он всемогущ, что у него есть рычаги давления на Ориджин. Ярость плескалась как горная река, теперь Сезар ясно понимал, что имел в виду этот выпивоха, так откровенно насмехаясь над ними, в их же убежище. Теперь этот весп будет думать, что можно испугать Великого Цезаря...
Кулак непроизвольно сжался, полетела крошка и выступили алые капли крови, Сезар опустил глаза и разжал ладонь, наблюдая, словно отвлеченно со стороны, как уничтожил черепок, не пощадив собственных рук. Первая тяжелая капля собралась на ребре ладони и тяжело полетела вниз, к туфлям испанца. Торрегроса вскинул глаза и вгрызся в лицо друга. Уж прости, старик, но теперь ты вне игры. Я не уверен, что ты сможешь удержать ситуацию под контролем...
- Теперь ты у меня под колпаком, Кенар! - Явный Легат подошел к окну и откинул тяжелую портьеру, осматривая оживленную улицу где-то далеко внизу. Вот сейчас эти ублюдки, где-то там в этой толпе удирают, поджав хвост, у них трясутся поджилки, но искушение слишком велико. Чтобы он сделал, имея шанс заполучить информацию из первых рук?
Желваки заиграли на смуглом, словно выбитом на золотой монете, лице. Похищение и шантаж. А еще смерть Тайного, чтобы обезопасить свой дом и своих людей, пока Ориджин не в курсе ни того ни другого. Так уж вышло, что при наличии приличного количества информации на волков, они практически ничего не знали о Наудай. И теперь расплачивались за это, смердящая гиена ударила, когда этого не ждали...
- Из небоскреба ни шага, пока я тебе этого не разрешу, - отчеканил Сезар. Он отдавал себе отчет, что разговаривает с французом жестко, и скорее всего гордый Лефевр мог и вспылить, но это волновало Великого Цезаря в меньшей степени, чем шанс увидеть крушение собственной армии, которую они подняли из небытия и воссоздали из пепла. Даже лист бумаги может разрушить кирпичную стену. Хрен там! Я этой бумаге кишки на ноги намотаю! Кстати, кишки...
Торрегроса извлек из кармана гаджет.
- Алло? - ему ответил мелодичный, хорошо поставленный голос певицы.
- Грина к нам, детка, и срочно! И вызови Федела. Скажи, что мне все равно где он, потому что сейчас он должен быть здесь. И проследи... никакой паники среди младших, у нас все хорошо.
- А у нас все хорошо?
- Просто делай.
Тея отключилась, а Сезар, вытащив из кармана белоснежный носовой платок, соорудил нечто типа повязки на изрезанную ладонь, и наконец посмотрел в глаза Анри, долго и пронизывающе.
- Я не позволю твоей ошибке все испортить, Кенар. И сделаю все, чтобы они тебя не убили, потому что после всей этой заварухи я тебе лично задницу надеру.
В дверь постучали. Торрегроса уселся в кресло, развалился в нем, извлек из кармана сигару и начал прикуривать.
- Заходи, Грин, - отозвался он, не выпуская из зубов курево, - заходи. Работы много...

+3


Вы здесь » DEUS NOT EXORIOR » Закрытые эпизоды » Je sais que tu sais


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC